В бою не дрогнувшие: Пенсионеры-дальневосточники в битве за Москву

Сражения зимой 1941 года в подмосковных полях со временем обросли массой легенд и неправдоподобностей. Но ветер истории сносит всяческую мерзость, нанесенную на могилы героев былых времен. И реальность, подтвержденная документами, оказывается гораздо интересней слухов и мало художественных современных постановок.

Когда речь заходит о битве за Москву, то сразу вспоминают про сибирские дивизии — те самые, что в нужное время оказались в нужном месте и, дескать, «Москву спасли». На самом деле это воинские части, переброшенные с Дальнего Востока. И были они частью тех формирований, что в зимней битве под Москвой сумели качественно вломить нацистам.

На ближних подступах

По осени 1941 года положение было аховым. Немцы стояли на подступах к столице, моторизованную разведку у мостика на Ленинградском шоссе вблизи Химок на пулеметы приняли танкисты ОМСДОН.

Дикие потери в технике и личном составе в летней-осенней компании 1941 года привели к тому, что дыры в обороне под Москвой приходилось затыкать ДНОм- дивизиями народного ополчения. Слабо обученные, вооруженные в основном легким стрелковым оружием, они несли огромные потери.

В самый критический момент начали прибывать части, сформированные на Дальнем Востоке. Но в реальности о защите Москвы, точнее, об уличных сражениях в столице, партия и правительство задумались в июле 1941 года, задолго до того, как вермахт зашел в Подмосковье.

НКВД и военная разведка начали формировать свои сети, друг с другом не связанные. Партия по своей линии готовила отдельные группы подпольщиков. Шло, как минимум, тройное резервирование для работы в оккупированной Москве. Знаете ли, печальный опыт первого  Минского подполья заставил задуматься.

А до этого в лютых уличных боях в Москве вермахт готовились встречать элитные боевики. Знаменитый ОМСБОН  (отдельная мотострелковая бригада особого назначения) — чекисты, пограничники, спортсмены должны были дать бой в самом центре. В большинстве своем они отлично знали город и, по существу, являлись последний линией оборы Кремля. Когда угроза захвата Москвы миновала, эти диверсанты переключились на работу в тылу врага.

Есть стать в строй

Группа «Дальневосточники» — это маленький «камушек» из той «лавины» боевиков-диверсантов, которые  должны были портить жизнь немцам на улицах Москвы. Сотни групп, тысячи людей готовы были развязать лютую городскую войну в условиях оккупации. Группа «Дальневосточники» состояла из двух пятерок, действующих самостоятельно и связанных с руководителем через старших низовых групп — классика подпольной борьбы.

Деды-дальневосточники были «заточены» для диверсий на промышленных предприятиях и железнодорожном транспорте. Организационно подчинялись Особой группе под руководством Павла Судоплатова (его «цукерки» до сих помнят на (в) Украине) при наркоме внутренних дел СССР. Позднее Особую группу преобразуют в отдельное управление НКВД, с прежней задачей — «террор и диверсии в тылу противника».

В составе группы пенсионеров были собраны ветераны боев на Дальнем Востоке, начиная от Петра Никифорова, бывшего главы правительства ДВР и заканчивая бабушкой-врачом. Костяк группы составляли семь человек — мужчины в возрасте далеко за 50.

Кое-кто из дедов имел еще дореволюционный, то есть до 1917 года, стаж подпольной борьбы, все принимали активной участие в подпольной и партизанской борьбе в годы Гражданской войны на Дальнем Востоке. Да и после часть из них продолжила служить Стране советов по профилю.

Так что деды знали, как бороться с вредителями и как уничтожать врагов. С тех, революционных, пор прошло немало лет и ситуация стала иной, и техника изменилась. Поэтому старичков  интенсивно начали обучать пользованию современными  средствами диверсий и террора.

«…знакомились с взрывчатыми веществами (тол, мелинит, аммонал), способами взрывания, организацией взрывов различных объектов. Для этого выезжали на один из полигонов под Москвой, где слушали лекции по подрывному делу, а после лекций, сейчас же, на месте, закрепляли все пройденное практическими занятиями», — вспоминал Николай Седиков.

Деды-отморозы

Старики-боевики основательно подошли к организации работы в тылу. Параллельно боевой учебе обустроили три тайных склада с оружием, боеприпасами и иными полезным вещами. Основной расположили ближе к центру Москвы.  Два остальных вынесли на окраины: один на дачу в Новогиреево (тогда это было за чертой города), там же хранилась запасная радиостанция;  другой создали на территории одного из подмосковных овощесовхозов.

Обстановку вокруг основного склада контролировали три боевика, за иными тайниками приглядывали специалисты своего дела. Уровень «легендирования» обычных подпольщиков был высок. Так, за «дачей в Новогиреево» присматривал боевик с позывным Илья, по первому подложному паспорту Михаил Петрович Горев, по второму — Николай Крестовоздвиженский, в реальности — Николай Седиков.

Кадр проверенный — в годы Гражданской войны один из лидеров большевиков Зейского округа Амурской области, был в подполье, затем служил в разведывательных структурах армии ДВР, затем — по торгово-разведывательным делам за рубежом, в фирме «Аркос». У остальных биография была еще круче, очень рекомендую для ознакомления.

Кроме трех общих складов, у каждого из боевиков группы «Дальневосточники», вблизи места основного проживания в черте города, был свой личный схрон — «для того, чтобы в любое время каждый из нас мог выполнить необходимую операцию».

«Я имел около мастерской небольшой дровяной склад, в котором вырыл яму, уложил туда весь свой рабочий запас, сровнял с землей и заложил дровами. …у меня под кроватью в ту ночь лежали тол, гранаты, пистолет ТТ,  которые … не успел еще укрыть в своем сарае», — позднее напишет самый молодой, 50-летний Николай Седиков.

И не надо забывать, что все члены группы, кроме обучения диверсиям, закладке тайников, организации конспиративных квартир и иной подпольной деятельности, обязаны были вести обычную жизнь московских обывателей тех времен. И не попасться в поле зрения бдительных соседей и сотрудников рабоче-крестьянской милиции. Что тоже требовало немало сил и средств.

Элита страны Советов

Большинство участников группы «Дальневосточники» входили в партийную номенклатуру,  ту самую «сталинская элита». Они  не только лично были готовы голову сложить за идеалы Октября, но и детей своих не жалели. Сын руководителя группы «Дальневосточники», Анатолий Никифоров, погибнет в боях на Украине в конце 1943 года. Сын Федора Дриго, Анатолий, 20- летний лейтенант, погиб на фронте в начале войны.

Самый старший из группы «Дальневосточники» — Александр Воронов умер в начале 1942-го, не выдержало сердце как физических, так и моральных нагрузок. Боевик Николай Седиков, который в буквальном смысле зимой 1941-1942 годов спал на ящиках со взрывчаткой, еще в 1938 году вышел на пенсию по инвалидности и по состоянию здоровья мог отказаться от операции.

В Москве группа «Дальневосточники» на подпольной работе оставалась активной до весны 1942 года. После чего часть боевых старичков из столицы перебросили в места бурной деятельности.

«…выехали на Дальний Восток  для подготовки партизанского движения в Приморском, Хабаровском краях, в Читинской области и в Бурят-Монголии, …на случай выступления соседней державы против СССР», — через год напишет в Оргбюро ЦК командир группы Петр Никифоров. И тут, по конспиративной привычке, не договаривает.

В феврале 1943 года инструкторы-пенсионеры вернулись в Москву, оставив после себя налаженное подполье и боевые группы на Дальнем Востоке. Так что не одним, Бойко-Павловым, ограничилось обучение партизан на случай японского вторжения на Дальний Восток.

К маю 1943 года особая группа старичков была расформирована и более к «активным мероприятиям»  не привлекалась.  Для Родины такие люди, как боевики из группы «Дальневосточники», сделали все что смогли.  Жаль, очень жаль, что потомки после 90-х разменяли их славу «на медяки». Хотя, это размен начался еще в конце70-х, когда из жизни начали уходить последние реальные бойцы Великой Отечественной.

Андрей Дунаевский

Автор благодарит независимого историка-исследователя Алексея Волынца за консультации  и предоставленные материалы.

Активные участники группы «Дальневосточники»:

Петр Михайлович Никифоров (1882-1974), псевдоним Леонид, руководитель, привлек жену Клавдию и 17-летнего сына.

Степан Андреевич Новоселов (1882-1953) и его жена Ксения Павловна Шмитман (скончалась в 1988 году в возрасте 92 лет), работали под именем супругов Богдановых. Составляли так называемую «химическую группу», супруга выполняла в придачу роль медика группы.

Федор Иванович Дриго (1888-1949)- боевик.

Григорий Трофимович Перевозчиков (1883-1956) — боевик.

Николай Михайлович Матвеев (1876-1951) — боевик и держатель третьего склада.

Герасим Трофимович Петров (1883-1946) — боевик.

Николай Александрович Седиков (1891-1977) — боевик и держатель второго склада. Непосредственными кураторами группы «Дальневосточники» со стороны Особой группы НКВД были Георгий Мордвинов и Зоя Рыбкина (Воскресенская).

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.