За год более 50 тысяч пациентов посещают терапевтическое отделение консультационно-диагностического центра «Вивея»

Разговор с Ларисой Анатольевной Карауловой, заведующей терапевтическим отделением консультативно-диагностического центра «Вивея», врачом-терапевтом, врачом-гастроэнтерологом, отличником здравоохранения РФ.

— На каком счету ваше отделение среди других поликлиник Хабаровска? Если без ложной скромности…

— Без ложной скромности скажу: мы хорошо работаем. Понимаете? Хо-ро-шо! У нас высокая организация труда, все работает как часы, без сбоев. У нас высокая выявляемость заболеваний. У нас не принято отказывать пациентам. Делается большой объем обследований, потому что у нас есть такие возможности. Для того и существует наш консультативно-диагностический центр, чтобы помогать медицинским организациям Хабаровского края.

— Полный комплект терапевтов — это сколько?

— В нашем отделении 14 врачей-терапевтов. Большинство из них имеют высшую категорию и большой опыт работы. Но у нас есть и несколько молодых врачей, которыми я очень довольна. Мы должны подготовить себе смену, что и делаем.

— Что такое врач высшей категории?

— В здравоохранении есть система возможности получить  категорию — вторую, первую, высшую. Имея определенный стаж, врач может написать аттестационную работу, сдать тесты, на основании чего комиссия министерства здравоохранения Хабаровского края присваивает определенную категорию.

— Высшая категория повышает авторитет врача у пациентов?

— Думаю, каждому человеку важно, какой врач их лечит. Хотя, как показывает практика, важна и категория, и заинтересованность врача в здоровье пациента, чтобы он помог, сделав все возможное и даже невозможное.

— Помимо получения категории есть же еще и повышение квалификации.

— Да, это обязательно. Каждый врач и каждая медсестра должны в течение пяти лет получить определенный объем знаний, который исчисляется часами и количеством баллов.

— Каким образом получить?

— Как угодно: очно, заочно, посещая конференции, обучаясь на курсах повышения квалификации и т.д. То есть раз в пять лет специалист должен подтвердить уровень своих знаний и получить соответствующую аккредитацию. Если врач ее не получил, значит, у него нет права работать на данной должности.

— Однако сурово!

— А вы как думаете?! Это же Врач.

— И такие случаи бывали?

— Нет, у нас не было. Но если человек решил не продолжать свою медицинскую деятельность, то он может доработать до окончания срока действия своего сертификата и уволиться. Но я таких лихих докторов не встречала. Мы учимся постоянно.

— Чем отличается медицинское обслуживание в «Вивее» от любой другой поликлиники города?

— Разница большая. У нас разные задачи: в территориальной поликлинике пациент находится под постоянным наблюдением участкового терапевта. Там проводится динамическое наблюдение, диспансеризация с учетом различных хронических заболеваний и т. д.  Мы же должны выявлять заболевание, то есть вовремя поставить диагноз.

— И какие для этого есть в отделении возможности?

— Это возможности даже не отделения, а всего центра «Вивея», так как мы не проводим диагностику отдельно от других служб. У терапевта есть только фонендоскоп и собственная голова с собственными знаниями. А в центре используются и лабораторные обследования, и УЗИ, и рентген-диагностика, и компьютерная томография, и все-все-все. Когда в 2008 году сделали реконструкцию центра, то нас тогда очень хорошо оснастили всем оборудованием. А сейчас оно совершенствуется, приобретается новое, более современное и надежное. Допустим, сейчас у нас новый маммограф с потрясающими возможностями, новые аппараты УЗИ и прочее. Лабораторная диагностика расширяется год от года: наука не стоит на одном месте, появляются  новые тест-системы, и у нас они активно используются.

— Можно пример?

— Конечно. С давних пор выявлялись нарушения холестеринового обмена. Сначала определяли липидный профиль первого уровня, потом второго уровня — то есть это была более точная диагностика. А сейчас мы можем определить на генетическом уровне: или это наследственная предрасположенность к нарушению обмена холестерина, или приобретенная, что называется, человек питается не рационально и не следит за своим весом.

— Вы приглашаете других специалистов для консультаций в неординарных случаях?

— У нас есть практика привлечения для консультаций профессоров и кандидатов медицинских наук. Они приходят к нам планово, в определенные дни. Если есть экстренные ситуации, то нет проблемы проконсультироваться. В случае необходимости мы также направляем пациентов в краевые медицинские учреждения к тем узким специалистам, которых нет у нас  в штате. На базе «Вивеи» проходят конференции по различным направлениям с участием и российских, и зарубежных специалистов.

— Сколько пациентов проходит обследование в вашем отделении, к примеру, за год?

— Более 50 тысяч посещений пациентов за год. За месяц примерно 4-4,5 тысячи.

— Это много.

— Да, много. В разгар пандемии коронавируса нагрузка на врачей была еще больше. Часть из них работала прямо в СКТ-центре, где сразу же делали томографию. Там в кабинете проводили тестирование, а при необходимости выдавали и лекарства. То есть больному не надо было ходить ни по каким кабинетам и аптекам. Если требовалось, то оттуда же и госпитализировали. Потом началась вакцинальная кампания — также был открыт отдельный кабинет, там тоже работали и работают до сих пор врачи-терапевты. Это большая дополнительная нагрузка. Сейчас идет спад инфекции, обстановка более спокойная, и тем, кто еще не делал прививку, следует ее сделать. Вакцины есть все.

— Постковидный синдром уже дает знать о себе?

— Больных с постковидным синдромом много. Практически уже два с половиной года идут наблюдения за ними. Бывает, что постковидные нарушения здоровья продолжаются очень долго.

— И что вы советуете пациентам? Переждать, дескать, само пройдет?

— Ни в коем случае! Не надо надеяться, что все само пройдет. При малейших нарушениях здоровья следует сразу же идти к врачу, так как состояние может ухудшиться. Например, после коронавируса в легочной ткани образуются рубцы — пневмофиброз. Мы его никак не уберем. Тем не менее, гипоксия, которая развивается на этом фоне, требует некой коррекции. Можно ведь выяснить другие причины этой гипоксии и убрать их, чтобы не ухудшать и без того плохое поступление кислорода в организм. Или другой пример, когда происходит уплотнение стенки сосудистого русла. Мы прямо видим, как идет развитие гипертоний после перенесенного ковида у людей, у которых изначально гипертонии не было. Причем это бывает у молодых, к сожалению. Кто скажет: уйдет это повышение давления или не уйдет? Мы не знаем. Но если этой проблемой не заниматься и не нормализовать состояние пациентов, то могут  развиться последствия гипертонии — инфаркты и инсульты. После ковида возникают проблемы и с почками, и с нервной системой. Поэтому если возникает ухудшение здоровья, то следует идти к врачу и обследоваться.

— Какие у вас задачи на этот год? Чего вы хотите?

— Хотим, чтобы закончилась пандемия коронавируса. Хотим более планомерной работы. Ведь многие наши пациенты просто боялись ходить и в наш центр, и вообще в поликлиники, из-за страха заразиться. Особенно это касалось пожилых. Была нарушена системность, оставались недообследованные больные. Поэтому есть большая необходимость возврата к регулярным наблюдениям пациентов.

— Необходимое, но скромное желание. А что-нибудь больше?

— Хочется, чтобы у нас было больше молодых врачей.

— Если сказать, что внимание к здоровью начинается с терапевта, то будет правильно?

— Абсолютно правильно! Терапевт, по моему мнению, ведущий врач. С терапевта начинается лечение. Потому что он определяет пути диагностического поиска, а если необходимо, то направит к узким специалистам. У терапевта, как ни у кого, есть широкий взгляд. У него, быть может, нет детальных знаний, но общую картину состояния человека терапевт составит лучше всех — поверьте моему опыту.

— Чем закончим разговор?

— Тем, чтобы все внимательно относились к своему здоровью. У нас, к сожалению, люди не приучены за ним следить. Они идут к врачу тогда, когда им плохо или очень плохо. А надо просто систематически планово делать элементарные обследования. Тогда и выявляемость всех заболеваний будет на ранних этапах, и осложнений будет меньше, и лечить будем эффективнее. Это все называется культурой здоровья, которая вообще-то воспитывается в семье. И тогда мы будем немножко счастливее.

— Кажется, что некоторые зачатки такой культуры уже прорезались. Ведь если сравнить отношение к собственному здоровью лет десять-пятнадцать назад и сейчас, то это заметно по возрастающему посещению врачей. Так?

— Да. Появилась такая категория людей, которые понимают, что здоровье — это основная сфера, что профилактика лучше, чем лечение. Больше людей стали уделять внимание здоровому образу жизни и здоровому питанию. Но очень хочется, чтобы так относились все.

Раиса Целобанова. Фото автора

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий