Место, где ищут Путь

Сергей Денисов, гость нашей редакции, человек на Дальнем Востоке уникальный –  он обладатель 4 дана по кобудо.

— Кобудо – вид спорта настолько  у нас не распространенный, что  первый вопрос, конечно же, о сути.

— «Кобудо» в переводе с японского – «старый военный путь», — рассказывает Сергей, – искусство  рукопашного боя  и владения традиционным японским холодным оружием.

Сергей Денисов, обладатель 4 дана по кобудо

— Постойте, постойте: разве это не карате?

— Ни одно боевое искусство  Японии не может существовать отдельно от других.  И кобудо тесно связано с целым рядом единоборств. В первую очередь карате.  Принципиальная разница, что в кобудо всегда есть оружие. Шест-коромысло – бо,  мать всего оружия; видоизмененный рычаг ручной мельницы – тонфа (кстати,  один из видов этого оружия принят на вооружение в ряде стран). Кама – серп, распространенное в Японии сельскохозяйственное орудие труда,  нунтяку  —  цеп для молотьбы риса, весло, сай – рыбацкая  острога…

— И тут мы вспомним, что карате – в первую очередь  боевое искусство японских крестьян и уж только потом воинов. И повальное увлечение молодых людей 90-х, когда стало можно.

— Всю сознательную жизнь я занимался единоборствами. У-шу, рукопашный бой, потом карате, и вот кобудо, окончательно уже.  И в кобудо выбрал окинавское направление, это как раз крестьянская  борьба с применением подручных средств. Вид искусства, который  подразумевает защиту.

— Мне кажется, что не бывает  единоборства без философии.

— Нет. Без философии бывает только спорт, а это уже не искусство. Возьмем любое название  — карате-до, кобудо, кудо – везде есть «до» — «путь». Путь  воина – философское понятие.

— На Дальнем Востоке вы единственный  тренер по данному направлению…

— В 2014 году, когда в Хабаровске проходил международный семинар по единоборствам,  сэнсэй с Окинавы удивился, что у нас есть люди, изучающие кобудо, – даже в Японии сегодня упал интерес,  становятся популярными американские виды  спорта – бейсбол, баскетбол.  Все, где есть иероглиф «ко»  — «старый», молодые японцы отрицают.  Я же с детства увлекаюсь оружием, в четырнадцать лет нунчаки взял и тренировался по фильмам с Брюсом Ли.  Читал, учился, много лет занимался киокушинкай. Десять лет шел к первому дану. И увидел книжку Антона Ларино «Кобудо». И нарисовал себе цель: получить черный пояс по кобудо.

— Выбрали свой путь.

— Искал возможности, как реализовать мечту. И однажды получил письмо от федерации кобудо: предлагаем, мол,  вам  организовать работу по нашему направлению в Хабаровском крае. – Как так, вы ж не знаете меня. – А вот приедете на международный семинар и познакомимся…  Мы тогда еще в Вяземском жили. Чтобы  я долетел до Москвы,  отец продал свой «жигуленок». И вот так с Вяземского и началось развитие кобудо в крае – Хабаровская   краевая   физкультурно-спортивная  общественная организация  «Федерация кобудо» была создана в октябре  2008 года.

— Девяностые, к сожалению,  наложили свой отпечаток на образ людей, занимающихся восточными  единоборствами…

— Это у тех, кто в 90-е был взрослым, — улыбается Сергей. —  Я в то время  работал  в Лермонтовке (это Бикинский район): руководил спортивной секцией по рукопашному бою, тренировал детей военнослужащих и сельских жителей. Однажды на тренировку пришел Сергей Авилов, тренер по киокушинкай из Светлогорья, пригласил к себе на занятия.  Я увлекся так, что, когда Сергей  уехал, заменил его  в кружке самообороны школы-интерната. А в 1996-м  Сергей Павлович Марченко, директор спортивной школы Вяземского, пригласил меня на должность тренера по карате.

 7 ноября 1997 года состоялся первый  турнир среди каратистов. Несколько вяземских школьников одержали свои первые победы. И на протяжении следующих лет мальчишки и девчонки достойно отстаивали честь района на турнирах различного уровня.  За время существования организации более 1500  вяземских ребятишек  прошли у нас спортивную подготовку. В те же годы, параллельно со спортивной работой, я организовал  молодежную  общественную организацию «Блок ИКС» (искусство, культура, спорт. – Авт.), руководил ей до  2006 года, а с 2006 по 2013 гг. работал заместителем председателя Совета депутатов города.

— Поняла, намеки не уместны. И все-таки: вы работаете с детьми. Как совмещаются дети и оружие?

— Так могут говорить, только те, далекие от спорта люди, которые  никогда не пробовали пойти по этому пути. Мы, тренеры единоборств, воспитываем в детях не умение махать руками и ногами, а учим их достойно жить в современном мире, самим бороться со своими проблемами. На тренировках мы отрабатываем приемы  страховки, самообороны, комплексы ката. Но самый главный момент – это с годами нарабатывается духовная составляющая спортсмена: дисциплина и терпение. И, поверьте, человек, который может контролировать себя на тренировке, терпеть монотонное  повторение одного и того же движения многократное количество раз в течение долгого времени, который уважает старших, никогда не поднимет руку на слабого. За долгие годы работы с детьми и подростками я видел многих. Чтобы сказать, что это ученик  боевых искусств, ему необходимо лет десять минимум отдать своему додзё («месту, где ищут Путь»). А в остальном  это простое посещение кружка. Как танцы, фитнес и многие другие, поддерживающие здоровье.  Спортивные лагеря, сборы, соревнования помогают нашим воспитанникам развить забытое чувство коллективизма, дружбу, уважение к другим людям. И, возвращаясь к вашему вопросу, хочу обратить внимание всех противников боевых искусств на то, что  топор, молоток, отвертка или столовый нож, которые можно спокойно приобрести в любом хозяйственном магазине, намного опаснее деревянной палки, если они находятся даже в нетренированных руках.

— Где же в Хабаровске место, где ищут путь ваши ученики?

— В авиагородке.  Интересующиеся могут познакомиться с ним в аккаунте @kobudodv.

 Беседовала Ирина Северцева

Фото предоставлены Сергеем Денисовым

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий