Хабаровский борец поехал на соревнования зимой, а вернулся только в мае

Он сыграл вничью с экс-чемпионом мира по шахматам Борисом Спасским, организовывал баню для Сергея Шойгу, находился в дружеских отношениях с Шамилем Тарпищевым. А еще являлся в свое время одним из сильнейших на Дальнем Востоке борцов вольного стиля, победителем и призером многих соревнований. Это я о Викторе Суняйкине - опытном спортивном функционере, который без малого четверть

Он сыграл вничью с экс-чемпионом мира по шахматам Борисом Спасским, организовывал баню для Сергея Шойгу, находился в дружеских отношениях с Шамилем Тарпищевым. А еще являлся в свое время одним из сильнейших на Дальнем Востоке борцов вольного стиля, победителем и призером многих соревнований.

Это я о Викторе Суняйкине — опытном спортивном функционере, который без малого четверть века «протрубил» в крайспорткомитете (ныне министерстве физической культуры и спорта Хабаровского края).

Бывших спортсменов не бывает

- Виктор Николаевич, вы, вижу, по-прежнему в отличной спортивной форме: прям хоть сейчас на борцовский ковер…

- Ну на ковре я давненько не был. Помню, как-то в Хабаровск с дружеским визитом приехали китайские борцы. И так вышло, что у нас тяжеловесов на тот момент было маловато. Вот мне, в ту пору работнику крайспорткомитета, предложили тряхнуть стариной и постоять за честь державы. И я выходил против китайцев, боролся с ними. Когда проводились контрольные схватки, спокойно положил на лопатки чемпиона Поднебесной. Хотя до этого не появлялся на ковре много-много лет. Но тело-то помнит. 

- Что ж, недаром ведь говорят, что бывших спортсменов не бывает. А помните, когда впервые пришли в спортзал?

- Я родился в Петропавловске-Камчатском. Отец был военным, командовал подводной лодкой, ушел в запас в звании капитана третьего ранга. Участвовал в Великой Отечественной войне. Бережно храню ордена Ленина, Красной Звезды, Красного Знамени и другие его награды.

Когда мне было всего три года, наша семья переехала в Хабаровск. Детство и юность прошли в поселке имени Горького, где я начал заниматься вольной борьбой у замечательного тренера Алексея Филипповича Чеснокова. Он подготовил большую плеяду мастеров спорта (я в их числе).

Но самое главное, что все эти ребята потом и в жизни состоялись. Со многими из них до сих пор общаюсь. Мы, кстати, в свое время организовали турнир памяти Алексея Чеснокова и ежегодно его проводим. Благодаря тренировкам у Алексея Филипповича я довольно быстро окреп, возмужал и стал показывать приличные результаты.

Виктор Суняйкин

- Слышал, что вы только Всероссийский турнир памяти Ерофея Хабарова выигрывали четыре раза…

- Впервые в этих престижных соревнованиях принял участие, будучи еще школьником. Конечно, страшновато было выходить на ковер против взрослых и опытных борцов. Но тем не менее я победил и впоследствии на мемориале Ерофея Хабарова ни разу не проигрывал.

«Как это можно не выходить? Буду бороться!»

- А что там за история с валенками, которые путешествовали с вами чуть ли не по всему Союзу?

- Тогда я учился еще в девятом классе. В феврале меня отправили на Всероссийские соревнования ЦС «Труд» в Калининград. В Хабаровске в это время, понятно, еще зима: я надеваю пальто, шапку, валенки и в аэропорт. Прилетаем в Калининград, а там… дождь, трава зеленая. Хорошо, что мама мне с собой десять рублей дала (после смерти отца мы жили, надо признать, бедно). Сразу пошли с тренером в магазин и ботинки мне купили.

Но я тогда и подумать не мог, что моя «командировка» продлится аж до мая! В Калининграде я занял почетное четвертое место, а на обратной дороге в Москве, в аэропорту, мы неожиданно встретились с заслуженным тренером РСФСР Зантимиром Зангиевым, который вез студенческую сборную Хабаровского края на соревнования ДСО «Буревестник».

В команде оказался недобор: заболел парень в весовой категории до 74 килограммов, в которой как раз выступал тогда я. Вот Зантимир Григорьевич и начал уговаривать моего тренера: отдай, дескать, мне Суняйкина, ему только взвеситься надо будет, а на ковер может не выходить. Я стою рядом и говорю: «Как это можно не выходить? Буду бороться!»

Самое удивительное, что я, единственный из той команды, хотя и был по возрасту младше всех, сумел выиграть на тех соревнованиях. И меня оставляют на сборах готовиться к союзному турниру по «Буревестнику». Чимкент, Караганда — попутешествовал я тогда знатно.

Вернулся домой с кучей медалей и… валенками под мышкой. Ну не мог же их выбросить: жалко! Но оказалось, что напрасно я валенки так берег. За это время они неоднократно попадали под дождь и стали мне малы. Однако поездка действительно получилась запоминающейся.

Вообще, благодаря спорту побывал практически во всех крупных городах страны. Правда, тогда и система была проще. Если ты, скажем, неудачно выступил в турнире ДСО «Буревестник», можешь попытать счастье в соревнованиях общества «Труд». Не получилось в «Труде» — получится в «Урожае». Обществ было много, денег на это выделялось куда больше, чем сейчас. 

А чем спортсмен больше ездит и участвует в различных первенствах, тем он, естественно, становится сильнее. У нас же сейчас как порой считают: зачем отправлять парня на соревнования, если он призовое место там наверняка не завоюет? Так ему нужен опыт. Каждый турнир, пусть даже и проигранный, — это ступенька вверх.

Хотел стать океанологом

- Однако давайте вернемся к вашей персоне. После окончания средней школы вы изначально собирались поступать в институт физкультуры или были еще какие-нибудь планы?

- Вообще-то я хотел стать… океанологом и собирался поступать в соответствующий институт во Владивостоке. Но мама бы осталась одна: старшие брат и сестра к тому времени обзавелись семьями. Кстати, в свое время я спокойно мог переехать в Чебоксары или Могилев: меня туда приглашали, предлагали квартиру. Тогда у меня и путь в сборную был бы короче, приглашать ведь спортсмена с Дальнего Востока всегда накладно. Но на кого бы я мать оставил? Переезжать же из Хабаровска она категорически отказалась.
Короче, я никуда не поехал, а после школы по совету тренеров поступил в институт физкультуры. Учиться было тяжело (много времени проводил на сборах и соревнованиях), но интересно.

Потом меня пригласили тренером в ДСО «Труд». Поначалу «играющим», поскольку продолжал еще выступать, а затем стал старшим. Так прошло три года, и мне предложили должность председателя спорткомитета Индустриального района. В те времена районные комитеты физкультуры были довольно крепкими, в их составы входили даже директора заводов. Со многими из них у меня сложились отличные отношения.

- Не вы ли приложили руку к сдаче в эксплуатацию стадиона «Юность», что в Первом микрорайоне, который в следующем году будет отмечать свое 35-летие?

- Да, стадион открывался как раз при мне. Работы было непочатый край: на «Юности» буквально дневал и ночевал. Даже рабочий кабинет на время пришлось перенести на стадион. А спустя несколько лет я, что называется, пошел на повышение: Валентин Андреев, возглавлявший крайспорткомитет, пригласил меня к себе заместителем.

Чем запомнился мне Валентин Михайлович? Он мог выслушать человека и быстро вникнуть в суть проблемы. Был добр к людям, лоялен, хотя, если надо,  мог быть и жестким. А на дворе стояли лихие 90-е. Время было тяжелое, порой приходилось идти с протянутой рукой. Тем не менее, несмотря на непростую ситуацию и в стране, и в крае, удалось тогда сохранить костяк ведущих спортсменов и тренеров. И это прежде всего благодаря Валентину Андрееву.

Дальше стало немного легче: появились спонсоры. Потом в кресло председателя крайспорткомитета сел Сергей Нафталин, который тоже внес большой вклад в развитие спорта в крае.

Спасский, Шойгу, Тарпищев…

- Виктор Николаевич, судьба сводила вас со многими известными людьми. Можно об этом немного поподробнее?

- Летом 2001 года в Хабаровск нагрянул десятый чемпион мира по шахматам Борис Спасский вместе с гроссмейстерами Юрием Балашовым и Евгением Свешниковым. Я их встречал, провожал, организовывал досуг. Посчастливилось сыграть вничью с Борисом Васильевичем во время сеанса одновременной игры, который проводил мэтр.

Кстати, поначалу Спасский подумал, что я мастер спорта по шахматам. «Если бы я знал, что вы мастер спорта по борьбе, стопроцентно бы проиграл», — полушутя-полусерьезно заметил потом он. Мы с Борисом Васильевичем много общались: он рассказывал о Роберте Фишере, о своем доме во Франции, где с балкона была видна Эйфелева башня. Потом — что для меня было полной неожиданностью — получил от Спасского открытку с Новым годом. Было, конечно, приятно, что он не забыл наши встречи в Хабаровске.

Сергей Шойгу нагрянул в Хабаровск еще в качестве министра МЧС. Мы ему организовывали баню на «Дальдизеле». Я с Шамилем Тарпищевым в хороших, дружеских отношениях. Когда он еще был министром спорта, я приезжал в Москву на совещания, которые проводил Шамиль Анвярович. Потом мой друг, олимпийский чемпион Сослан Андиев, познакомил меня с Тарпищевым ближе.

Сергей Шойгу

А позже Шамиль Анвярович приезжал в Хабаровск и захотел со мной встретиться. Я устроил ему экскурсию по городу. Кстати, благодаря Тарпищеву мне в свое время, когда крайспорткомитеты, помимо спорта, должны были заниматься еще и туризмом, удалось привезти в Хабаровск 50 лицензий на международную деятельность. Их мы получили первыми из дальневосточных спорткомитетов.

Вообще, за годы работы много было интересного. Но мне почему-то больше запомнилась моя последняя командировка по линии комитета. Дело было в августе 2013 года во время наводнения на территории родного края. Меня отправили спасать село Маго, что в Николаевском районе. За пятнадцать дней, что там пробыл, была проделана огромная работа. Принимал участие в строительстве и укреплении дамбы, откачивал воду, спасал огороды местных жителей. Навсегда остались в памяти и люди, и удивительная природа села. И самое главное — я был востребован.

Владислав Махов

Новости Хабаровского края