Кому выгодна QR-истерия?

Возможно, тому, кто уже долго сидит в СИЗО…

«Мы не скоты!», «Мы не хотим, чтобы нас клеймили!», «Нарушаются наши конституционные права!», «Нюрнбергский процесс постановил, что нельзя ставить метки на людей!» Хабаровчане ополчились против QR-кодов: обращаются в суд и подписывают петиции.

Около десяти тысяч автографов переданы в краевую прокуратуру. Активно в борьбе против матричных маркеров участвуют представители КПРФ, движения «За новый социализм!» и других левых сил. Общественники организовывают народные сходы и целые пункты сбора подписей.

«Обжалую внедрение QR-кодов на территории региона, которые ввели с помощью постановлений №№ 525 и 541, — сказала хабаровчанка Ирина Сторожева. — Но данные документы являются разглашением медицинской тайны, а также ограничивают права граждан, прописанных в Конституции РФ».

Сторожева подала иск в краевой суд, требуя отменить введение QR-кодов.

«Все мы не согласны с введением ограничений с помощью QR-кодов, требуем рассмотреть их законность и обоснованность, — сообщила активистка Оксана Подкорытова. — Настаиваем на том, чтобы прокуратура выступила в суде, согласно своим полномочиям, в защиту прав неопределенного круга лиц».

Подкорытова собрала те самые десять тысяч автографов горожан, чтобы передать их в прокуратуру. Но почему они это делают? Разве вводимые меры не призваны сохранить жизнь и здоровье граждан?

Оседлать волну

Весь этот «крестовый поход» против QR-сарацин примечателен в первую очередь своей организованностью. Долговременные пункты сбора подписей, юридическая подкованность, постоянный шум в прессе и т.д. позволяют предположить действия достаточно сплоченной и тактически действующей силы.

В ее руководстве отнюдь не та категория населения, которую называют «антиваксерами». Доказательный базис выступающих против прививок основывается на маргинальных научных теориях, авторитетных для них «врачей» и «академиков» а-ля доктор Попов, который советовал использовать «силу земли» для лечения хворей путем засовывания огурцов в анальное отверстие.

Здесь же все по-другому. Против вакцинации как таковой «крестоносцы» ничего не имеют против. Таким образом это предохраняет их от обвинений в экстремизме и распространении фейков, связанных с пандемией. Во-вторых, придает им некую солидность и легитимность в глазах граждан (мы же, мол, за права ратуем, а не потому что, уколовшись «Спутником V», нас возьмет под контроль Билл Гейтс и ящерки с планеты Нибиру).

Депутаты Законодательной думы Хабаровского края Максим Кукушкин и Сергей Ильин, общественники Ирина Сторожева и Оксана Подкорытова (к слову, помощница Кукушкина) – эти имена регулярно мелькают в общественном пространстве, начиная со времени протестов в поддержку Сергея Фургала и по сей день.

Рядовые же «антиваксеры», как выяснилось, вполне способны создать волну: они готовы выходить на пикеты и митинги, готовы выступать волонтерами в «священном» деле нагнетания QR-истерии. Дело за малым – оседлать эту волну.

Кто бенефициар?

Вряд ли многомесячная серия протестов против ареста Сергея Фургала все это время являлась стихийным событием. Возможно, на первом этапе так оно и было. Однако потом, когда основная часть народа «выпустила пар», снижения градуса накала не произошло – люди по-прежнему выходили на улицы. Вот именно тогда Хабаровск и узнал своих «героев»: та же Ирина Сторожева продолжила регулярно организовывать акции в поддержку третьего губернатора Хабаровского края.

Летом 2021 года Сторожева, Оксана Подкорытова, Антон Фургал и прочие сторонники арестованного экс-главы региона пытались баллотироваться в законодательные органы власти. Этого у них не получилось.

Не исключено, что вышеназванные люди являются винтиками одного механизма, который так долго и усердно пытается расколоть наш край. Зачем они это делают? Возможно, это месть за упущенную возможность попасть в органы власти (а месть всегда была очень действенным мотивом!).

А может быть, эти граждане выполняют волю другого человека. Так как обвинения против Сергея Фургала весьма тяжелые, то шансы получения оправдательного приговора или условного срока у него невелики. Что остается? Попытаться влиять на ситуацию с помощью народа («посадите меня – получите бунтующий регион»), а если не получится – громче хлопнуть дверью.

Перезагрузка

Но при чем здесь тогда QR-коды? Опять же предположу: чтобы и дальше не дать успокоиться краю. Так как вывести несколько тысяч человек на улицы хоть под каким лозунгом сейчас будет проблематично, то остается действовать в русле самой актуальной на сегодняшний день проблемы – пандемии.

Перезагрузка механизма влияния на общество проходит неплохо. Удается «засвечиваться» во многих СМИ. Раньше, например, митинги Ирины Сторожевой освещали какие-то странные, недавно созданные электронные сайты. «Корреспонденты» которых любили задавать протестующим весьма «объективные» вопросы вроде: «За кого бы вы проголосовали – за народного губернатора Сергея Ивановича Фургала или за этого чувака непонятно откуда Мишаню Дегтярева?» Теперь же публикации о действиях Ильина, Подкорытовой или Сторожевой можно найти в популярных городских газетах, сайтах и пабликах.

Не совсем понятно, зачем в этой истории вокруг QR-кодов участвовать КПРФ. Не исключено, что коммунисты пытаются набрать себе электоральные очки, особенно после скандалов, связанных с Валерием Рашкиным (подозревается в браконьерстве) и Артемом Самсоновым (подозревается в растлении малолетних).

Что же касается обычных граждан, которые ставят подписи против введения маркеров, то очень «отрадно» слышать от них именно сейчас тезисы о защите конституционных прав. Любопытно, что во время реформы пенсионной системы или неоднозначных поправок к той же Конституции России особого протеста насчет нарушений своих прав почему-то не наблюдалось.

Но именно сейчас, когда в стране и в мире бушует пандемия, когда в любой момент можно умереть или потерять здоровье из-за «короны», именно сейчас почему-то надо упрямствовать против мер, призванных спасти твою же жизнь и твое же здоровье.

Андрей Канев

Фото из открытых источников

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий