Построждественские истории

Одна – про мандат на убийство, вторая – про неожиданного помощника в деле раскрытия преступлений, третья – об интересном явлении в Великобритании прошлых веков.

В детстве на нашей улице жил дед, которого называли колдуном. Всякие про него слухи ходили. В его доме я был один раз, когда чем-то приболел. Не знаю, чем болел, но мне потом говорили, что колдун «болезнь из тебя выбил». Что это значило, я так и не знаю.

Я дружил с его внуками и внучками, которые приезжали к нему из города на выходные. Они сами очень любили истории о своем деде-колдуне. Бывало, что-нибудь сами о нем выдумывали. Например, мог он с ними играть в доме, а когда они смотрели в окно, то видели, что он же на огороде работает.

Умер дед от того, что его загрызли свои же собаки. Как так получилось, никто не знает. Потом говорили, что не могли в дверь гроб вынести, а в момент смерти из трубы огонь пошел. Что, мол, подтверждает, что колдун был лютый.

Один из его внуков, Костик, рассказывал мне, что перед смертью дед собрал своих детей (их было пятеро) и сказал, что дает им мандат на убийство пятерых. Если, дескать, взять с его могилы землю и посыпать на порог того, кого они хотят убить, то тот человек и умрет. В общем, все это происходило, когда мне было лет 6-7. В детстве меня это очень впечатлило.

Буквально пару лет назад обращается ко мне человек за помощью в получении наследства (я юрист по профессии). По имени и фамилии понимаю, что это тот самый Костик. Я в шутку ему напоминаю про это дедовское завещание, про мандат на смерть пятерых вспоминаю, мол, здорово он мне в детстве жути нагнал. И тут Костика как прорывает.

Он рассказывает, что пять раз его старшая родня на могилку к деду ездила, и действительно пять человек умерло. Потом в девяностые еще ездили. И хотя дед говорил про пятерых, родственники много больше земли перетаскали – сыпали на пороги своих недругов. И вот за три месяца до нашей встречи с Костиком его старшая родня собралась и стала обсуждать, что пора снова на могилку за землицей съездить, а то что-то слишком уж у них много долгов.

Поехали все пятеро. Краски еще купили оградку подкрасить. На подъезде к кладбищу на ровном месте «Крузак» с трассы влетает в бетонный блок. Все пятеро там же и погибли.

Вот Костик наследство и оформляет…

Диарея на службе милиции

В девяностых пропал таксовавший на «Москвиче» мужчина. Машину нашли сгоревшей, неподалеку от вокзала. Прокуратура возбудила уголовное дело по признакам убийства. Раскрыть преступление удалось лишь спустя полтора года.

Преступники были иногородними, преступление совершали ночью. Сообщили, что труп оставили в канаве у обочины пригородной дороги. Показать место не смогли.

Конец апреля. Мне руководство заявило, что в отпуск не пойду, пока не будет найден труп. Это было в пятницу. В субботу, рано утром, по загородной дороге проезжала милицейская машина дежурной части. В салоне был лишь водитель. Неожиданно у него случился приступ диареи. Остановив машину, он быстро отбежал в канаву у дороги, присел там и обнаружил скелетированный труп разыскиваемого нами пропавшего водителя!

Еще раньше, в начале семидесятых, когда я еще работал старшим оперуполномоченным уголовного розыска в районном ОВД, территория обслуживания которого граничила с сельской местностью и рекой, из металлического гаража для моторной лодки был похищен лодочный мотор «Вихрь».

Преступление было раскрыто быстро. Его совершили местные подростки, которые пояснили, что завернули похищенный двигатель в брезент и спрятали в камышах болотистой местности, возле дороги. Но двигатель пропал. Через несколько месяцев сотрудники милиции обнаружили объявленный мною в розыск двигатель у местного жителя (по профессии водителя).

Далее было установлено, что данный мужчина, проезжая по дороге в промышленной зоне, внезапно почувствовал приступ диареи. Он остановил грузовик и побежал в придорожные камыши. И обнаружил там брезентовый сверток с двигателем, который и присвоил себе. Как все это можно объяснить, если не МИСТИКОЙ, я не знаю…

Держите себя в руках!

Во второй половине XIX – начале XX века в Великобритании существовала мода на специфический жанр фотографии. Он носил название «Викторианский безголовый портрет». Как не трудно догадаться из названия, он представлял собой изображение натурщика, который держал свою голову в руках.

Этот жанр придумал фотограф Оскар Рейландер. Так как в то время не существовало фотошопа, то эффект отделения головы от тела достигался с помощью сложного монтажа и долгой работы в лаборатории. Вследствие этого фактора сделать безголовый портрет стоило недешево.

Мода не стояла на месте. И просто сфотографироваться со своей головой было уже не комильфо. Фотографы стали «креативить»: у кого-то отрубленная голова «надевалась» на штырь, кто-то нес свою часть тела на блюде, кто-то и вовсе держал копию своей головы в одной руке, а в другой — мачете (типа сам себе отрубил).

Когда мода на Викторианский безголовый портрет ушла, ученые заинтересовались данным феноменом. Они пришли к выводу, что это проявление специфического чувства юмора у жителей тогдашней Великобритании. Впрочем, существует другая версия. Она гласит: подобные фотографии могли вызывать у современников ужас и были рассчитаны именно на такое воздействие.

Истории записал маг и экстрасенс Ярослав Передушин

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий