Увидеть икру… и не купить

Куда ушли лососи Хабаровского края и почему отведать доступной, нашей рыбы теперь можно, только добравшись до Москвы

Хабаровский край – родина тихоокеанских лососей, а его жители даже в первом поколении генетически проникаются духом коренных народов, основу питания которых составляет «красное золото» Амура. Каждое лето, отбившись от настойчивых июньских нападок дикой хабаровской мошки, перенеся под вентилятором убивающую все живое июльскую духоту, организм дальневосточника настраивает в себе пищеварительное предвкушение путины. Но в последние годы она преподносит все более удручающие сюрпризы.

Сезонные новости о ходе лососей бьют самые осторожные прогнозы – на практике кеты, горбуши и других видов добывают с каждым годом еще меньше, чем планируют. Спрос остается неизменным – ну какой дальневосточник без разнообразия закусок из свежего «хвоста» на столе в августе и килограмма икры в холодильнике в сентябре-октябре? А вот предложение отвечает ему ценами, которые воистину меняют рацион в сторону безрыбья.

Драгоценный сувенир

Цены на икру сейчас на рынках и в магазинах примерно одинаковые. Самая доступная, если это слово вообще применительно к таким цифрам, икра горбуши – от 5500 рублей за килограмм. Дальше начинается стремительный рост: кета – от 6500, нерка, чавыча – 6700, самый дорогой кижуч – 7 тысяч рублей/кг. Копченая и слабосоленая рыба начинается с 1100 рублей за боковник кижуча, а кета и другие более деликатесные сорта в среднем стоят от 2500 руб./кг.

Мы исторически привыкли везти на запад страны друзьям и родственникам гостинцы – икру и рыбу, приготовленную каким-нибудь деликатесным образом. На таких покупателях в последнее время специализируется предпринимательница Оксана Шарибзянова – для себя теперь хабаровчане покупают ее поистине драгоценный товар реже, чем в качестве дорогого тематического сувенира для жителей другого края общего материка.

У Оксаны и ее коллеги по товарной нише на двоих две точки торговли рыбными деликатесами в Хабаровске – на Центральном рынке и в «Экодоме». Это те места, куда люди традиционно приходят в поисках качественной икры и морепродуктов, не обезображенных условиями хранения в гипермаркетах. Наценка, честно признается Оксана, — полцены от стоимости у производителя.

— Спрос намного меньше, потому что денег у людей нет. Даже маленькую баночку обычный человек себе уже просто так не купит по 1650 рублей за 300 граммов. Поэтому специально теперь выбираю ассортимент подешевле, но и это дорожает, — рассказала предпринимательница. 

По ее многолетнему опыту, в последнее время икра стабильно дорожала на 300-500 рублей в год, а в этом – сразу на тысячу. Первые летние килограммы доходили до 7-8 тысяч рублей за кетовую, а более редкие виды скупали и по 9 тыс. руб./кг. 

В тени рынка

Ближе к осени в Хабаровске стартует региональная альтернативная торговля икрой. По офисам и предприятиям ходят люди без документов, зато с баулами, полными расфасованных по весу пластиковых контейнеров с «красным золотом». Что там за продукт, тайным покупателям приходится выяснять после оплаты. Зато дешевле, чем на рынке.  В интернете в тематических группах фермерских продуктов и объявлений для всех и обо всем кетовую икру сейчас предлагают по 4 тысячи рублей за килограмм.

Еще один тренд сезона появляется летом на улицах в местах массового трафика пешеходов. Там предприимчивые торговцы могут продать литровую банку икры всего за три тысячи, но большую часть емкости составляет желатиновый эрзац (который в магазине стоит рублей сто, а выглядит и пахнет как икра), лишь сверху припорошенный настоящим продуктом.

Поэтому логично, что лучше не рисковать. Но когда одна сырая кетина (а кажется, еще вчера их продавали в сезон по сто рублей за хвост и часто попадались икрянки) выходит дороже тысячи рублей, поневоле приходится ждать старта ставшей уже привычной «доступной рыбы» по проекту, учрежденному еще позапрошлым хабаровским губернатором. Но что теперь лежит в специально отведенных под проект витринах?

Доступные «шнурки»

Этим, совсем не деликатесным словом называет то, что продается сейчас в Хабаровске под вывеской «доступной рыбы», Евгения Охота, руководитель Дальневосточного центра пищевых и рыбоперерабатывающих предприятий «ТЕХНОЛОГИи Я». Кривенькие тельца перемороженной камчатской горбуши по 169 рублей покупать не хочется, но приходится. Икры там, конечно же, нет. К расползающемуся при разделке мясу веса добавляют только голова и хвост.

— Основная проблема в том, что правительство не регулирует обеспечение дальневосточников местной рыбой. Сельдь, минтай мы купим и без льготных условий, а лососевые не можем без государственного проекта. Сложилась вопиющая по цинизму ситуация, что дальневосточники остаются без собственной рыбы, потому что ее скупают оптовики из Сибири и центральной части страны. Малый бизнес остается без сырья для глубокой переработки. Сейчас немногое оставшееся сырье стоит 400 и выше рублей за килограмм, копченая рыба начинается от 1100 рублей, — рассказала Евгения Охота.

Между тем организму дальневосточника необходима жирная рыба, содержащиеся в ней аминокислоты и витамин D, который из солнца добывается не так эффективно, да и сколько мы проводим под его лучами зимой?

При этом, по наблюдению Евгении Охоты, в настоящий момент на местном уровне не работают ни один из заявляемых на административном уровне проектов по разведению аквакультуры и повышению доступности местного биоресурса для своих земляков.

Льготы — двигатель криминала?

Руководитель рыбодобывающего предприятия в низовье Амура, попросивший не называть его фамилию, рассказал, что браконьерство на лимане и далее вверх по течению продолжается при любых распоряжениях региональных властей и ограничительных мерах для официальных работников отрасли и КМНС-льготников.

— Мы отказались от добычи горбуши и летней кеты, чтобы восстанавливалась популяция. Но на нерестилищах ее безжалостно выбирают браконьеры. Рыбаков на Амуре больше, чем рыбы. От Комсомольска до Николаевска все свободные дома раскуплены под летние дачи для тех, кто каждую путину съезжается сюда от Читы до Якутии за нашей рыбой, — рассказал предприниматель.

В то время как официально зарегистрированный бизнес честно терпит все ограничения по добыче, платит налоги и закупает необходимый инвентарь по рыночной цене (за год, например, топливо выросло на 70 процентов, металл в два раза), заезжие добытчики активно используют инструмент льготной добычи, разработанный в крае для коренных народов. Эти квоты теперь получаются по заявительному принципу, без предоставления документов и вменяемой отчетности. Поэтому «коренных народов», имеющих право на вылов 100 кг лосося на человека, по наблюдению рыбопромышленника, в крае за последние годы стало втрое больше, а сами эти рыболовы откровенно признаются, что если взяли по 2-3 тонны, то сезон не удался. Собеседник редакции сообщил, что в прошлом году предприятие сдавало икру по 2 тысячи рублей за килограмм, в этом – по 2800. А что с ней происходит дальше – исключительно произвол перекупщиков.

Кстати, если в 2015 году в крае добывали только официально 25 тыс. тонн лососевых, то в 2021 – 5,7 тыс. тонн.

Просто бизнес

Руководитель РПК артели «Иня» Анна Кривченко объясняет причину стабильного подорожания биоресурса тем, что просто рыбы стало мало. В этом году лососевые даже не дошли до верховий Амура. Теперь действует правило: пока есть спрос, цена будет расти.

— На наших точках икра стоит максимум 4900 рублей, потому что закупаем сырье у нашей же одноименной добывающей компании в Охотском районе по 3400-3800 рублей/килограмм. Все добывающие предприятия зарегистрированы в Хабаровском крае, но везут продукт туда, куда посчитают нужным. Продавать в Москву, другие регионы и страны гораздо выгоднее, отправил и забыл. Не надо искать, где хранить, кому продать. Но для своей территории мы оставляем достаточно, — рассказала Анна Кривченко.

В этом году артель добыла 1,8 тыс. тонн лососевых рыб всех видов, из них 600 тонн оставили на родине для глубокой переработки. Для предприятия эта цифра стабильная, наоборот, готовились к худшему. Учитывая, что у лососевых срок воспроизводства популяции – четыре года, то в этом сезоне ожидалось малорыбье, старт которому дало эпичное наводнение 2013 года, обезрыбившее следующее поколение лососей в 2017-м, которые должны были нереститься в 2021-м.

Анна Кривченко объясняет, что местный бизнес не будет менять существующие схемы в сторону доступности этого, прежде эксклюзивного только для иногородних, а теперь и для местных потребителей продукта. Хранить его особо негде – холодильники в крае забиты. Браконьеров на реке стало меньше, но существующий ресурс рыбоохраны все еще недостаточно эффективен. Пока готовилась эта публикация, сырье еще подросло в цене. К концу года распродадут самую недорогую и менее долгохранимую горбушевую икру и в очередной раз поднимут цену на кетовую.

Может быть, все-таки пришла пора перестать лишь фиксировать убытки и проблемы, прикрываясь полумерами? И необходима какая-то высшая воля, чье-то деятельное, эффективное участие в том, чтобы были довольны и бизнес, и потребитель, и природа — мать наша? 

Мнения о причинах и виновниках сложившейся ситуации у каждого, кто высказался при подготовке этой «Экспертизы», разнятся порой в диаметральной противоположности. В любом случае, кто бы ни вычерпал нашу рыбу из нашего же Амура, загадочные «москвичи» с самой высокой в стране «крышей», «коренные народы» Приамурья, чья внешность и акцент выдают в них принадлежность к совершенно иному этносу, или родная кета и горбуша просто решили покинуть веками обжитый Хабаровский край вслед за стремительно мигрирующими из него хабаровчанами… Все эксперты сходятся в одном: икра и рыба будут дорожать. А вот дешеветь не будут.

Елена Романова

Фото автора

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий