В Хабаровском крае прошел онлайн-митинг на тему путины и ее последствий

Через десять лет в Амуре кеты не будет, если сегодня не будут приняты жесткие меры.

Устье Амура  мелководное. В путину, когда перекрывают рыбопромышленники ставными неводами, лососи перегреваются. Как рассказывают жители Ульчского района, иные рыбы чудом минуют заездки, но кета почти сварена живьем до такой степени, что мясо отстает от костей. Ее даже в пищу нельзя употреблять, какой тут нерест.

Популяции горбуши и летней кеты уничтожены. Пока запреты  на вылов этих лососевых пород рыб успеха не принесли. Популяции не восстановлены.

Рыбья наука

Раньше Всероссийский научно-исследовательский институт давал оптимистические прогнозы, под это выдавали квоты рыбопромышленникам. Прогнозы, как правило, были почти в два раза меньше реальных уловов. Кстати,  такая же ситуация с навагой. При этом математическая ошибка более чем в 50% не вызвала вопросов ни у специалистов, ни у силовиков. Всегда находились весомые причины. Для лосося — потепление климата,  для наваги — аномальные льды.  Естественно, что  о перелове речь не шла.

Отметим, что этот ВНИРО не является частью Российской академии наук, а содержат его рыбопромышленники. Оптимизм ученых из этого института по поводу оценки объема рыбы, а значит, и количество квот у силовиков также не вызывал вопросов.

И вот в прошлом году на Амуре нерестилища были пусты, представители КМНС остались без этнического питания, а это значит, что эти амурские народы были поставлены на грань уничтожения.

В этом году ученые из ВНИРО поспешили проинформировать, что прогнозы на путину в этом году неутешительные.

Закрыть и перекрыть

Что же предлагают эти деятели, чтобы восстановить популяции лососевых?

Во-первых запретить на рыбалке использовать плавные сети или сетевые экраны на Амуре. Заодно под этот запрет попадает и традиционный для КМНС вид рыбалки. Остаются только удочки.

Во-вторых, сократить срок промысла.

В-третьих, ввести временный запрет на промышленный лов лосося выше устья реки Амгунь и в Амурском лимане.

В-четвертых, до конца года закрыть промысел лосося ставными неводами типа заездок ниже по течению от Николаевска-на-Амуре.

То есть ставные неводы в устье Амура на мелководье останутся, а значит, скорее всего, ничего не поменяется.

— А кто будет оказывать мероприятия по рыбоохране, выставлять посты? Доступную рыбу? Помощь КМНС, которая в этом году была оказана, кто? Дядя Петя? Ну хорошо. Если сегодня так ставится вопрос, то мы категорически возражаем против таких мер регулирования, — заявил президент Ассоциации предприятий рыбной отрасли Хабаровского края Сергей Рябченко.

О помощи КМНС

Традиционно коренные амурские народы считали  замороженную рыбу испорченной, вредной для здоровья. Люди Амура ее не замораживали, а  пластовали и сушили, делали юколу. Тем более что в качестве гуманитарной помощи в этом году шла не амурская рыба, а выловленная в Охотоморье.

Рыбопромышленники договорились до того, что предложили подписать Ассоциации КМНС Хабаровского края бумагу, в которой предлагалось людям Амура отказаться от традиционного хозяйствования и передать все квоты рыбопромышленникам. За это они обещали их снабжать рыбой.  Ассоциация коренных народов отказалась. Без традиционного хозяйствования как им быть? Что за нанаец без рыбалки? У них вся жизнь, вся культура вертится вокруг путины. «Рыба — хлеб, рыба — жизнь, рыба лучше ловись!» — пел Кола Бельды.

Что будет с культурой, что будет с языком, если амурские народы не будут заниматься традиционным хозяйствованием?  Как им жить без этнического питания? Вымрут народы, исчезнут.

Пустые нерестилища

В этом году к вылову рекомендовано 7 тысяч тонн осенней кеты.

Напомним, еще на старте путины в августе прошлого года экологи спрогнозировали пустые нерестилища на Амуре и в Амурском лимане. Тогда власти и Росрыболовство определи объем добычи в 13 тысяч тонн, а это 22 заездка с длиной крыла в 1500 метров. Итог путины — меньше половины заявленного объема.

В это время ученые-ихтиологи прогнозировали, что вылов составит не более 4 или 5 тысяч тонн. Так и вышло.

— Это итоги путины 2017 года, когда заездки опустошили нерестилища, — пояснила Екатерина Кондратьева, начальник отдела экопросвещения Комсомольского заповедника.

Пять лет нерестилища почти пустые на Амуре. Рыба до притоков Амура просто не доходит. Общественники уверены, что это признаки перелова. В 2022-2024 годах большого улова кеты ждать не стоит. Чудес не бывает. Нет рыбы на нерестилищах, откуда ей еще взяться?

При этом данные о наполняемости нерестилищ игнорируются что специалистами НИРО, что Росрыболовством. Разрешенные объемы изъятия рыбы остаются непомерно высокими.

Вычерпают всю рыбу, кому надо — наживутся и уедут в какой-нибудь Краснодар. А как жить без рыбы нанайцам, ульчам, нивхам, негидальцам? Потихоньку вымирать?

Что делать?

Ихтиолог Сергей Золотухин, кандидат биологических наук, уверен, что управление любым биологическим ресурсом должно включать в себя что можно и что нельзя.

— Когда мы говорим о сохранении и воспроизводстве любого вида животных, в том  числе и рыбы,  необходимо выделить так называемую сохраняемую численность, то есть меньшее количество кеты или горбуши на нерестилище не пропустить нельзя. В идеале мы должны иметь хотя бы пятьдесят особей на сто квадратных метров. Например, 16 тысяч тонн осенней кеты на весь Амур. Это не такое большое количество, — считает ученый.

В этом году в лучшем случае фиксировались два-три экземпляра на нерестилищах. Вся остальная рыба осталась в заездках рыбопромышленников.

— Это значит, что если у нас прогноз численности меньше 16 тысяч тонн, ловить заездками и плавными сетями в русле Амура нельзя. Конечно, коренным народам нужно позволить выловить какой-нибудь разумный минимум. И, конечно, не на нерестилищах.

В этом году, конечно, исключая Николаевский район, не было проблем с браконьерами. Все просто. Нет рыбы — нет и браконьеров. Что касается низовья, то там общественники замечали дорогие браконьерские катера. Рыбопромышленники порой обвиняют в браконьерстве  представителей КМНС. Вот только коренные народы, мягко говоря, небогаты. Дай Бог, чтобы денег было купить мотор для оморочки. А по закону в лодке должны быть во время рыбалки и жена, и старики, и дети. Места для рыбы почти не остается. Какие там дорогие катера!

— О браконьерстве с точки зрения биолога. Уж вы будьте добры, товарищи  природоохранники, или вычитайте прогнозируемый браконьерский лов из допустимого промышленного лова, или боритесь с  браконьерством. Поступать нужно по закону. Хотя бы пять процентов дел, заведенных на браконьеров, доводятся до тюрьмы? Не доводятся.

Надо жестче поступать, тогда 95% браконьеров не будут ловить рыбу. Извольте на нерестилище пропустить рыбу.

Обязательно должен быть годовой цикл серьезной научной работы, считает ихтиолог. Должен быть очень серьезный независимый мониторинг промышленного вылова. Нужны учеты рыбы на нерестилищах и весенней молоди. Пять процентов от скатывающейся молоди возвращается обратно в Амур. По этому показателю будет понятно, насколько правильно была посчитана рыба на нерестилищах и как икра перезимовала.

— Число реальных скатов молоди дает право на выделение реальных лимитов на вылов, а не уловы прошлых лет, как это делается. Управление стадами рыб, конечно же, нужно перестраивать. Нужно перестраиваться от нужд промысловиков к тому, что нужно делать, чтобы не загубить популяции рыб.

Что касается населения, то нужно, с одной стороны, воспитывать, а с другой стороны — наказывать. В том, что нет рыбы, виноваты все. Нужно разбираться со всеми, иначе просто не будет рыбы.

Два варианта. Или сейчас вводить очень жесткие непопулярные меры. Или через десять лет, а я это гарантирую, в Амуре кеты не будет. Инициатива должна идти от властей.

Общественники предложили приостановить промышленный вылов на четыре года в Амуре.

Что делать рыбопромышленникам?

— Основной акцент в регулировании промысла нужно смещать на интересы людей, живущих по берегам реки Амур. Закончилось время, скажем так, первоначального накопления капиталов на рыбном промысле. Доловились. Рыбы больше нет в тех объемах, какие они были раньше. Надо перестраиваться, надо формировать социальное рыболовство, — прокомментировал глава Ассоциации рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов Максим Бергеля.

Представители КМНС предложили рыбопромышленникам уходить в море, хотя и там все участки распределены, не протолкнуться.

Почему-то, даже в виде фантазии, никто не предлагал искусственно выращивать ценные породы рыб. Так же делают, например, в Норвегии, при этом значительно снижая нагрузку на природу. Что нам мешает заниматься этим?

Юрий Вязанкин

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий