Примерно половина дачников с удовольствием занимается огородничеством и садоводством

Сегодня гость редакции — Борис Иванович Никоненко, садовод-огородник СНТ «Раздольное», член Хабаровского межрайонного союза садоводов, член Общественного совета при министерстве сельского хозяйства правительства Хабаровского края

— Насколько вы нынче обеспечили себе продовольственную безопасность, собрав урожай на своем садово-огородном участке?

— По большому счету нынешний год был очень урожайный. Картофеля — завались, капусту не знали куда девать, овощей — море. Ягода вся была хорошая. Единственное, что огорчило — не было урожая груш. Затарили и подвал, и морозилки, и банки. Иными словами, свою продовольственную безопасность по картофелю, овощам, ягоде мы обеспечили стопроцентно.

— А в денежном выражении не подсчитывали, что дает дача, если все это купить?

— Никогда не считал.

— Ну, примерно — тысяч на 100 или даже на 200 получится?

— Думаю, больше двухсот тысяч вполне будет стоить наш урожай. А помимо него еще и здоровье, и настроение. Например, у нас только цветов растет восемь грядок.

— Красота! На ваш взгляд, многие дачники хорошо обеспечивают себя урожаем?

— Многие, но не большинство. Наверно, примерно половина дачников с удовольствием занимается огородничеством и садоводством, и у них замечательно получается. Но сейчас же новое поветрие: построить дом, благоустроить участок, и приезжать на дачу только на шашлыки. При этом очень много заброшенных участков. А ведь раньше иметь дачу было весьма престижно.

— Вы какое время вспоминаете?

— Шестидесятые годы. Нынче в декабре исполняется 55 лет Хабаровскому межрайонному союзу садоводов. Хотя землю давали и раньше. Мне уже много лет, и я помню, как выделяли огороды под картошку. Потом участки стали давать организациям. И вот тогда они хорошо помогали своим дачникам: выделяли транспорт, занимались дорогами, делали водоемы.

— А потом бывший губернатором Виктор Иванович Ишаев принял решение о массовой раздаче дачных участков всем желающим.

— Ну, это не Ишаев решал, а вышел федеральный закон, на основе которого пошло массовое выделение дачных участков, в том числе и в Хабаровском крае. Это было уже в 90-е годы. С тех пор участки увеличили, стали выделять по восемь соток. Кто бы ни приехал в наше СНТ «Раздольное», и все говорят: какие у вас замечательные дороги! И почему они такие? Потому что сразу их делали нормальными. А на старых дачах все впритык, не разъехаться. Вообще в дачном деле очень много проблем, и они не решаются долгие годы.

— Вы хотите сказать, что после Ишаева в крае сменилось уже три губернатора, пять министров сельского хозяйства — и никаких подвижек?

— Да, именно так: никаких подвижек на краевом уровне.

— Как-то печально…

— Хотя могу рассказать и одну хорошую новость. Благодаря депутату Государственной думы Борису Михайловичу Гладких внесена поправка в 217-й федеральный закон, которая решила проблему регистрации земель общего пользования в садоводческих товариществах.

— А в чем там была закавыка?

— Раньше, чтобы решить вопрос о регистрации земель общего пользования, требовалось стопроцентное присутствие собственников на собрании товарищества.

— Чушь какая-то! Такого присутствия не будет никогда.

— В том-то и дело! Наконец-то убрали эту норму, ввели привычный для собраний кворум.

— Это был вопрос федерального уровня. А какие у нас местные проблемы?

— Первое и самое главное — брошенные дачи. В этом году краевая власть заявила, что может дать желающим свободные участки. Все соответствующие службы мгновенно озаботились популярной темой, обратились и к нам. Нет вопросов — брошенных участков уйма! К ним не надо подводить дороги или электроэнергию – это все есть. Но все они в чьей-то собственности. Решайте вопрос с хозяевами. Мы бились в эту стену — не пробили, может, у вас получится. По крайней мере, я, еще будучи председателем СНТ, занимался ими еще с 2010 года, но получил урок: никто ничего не хочет решать. Я понимаю, что такое неодолимое препятствие было сделано для Подмосковья, чтобы нельзя было изъять землю. Но у нас-то она имеет другую цену, другое отношение к ней. Да, в свое время люди хапнули землю, но на ней же надо работать, в нее надо вкладывать средства.

— Но ведь законный порядок изъятия брошенных участков есть?

— Есть. По закону надо в течение трех лет проводить осмотр и составлять акты о том, что участок не используется по назначению. Три года мы вместе с комиссией смотрели, оценивали, составляли акты, отдавали их в отдел по контролю за использованием земель Росреестра по Хабаровскому краю.

— И что?

— А дальше Росреестр приглашает собственника, объясняет положения закона и предлагает: или занимайтесь землей, или отказывайтесь от нее. Некоторые, действительно, отказываются. Тогда участок переходит в собственность муниципальной власти, которая может выставить его на торги или отдать в аренду, или бесплатно предоставить в собственность многодетным семьям и т. д.

— А если хозяин не отказывается от своего земельного участка?

— Тогда к нему не придерешься. Понимаете, сам термин «брошенный участок» очень расплывчат. Он означает, что на нем в течение года не велось абсолютно никаких работ. А если раз копнул лопатой — все! — участок уже не брошенный. Но и это еще не все! Вы попробуйте найти собственника участка, который сменил фамилию или адрес, или уехал, или умер и т. д. Никто в нашей стране не обязан контролировать эти данные. Никто! То есть, абсолютно отсутствует элементарное и первоначальное — учет.

— А через суд изъять можно?

— Можно. Если дачные участки находятся на территории, к примеру, Хабаровского района, то судами должна заниматься районная власть.

— Понятно: зачем ей обременять себя, да еще и бюджетные деньги тратить!?

— Мы неоднократно вели дачные переговоры с Хабаровским районом. Уже в этом году обсуждали вопрос в районной администрации. Я возмущался: ваша земля, вы дали ее дачникам, а контроля нет! На совещаниях они всегда хорошо и правильно говорят, даже дают задание юристам разобраться, подготовить положение об изъятии и т. д., однако потом все тихо уходит в песок. И так повторяется раз за разом.

— В СНТ «Раздольном» сколько брошенных участков?

— По реестру используется 275 участков, а всего в СНТ 857, значит, брошенных 582 участка. Это только в одном нашем товариществе. И ведь не обязательно решать проблему сразу глобально. Давайте возьмем одно СНТ, разберемся, наведем порядок, а потом перейдем к другим. Увы! Вопрос с брошенными участками, конечно, тяжелый. Но его можно победить. А он никак не решается ни на каком уровне. И я не понимаю, почему? Ведь и проблему все знают, и полномочий у всех уровней власти хватает…

— Можно предположить простую причину: потому что краевая власть не дала жесткую команду местной власти. Была бы отмашка сверху — и сделали бы. А ее нет, потому что федеральная власть не дала команду краевым чиновникам. У нас ведь многое делается так — по команде от президента, сверху донизу.

— Без комментариев.

— Ваше право. Но ведь все-таки есть одна доблестная заслуга у краевой власти — субсидии для СНТ. Согласитесь?

— Надо еще разобраться, чья это заслуга. Когда меня избрали председателем СНТ «Раздольное», то сразу пошел в министерство сельского хозяйства и завел разговор о субсидиях на инженерное обеспечение СНТ. Мне честно сказали: не получится. Но подошел 2012 год, и накануне выборов губернатора мы с председателем Хабаровского межрайонного союза садоводов подготовили письмо на имя Вячеслава Ивановича Шпорта. К нему сразу же приложили проект постановления правительства края.

— Вот так, без оглядки? Хотя ясное дело: вы же человек знающий, раньше работали в правительстве края — напомните, кем?

— Я был главным специалистом в министерстве топлива и энергетики и неоднократно сам готовил проекты постановлений. Поэтому знал, как их правильно делать. Бумаги отправили губернатору Шпорту, и он их — представьте себе! — подписал. Так появилось в 2012 году постановление правительства края о порядке предоставления субсидий для СНТ. И в 2013 году «Раздольное» уже получило субсидию.

— Напомните порядок их получения.

— СНТ за свой счет выполняет работу, представляет документы (договоры, банковские счета — чтобы все было официально) в министерство сельского хозяйства, и оно возвращает товариществу 50 процентов затрат, но не больше 500 тысяч рублей в год. Общий объем субсидий планировался в 5 миллионов рублей на год.

— Хорошее дело! Ведь в те годы многие СНТ получали субсидии.

— Да, народ активизировался, так как это было выгодно. В основном в товариществах делали дороги, потому что они были отвратительные. Но дачное счастье длилось недолго. Ведь изначально субсидии шли напрямую от министерства сельского хозяйства, а потом изменили порядок. 30 процентов субсидии должна была выделять районная власть, а 70 процентов добавляла краевая.

— Чем это плохо?

— Тем, что сумма субсидий стала напрямую и в первую очередь зависеть от районной власти. Выделит район 3 рубля, край добавит 7, СНТ получит 10 рублей. Выделит район 300 рублей, край добавит 700, СНТ получит тысячу рублей. Чувствуете зависимость? К примеру, в 2019 году Хабаровский район возвращал СНТ уже не по 50 процентов от затрат, а всего по 30. А в 2020 году он вообще не выделил ни рубля на субсидии.

— То есть, районная власть стала выделять денег меньше, соответственно и краевая власть меньше, и СНТ не получали обещанной половины. Получалась экономия?

— Правильно, запланированные субсидии в 5 миллионов рублей из года в год не расходовались. Фактически субсидии в общей сумме составляли 1,4-1,7 миллиона рублей.

— Мизерные суммы! Это только для Хабаровского района?

— Нет, это на весь край. И дошли до того, что на 2022 год запланировали только 2,37 миллиона рублей вместо 5. А глава Хабаровского района прямо сказал, что выделит нынче всего 660 тысяч рублей.

— А ведь можно догадаться, почему районная власть  жадничает на  расходы. Дачники-то — городские, а денежки на субсидии — районные. Какой смысл району поддерживать горожан? Помощи бюджету от них нет, отчеты они не украшают, статистику не улучшают…

— Вы как будто подслушали главу Хабаровского района! Именно так прямо он и говорит. В этом коллизия! Но возвращаться к прежнему прямому субсидированию никто и не заикается.

Однако помимо самой субсидии в этом вопросе есть и другая сторона: давно пора расширить список субсидируемых работ. Каждый год дорогу делать не надо, если она однажды сделана добросовестно. А вот охрана нужна. А как быть без дома для охранников? И видеонаблюдение очень даже требуется, чтобы воры не гуляли по дачам. Надо делать и ограждение территории. Нужны противопожарные мероприятия, в частности, покос травы. Это все и многое другое, крайне необходимое, в субсидии не входило. То есть давно надо расширять список субсидируемых работ в СНТ, если заботиться о реальной помощи дачникам.

— На каком уровне вы поднимали эти вопросы?

— В Законодательной думе Хабаровского края, когда в 2019 году принимали закон о  садоводстве. Потом на уровне думского комитета по промышленности и предпринимательству, который курирует и садоводство. В 2020 году комитет заслушал вопрос об исполнении краевого закона о садоводстве и огородничестве. Весной 2022 года он провел «круглый стол» о законодательном обеспечении садоводства и огородничества. В рекомендациях везде писали, в частности, министерству сельского хозяйства: проработать вопрос о расширении перечня направлений расходования субсидий. Но мы-то знаем, что такое рекомендации. Министерство не собиралось и не собирается их выполнять.

— Какие еще вопросы волнуют дачников?

— Бесхозные дороги между селами, автобусные остановки, круглогодичное автобусное движение — вопросы очень тяжелые. Например, есть большое количество дач в нескольких СНТ между железнодорожной платформой «Садовая», стрельбищем и Сопкой  двух братьев. Дорога там бесхозная. Дачники периодически кое-как поддерживают ее за свои деньги, но в ненастье она становится непроезжей. Мы бьемся, чтобы дорогу поставили на учет, чтобы после этого заняться нормальным ее ремонтом. Всем пишем бумаги, на основе законодательства разъясняем логику мероприятий. И что вы думаете? Из краевого министерства транспорта и администрации Хабаровского района мы получили одинаковые ответы. Они предлагают нам делать ремонт дороги за счет средств СНТ, а потом получить субсидию за выполненные работы. Так мы и поверили в субсидию за ремонт бесхозного объекта! Это лукавство или что? Ведь документы о выполненных работах они же и не примут, потому что дорога бесхозная, она не входит в земли общего пользования СНТ. Как еще им объяснять ситуацию?

— Так ведь это юридическая безграмотность! Или наглая отписка.

— Делать не хотят, поэтому присылают отписку.

— Откуда вы знаете такие нюансы?

— Потому что я вхожу в состав комиссии по приему выполненных работ по субсидиям.

Дальше: возьмем автобусные остановки, с ними проблема почти по всем СНТ. Возьмем один факт. Долгое время Хабаровский межрайонный союз садоводов пытался решить вопрос по обустройству остановок в районе села Ильинка, где расположены пять садоводческих обществ — «Лотос», «Механизатор», «Колокольчик», «Родничок», «Родничок-2». Там находится более восьмисот участков. Остановочных пунктов нет, карманов для заезда автобусов нет, и рейсы туда не запускали. И только в этом году наконец-то сделали остановки. Но автобус туда по-прежнему не ходит. А остановки превратились в места свалки мусора.

— Кто занимался остановками?

— Краевые структуры.

— А кто должен был решить вопрос с автобусами?

— Городские структуры.

— Так ведь все ясно: созвониться и договориться разным структурам западло. Правильно?

— Выходит так.

— С речным транспортом все в порядке?

— По теплоходам мы находим с городом общий язык, хотя и там есть некоторые вопросы.

— Например.

— Раньше была остановка теплохода на стадионе имени Ленина. Сейчас ее нет. Дачники жаловались везде и всем, но приходили отписки: дескать, не предусмотрено. Однако уже четвертый год делают реконструкцию набережной под яхт-клуб. И опять там не предусматривают теплоходную остановку. Но ведь краевая власть знает про эту проблему, знает про дачников, которые собирались бы там со всего Кировского района! Предусмотрите остановку, она не помешает. Нет! Нельзя! А почему нельзя? 

Еще одна проблема — о передаче электрических сетей некоторых СНТ на баланс Дальневосточной распределительной сетевой компании. По закону компания должна их принять, но там так обставляют процесс передачи, что фактически ее не происходит. Хотя некоторые СНТ все же добиваются передачи, но только через суды. А почему только через суды, через канитель и деньги? И я не знаю, кто может помочь в этом вопросе дачникам.

— А мне не нравится компенсация за проезд на дачу. Каждую весну краевая власть хвалит себя: опять облагодетельствовали пенсионеров! А на самом деле видел бы кто, как пенсионеры подбирают автобусные билетики, выпрашивают их у других пассажиров, клеят на листы, несут в соцзащиту… Зачем это унижение? Отдайте деньги пенсионерам-дачникам и не создавайте себе дополнительную работу.

— Так, наверно, заботятся об экономии: ведь есть пенсионеры, которые не ездят на свои дачи.

— Бог мой! Так они берут билеты у тех, кто ездит, отчитываются и получают компенсацию. А кто считал расходы на зарплату сотрудников, принимающих и проверяющих билетики? Что выгоднее?

— Я согласен, и этот вопрос решить можно. С дачными проблемами все упирается в два слова — если захотеть.

— Так ведь из-за таких проблем многие и бросают свои участки.

— В свое время в крае было шесть объединений садоводов, сейчас три.

— А если посчитать садоводческие товарищества?

— В Хабаровском межрайонном союзе садоводов 130 СНТ.

— А реальных садоводов сколько? Тысяч двести есть?

— Такая цифра гуляет иногда по отчетам, но реально их чуток меньше.

— Интересно, сколько огородников могли бы продавать нам излишки своих урожаев, если бы им разрешали торговать во всех облюбованных ими местах?

— Интересный случай. Раньше в Березовке дачники торговали у дороги на ящиках. Им запрещали, их выгоняли. А в этом году там поставили прилавки — на том же самом месте, у дороги. Я считаю, что это правильно. И это сделала администрация поселка — сама, без жалоб, без команд сверху. Разве это трудно? Разве это дорого? Это просто и выгодно — и дачникам, и жителям. Есть такие намоленные места, с которых не стоит выгонять продавцов, просто надо сделать их цивилизованными. Народ-то умный, он идет торговать туда, где есть спрос. Быть может, тогда у какой-то части дачников будет больше интереса растить большой урожай. А иначе, куда его деть? Заготконтор, которые были раньше, нет. И никуда ты не сунешься со своим ведром лишней картошки или огурцов.

— Дача требует грамотного отношения и к земле, и к растениям. А вы: «большой урожай, большой урожай…» Большой урожай сам по себе не растет.

— А у нас в союзе есть школа садоводов, пожалуйста, любой может прийти, послушать. Мы публикуем объявления о занятиях.

— И чему сейчас у вас учат? Например.

— Например. Агроном Константин Константинович Скорик познакомит вас с современными технологиями выращивания овощей на приусадебном участке. Основы экологического земледелия и здорового питания преподает член общероссийского движения «За сбережение нации» Елена Михайловна Илюхина. О ландшафтном дизайне и проектировании садового участка рассказывает Вера Николаевна Жулина. Садоводство, овощеводство ведет известный всем садовод Эрика Георгиевна Терехова. Своим многолетним опытом виноградарства делится Сергей Владимирович Чудопалов. Есть занятия по садовой скульптуре, комнатному садоводству, флористике и т.д.

Что реально дал садоводам краевой закон о садоводстве? Или он просто обозначил так называемые хотелки?

— Да, продекларировал намерения. К закону должны быть нормативно-правовые акты о порядке его исполнения, программа с финансированием. Тогда это была бы реальная помощь, эффективная. Но, к сожалению, как в нашей стране, так и в нашем крае правят финансисты.

— Что надо, чтобы в крае больше уделяли внимания садоводству, больше помогали дачным труженикам. А то, как отчет, так флаг в руки: «…90 процентов картофеля в крае производят дачники-огородники»; а как помочь дачникам, так в кусты…

— Первое: бюджетное софинансирование общезначимых работ по обустройству товариществ. У краевой власти для этого есть права и возможности. И это не великие деньги — отдача гораздо дороже. Второе: все остальные вопросы и проблемы дачников решать по-человечески. По-человечески!

Раиса Целобанова. Фото автора   

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.