Сеять разумное, доброе, вечное: К вопросу школьного образования и социальной адаптации особых детей в Хабаровском крае

Чему и как учат в современной школе, не стоит рассказывать. За последние 30 лет кто и как только не экспериментировал над российским школьным образованием. Результат оказался не очень — как качественно, так и количественно.

Отдельные яркие проявления  типа побед на международных школьных олимпиадах не могут скрыть у подрастающей смены общего, достаточно низкого уровня образования и готовности жить и творить в современных непростых условиях. А уж в каких условиях порой детям приходится учиться! Одна проблема второй смены чего стоит.

И, казалось бы, что все потеряно, проклято и забыто. Но остались островки чистого, доброго, светлого. Как ни странно это специализированные учебные заведения для особых детей. Именно такое впечатление у меня сложилось после посещения двух таких школ. Одна из них — в Вяземском, более современная,  начала функционировать не так давно,  в начале 90-х,  как краевое государственное бюджетное общеобразовательное учреждение, реализующее адаптированные основные общеобразовательные программы «Школа — интернат № 12».

Вторая — в Хабаровске, как типовая школа-интернат работает с конца 50-х годов прошлого века. И только в 90-е ее перевели, в связи с ростом количества детей со специфичными проблемами здоровья, в иной разряд. Теперь это специальная (коррекционная) школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей с ограниченными возможностями здоровья № 3. Педагогические коллективы и в Вяземской, и в Хабаровской школах-интернатах очень и очень сильны.

Школьный процесс в подсобном хозяйстве

В Вяземской школе-интернате сразу бросается в глаза ухоженность территории и самого здания. Причем касается не только парадной стороны, но и заднего двора. Понятно, что к визиту гостей всегда прибираются, но скотный-то двор с подсобным хозяйством никуда не денется. Но и тут все в порядке. Да, да,  в Вяземском школа имеет уклон в агротехнику. Лошадь, коровы, козы, куры, гуси, прочая живность. Грядки и парники позволяют полученные знания закрепить на практике.

Да и как корову подоить там тоже учат, но сначала на тренажере, что один-в-один воспроизводит натуральную буренку. Не мастерская, но реальный цех по выпечке хлеба меня добил, там такой запах сдобы стоит! А оборудование механической и столярной мастерской просто заворожило – ни в одной современной общеобразовательной школе такого набора оборудования и станков не видел. Каюсь, не сдержался, даже в шкафчик с электроинструментом залез. Вот где мечта любого домашнего мастера!

Как рассказали педагоги, дети не просто учатся, но активно принимают участие в жизни школы. И это касается не только и не столько учебного процесса. Выращенные детьми овощи попадают к ним же на стол. Или вот, к примеру, в школьном коридоре колонна отделана искусственным камнем — это тоже результат работы детей. Вы в обычной школе когда подобное видели?

Хабаровская специальная школа имеет свои особенности. Если в Вяземском специализированное учебное заведение расположено несколько на отшибе, то школа-интернат № 3, имеющая адрес улица Партизанская, 93б, окружена частным сектором.

И аборигены, дабы спрямить путь до ближайшей автобусной остановки, проложили тропы через пришкольную территорию. При этом наделали в школьном заборе не то что дыры, а целые ворота, для удобства проложив к ним тротуары из досок. Так что боюсь, никакие усиленные заборы, как и дополнительные меры не помогут — делать солидный крюк, дабы успеть на автобус, аборигены с улицы Партизанской не будут.

Когда-то к школе относился большой сад, за которым ухаживали дети. Но в нашей эре Хабаровские власти избавили учебное заведение от такой роскоши. И одичал грушевый сад, и завелись в нем бомжики и озверевшие бездомные псы.

Да и сама школа, если с фасада и имеет презентабельный вид, то стоит зайти за угол, то начинают проглядывать следы уныния и тлена. Нет, нет, свои прошлогодние обещания, что на ремонт школы будут выделены средства, губернатор Хабаровского края сдержал, в этом году часть здания снаружи приведена в порядок. Михаил Владимирович, так, может, надо и в этом, и в следующем годах подумать о выделении дополнительного финансирования на ремонт? А то у нас край один, а школа в Вяземском выглядит гораздо презентабельней, чем в Хабаровске.

Да участок под грядки у школы-интерната №3 маловат, и теплицы не чета Вяземским — поменьше и пониже. Но вот внутри в хабаровской школе есть чему поучиться. Конечно, и мастерские поменьше, зато гидропонный уголок — это маленькое чудо. На основе сантехнических труб и керамических горшков, слепленных своими руками, учащиеся учатся растить нужное и полезное. Впереди расширение производственной базы для социальной адаптации. Причем эти дети и сами убирают, и сами следят за порядком. Нет, это не фантастика, это обыденность школы для особых детей.

Шагнуть за горизонт

Всего в Вяземском интернате обучается, по словам педагогов, где-то 130 человек со всего района. «И еще процентов 30 от этого количества, с более легким диагнозом, учится в обычных школах»,-  уточняет из-за спины начальства кто-то из персонала.

На мой взгляд, это много. Это очень много для района. Педагоги стараются социализировать детей с проблемами здоровья. Но в кулуарных разговорах – «не под запись и на меня не ссылаться» — подтверждают, что есть рост числа детей с тяжелыми нарушениями развития.

— Не совсем верное предположение, просто с принятием государственной программы по социализации детей с ограниченными возможностями здоровья проблема вышла на свет. Отсюда и количественный рост, — уточняет Наталья Васильева, директор школы-интерната № 3 города Хабаровска. В этой школе обучаются дети, имеющие ограниченные способности развития.

И если до 2015 здесь обучались и проживали только дети-сироты, то теперь социальную адаптацию и ограниченную школьную подготовку проходят и те, кто имеет родителей. В прошлом году в школе обучался 241 ребенок — из Кировского, Краснофлотского районов и дети из интерната в Березовке.

— Теперь у нас сиротских детей гораздо меньше — всего 33 ребенка. Они в первой декаде августа выехали на отдых  в Приморье, в Большой Камень. За исключением времени пандемии такие дети каждый год выезжают на 21 день на море, — рассказывает Наталья Васильева.

Проходя коридорами этих учебных заведений, слушая рассказы педагогов, наблюдая воочию техническую оснащенность кабинетов и мастерских, глядя на результаты деятельности детей, все время ловил себя на мысли — где-то когда-то это все я видел, слышал и даже ощущал.

Может, повторим?

Если оставить за скобками некоторые особенности учащихся и вместо облегченной школьной программы привнести стандартную учебную, то получим систему обучения не такого уж далекого прошлого. Точнее, ее начали внедрять в  прошлом веке, в 30-е годы, а расцвет пришелся на  конец 40-х.

От ее результатов в 60-х в своих докладных записках в диком недоумении заходились высокопоставленные чиновники разведывательных служб «вероятного противника». В свое время удалось ознакомиться с частью таких записок. Сколько там зависти и злобы по отношению к системе образования, выдававшей в массовом количестве и творцов, и инициативных специалистов, и крепких ремесленников.

В ней нет ничего секретного — на принципы человечности Песталоцци просто наложили педагогические приемы Ушинского и Сухомлинского. К середине 30-х (когда разогнали педагогическую банду Крупской и компании с их педологией — еще та гадость) добавили практики от педагога в погонах Макаренко, бывшего в чине майора НКВД.

Результат сказался быстро. Если деды были не совсем грамотные, если в годы первых пятилеток отцы гнали на производстве пятидесятипроцентный  брак, то третье поколение позволило стране рвануть в космос. Так, может, стоит повторить успешный эксперимент? Чтобы третье поколение сделало то, чем может гордиться страна. Или остановимся на воспитании грамотного потребителя и частичном импортозамещении? Как по мне, так хочется верить в человека-творца и надеяться на технологический прорыв страны.

Эдуард Попов. Фото автора

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.