Последний эшелон. Продолжение. Начало в №№ 3-15

Глава 10. Зуб

…Авторитет наладил связи с наркобаронами Киргизии и оттуда поставлял героин, который его люди распространяли в Хабаровском крае. Когда к нему подбирались вплотную оперативные службы правоохранительных органов, Зубов предпочитал отсиживаться в собственном доме в пригороде города Ош в Киргизии и, после того как шум утихал, возвращался в Хабаровск. В Киргизии Зуб построил водопровод для поселка, где временами проживал, и дехкане боготворили криминального авторитета, оказывая последнему едва ли не царские почести. Со временем Зубов планировал полностью отойти от управления собственной ОПГ и для этой цели присмотрел себе преемника, брата сожительницы, Хрыкова Романа, которого за взятку практически выкупил из мест лишения свободы. Хрык после освобождения активно было включился в криминальную жизнь родственника, но познакомился с обеспеченной женщиной с собственным бизнесом, которую «крышевал» Зуб, и решил, что безопасней будет провести лихие 90-е под крылом у этой дамы, к тому же не лишенной привлекательности.

Зуб нашел способ наказать родственника, который не оправдал надежд, и вот каким образом. В Хабаровске на торги была выставлена гостиница в центре города, и подруга Хрыка, используя связи в администрации города, без реального аукциона, положенного в таких случаях, купила объект недвижимости. Гостиницу оформили на предпринимателя-ресторатора, который выделил деньги (у самой подруги Хрыкова денег не хватало, да и не хотела она, чтобы ее фамилия фигурировала в официальных документах). Предприниматель после продажи объекта недвижимости должен был выделить долю даме от проданного объекта. Однако долю получил Зуб, который знал про сделку с гостиницей и за меньшую сумму уговорил ресторатора кинуть бизнесвумен под предлогом, что та теперь работает без его «крыши». Дама была в шоке, она рассчитывала на своего друга Хрыкова, а последний оказался, так сказать, не при делах, после того как вышел из группировки Зубова. Эти махинации с недвижимостью сыграли роковую роль в жизни, а точнее, в смерти Олега Зубова.

В 2000 году я выехал на место преступления, в район городских прудов Хабаровска. В квартире одной из хрущевок был обнаружен труп. Уже в квартире я узнал от местных оперов, что неизвестным застрелен из пистолета криминальный авторитет Зубов, преступник скрылся. Хотя раскрытие убийств напрямую не являлось задачей органов по борьбе с организованной преступностью, но убитым был криминальный авторитет, и моя группа подключилась к расследованию преступления. Из опросов участников ОПГ Зубова стало ясно, что убийца свой. Зуб сам открыл дверь преступнику, и при этом он был в одних трусах и майке, хотя по зоновским неписаным законам не мог авторитет встретить незнакомого человека в таком виде. Решили отработать того самого Хрыкова, который пропал и нигде не объявлялся. Установили связь Хрыка, некоего Артура, взяли санкцию на обыск квартиры Артура и выдвинулись на улицу Льва Толстого, где проживал Артур. Дверь в квартиру по улице Льва Толстого никто не открывал, свет в помещении не горел — ну что делать, сели в засаду. Засада стояла двое суток, мы расположились в закрытом тамбуре, где находилось несколько квартир, и терпеливо ожидали, когда появится Артур. Соседи к нам привыкли, мы не шумели, вместо водки пили кефир, и милицию постояльцы не вызывали. К исходу вторых суток кому-то в голову пришла светлая мысль заглянуть в замочную скважину квартиры, где был обнаружен ключ, торчащий изнутри помещения. Эта деталь несколько нас озадачила, из квартиры не раздавалось ни единого шороха, и мы были в полной уверенности, что дома никого нет. Вызванный специалист из магазина «Замки» долго изучал замочную скважину и глубокомысленно изрек: «Есть замки, которые можно открывать и закрывать снаружи, не вытаскивая ключ из замочной скважины со стороны жилого помещения квартиры, но этот замок не такой, а самый обычный, дома есть жильцы». Этого заключения эксперта оказалось достаточно, чтобы вызванные на чисто техническую помощь собровцы радостно, минут за пять, вынесли красивую стальную дверь вместе с дверной коробкой.

Ворвавшись в квартиру, я увидел парня, испуганного и немного изможденного, позже он рассказал, что эти двое суток сидел дома, старался излишне не ходить по квартире и практически ничего не ел, чтобы не было шума и мы не поняли, что дома кто-то есть.

— Ты Зуба убил? — наудачу спросил я, практически ни на что не надеясь.

— Нет, это Хрык, — облегчил душу Артур.

— Откуда знаешь?

— Он приходил пару дней назад. Принес пистолет ТТ, одежду в крови и попросил все это надежно спрятать. Еще сказал, что Зуб умер как мужчина.

Дальше Артур рассказал, что Хрык, после того как зашел в квартиру Зубова, сразу выстрелил из ТТ в криминального авторитета, ранив его. Зубов был в сознании, но не стал унижаться и просить пощады. «Добивай, раз начал, чего смотришь!» — сказал авторитет. Хрык несколько раз нажимал на курок пистолета вхолостую, механизм заело по какой-то причине, все это время Зуб спокойно ждал и без тени страха смотрел на своего убийцу. Только с третьего раза прозвучал роковой выстрел. Теперь, печатая эти строки, я понял, что Зуб, уже раненый, понимал: пощады не будет, и хотел закончить свою лихую жизнь красиво.

Артур показал, где хранятся вещи, в которых Хрык был на убийстве, и орудие преступления — пистолет ТТ, а также назвал место в поселке Березовка, где отсиживался, заодно пытаясь «перекумарить», преступник: Хрыков был наркоманом и хотел слезть с иглы. Преступник был нами задержан и впоследствии осужден к небольшому сроку лишения свободы, на суде адвокаты выстроили версию, что якобы Зубов постоянно избивал свою сожительницу, Хрыков, пытаясь заступиться за сестру, застрелил обидчика.

Судьба Артура сложилась не лучшим образом, он был задержан в Краснодарском крае вместе со своим отцом за изнасилование и покончил с собой в следственном изоляторе.

Глава 11. Цыгане

В 2000 году, буквально перед самой ликвидацией региональных управлений по борьбе с организованной преступностью, нашей группе была добавлена новая линия работы — цыгане. В РУБОП в отделах мы делились на группы, у каждой были так называемые линии оперативной разработки. Я со своими тремя коллегами разрабатывал ОПС «Общак» и в нагрузку — раскрытие заказных убийств, с которыми территориальные органы не справлялись ввиду большого количества этих преступлений.

Начальство решило «подвесить» нам цыган: ромалэ заполонили город наркотиками. Дело было новое, и мы с огоньком подошли к поставленной задаче, но для начала занялись наведением справок об этом загадочном народе, о котором с детства каждый из нас слышал много небылиц.

Оказалось, цыгане есть христианского вероисповедания и мусульманского, иначе как на русском языке эти две нации между собой не общались, так как на родном языке христианские цыгане и мусульманские друг друга не понимали. Дальше выяснилось, что выражение «цыганский барон» не имеет под собой никакой почвы и появилось из легенд. По правилам, взятым из жизни заключенных, конечное решение в споре между цыганами принимала сходка. На сходке действовали правила театральной постановки: кто яростней защищает свою точку зрения и энергичней целует икону (конкретно у христиан), тот и прав. К таким спектаклям мы не сразу привыкли, у нас в кабинете хором плакали доставленные цыганки, задирали юбки и клялись, что про наркотики и слыхом не слыхивали. Согласитесь, это как минимум необычно. Как их разрабатывать, в частности кто будет переводить «прослушки», на чем вербовать источников оперативной информации среди кочевого народа вообще не было понятно.

Пришлось прибегнуть к отработанному методу, который немного позже МВД приняло на вооружение, и назывался этот метод «кратковременное оперативное внедрение». Были созданы целые подразделения с большим бюджетом, которые оформляли гору бумаг, чтобы сотрудник смог использовать данный метод в своей оперативной комбинации. Наша же группа метод упростила, и назывался он «закосить под блатных». Мы своей группой в количестве трех человек объехали несколько цыганских домов и побеседовали с хозяевами вот по такой схеме.

— Мы от Соседа, знаете такого? «Ответственный» за Хабаровск.

— Знаем, конечно, знаем и уважаем, — отвечали ромалэ.

— Так, а почему не платите?

— Как не платим?! «Потаповские» вчера приезжали, тысячу долларов отдали им.

— Хорошо, товар покажите, посмотрим качество, торгуйте, но главное, чтобы люди не травились.

Пару раз «стреляло», наркотики, которые выносили цыгане на «проверку», официально изымались, мы же представлялись сотрудниками милиции, чем сильно расстраивали ромалэ. Разговор с наркоторговцами записывался на диктофон, если не удавалось изъять наркотики, на полученной компре вербовались первые источники оперинформации в цыганской среде.

Мой товарищ получил агентурное сообщение о том, что есть старший у «русских» цыган — Осипов Иван по кличке Чебурек.

— Чебурек опасен, — предупредил агент, — осторожней с ним.

— Не учи ученого, — был дан ответ агенту.

По проверенной схеме группа офицеров РУБОП выдвинулась в цыганскую слободу «пощупать на вшивость» цыганского лидера. После вступительной части «Мы от Соседа, какой наркотой торгуешь, кому платишь?» обстановка в доме у Осипова начала накаляться. Смешной маленький пузатенький цыганишка никак не желал пугаться и стоял на своем.

— Про наркотики ничего не знаю, живу с того, что бабы на вокзале нагадают, никому не плачу и платить не буду.

— Ну, тогда мы тебя поломаем, — была пущена в ход прямая угроза.

— А-а, ну раз так, выходите во двор, — побелев, предложил цыган.

Мы вышли из дома. «Достаньте-ка стволы и рассредоточитесь за деревьями», — сказал я коллегам, почувствовав  неладное. Возле дома Осипова росло несколько больших тополей, и трое оперов с взведенными курками табельных ПМ спрятались за природными укрытиями. Предосторожность оказалась не напрасной. Иван вышел из дома с двустволкой и без предупреждения бабахнул прямо из двух стволов. Выстрелы пришлись в сторону того дерева, за которым находился мой товарищ. Картечь рикошетом от земли попала в ногу напарнику. По закону «О милиции» можно было применять оружие на поражение и застрелить цыгана без предупредительных выстрелов, но мероприятие, на которое мы выехали, носило официальное название «оперативный эксперимент», и для проведения эксперимента необходимо было подготовить пакет документов, о чем я упоминал выше. Мы же не только не подготовили доки, но и в принципе поехали на эксперимент на свой страх и риск,  по привычке не поставив в курс даже начальника отдела. Следовательно, стрелять в Осипова было нежелательно.

— Бросай оружие, милиция! — было решено пойти по самому простому, но никому не наносящему ущерба пути.

— А-а, ну так бы сразу и сказали! — цыган бросил оружие. — Заходите в дом, начнем заново.

В дом, правда, зайти не пришлось, поехали в травмпункт выковыривать цыганскую картечь. Заплатили врачу, чтобы тот достал несколько железных шариков из ноги сыщика и не поднимал шум. Жаль, не могу рассказать о дальнейших отношениях с Чебуреком, срок давности для секретной информации еще действует, но было несколько курьезных моментов, связанных с этим интересным, как оказалось, человеком.

«Цыгане, как дети, — любил говорить Чебурек, — любят все блестящее». Кто-то из ромалэ занес в цыганский поселок книгу и маленькую коробочку червей, которые якобы выедают в организме все вредные новообразования и заодно чистят этот самый организм. Черви и книга с аннотациями к ним стоили недешево, если мне не изменяет память, тысячи три долларов, поэтому наелись малощетинковых только самые богатые цыганские семьи. Причем ели червей все от мала до велика, даже малолетних детей не пощадили. По большому блату Иван предлагал мне заветную коробочку с теми самыми червями, я, конечно, благоразумно отказался и попробовал отговорить цыгана: не давать эту гадость хотя бы детям. Уговоры не помогли, «чебуреки» наелись червячков на пятнадцать тысяч долларов США.

— Чувствую, помогает, сжирает всю гадость изнутри, — радовался первый месяц цыган, — попробуй, совсем мало в коробочке осталось, — не унимался цыганский авторитет.

— Да нет, Иван, спасибо, — отказывался я. — Скажешь, когда врач понадобится, есть хороший на примете, — расстраивал я цыгана.

Врач, конечно же, вскоре понадобился, и не одному Ивану: черви засели во всем организме ромалэ, даже в печени, и вывести их оттуда оказалось делом не одного месяца. Не знаю, правда или нет, но Чебурек рассказывал мне, что ученого (я наводил справки, что эпопею с червями устроил все-таки действительно ученый) цыгане после не подтвердившегося эксперимента застрелили где-то в Приморье.

Иван был цыган наполовину.  Отец его — дагестанец, был расстрелян еще в СССР за совершение ряда тяжких преступлений, поэтому воспитывался Осипов у цыган, хотя внутренний стержень имел явно от кавказских родственников. За железный характер и уважали Чебурека соплеменники.

Обратился как-то в 2000-х ко мне Осипов за помощью.

— Вадим, знаешь Саяпу [известный в городе боксер]? — поинтересовался цыган.

— Приходилось сталкиваться, а в чем проблема?

— Его боксеры машину у сына забрали возле ночного клуба на «Энергомаше», сможешь помочь вернуть без заявы?

— Переговорю, — пообещал я.

Встречаюсь с Саяпой.

— Надо бы вернуть машину, цыган обратился, хочет разобраться по-хорошему, — начинаю диалог с бывшим боксером.

— Ты мне скажи сначала, кто это? — Саяпа, известный своими бойцовскими качествами, отдал должное смелости цыгана.

Выяснилось, что Васька, сын Осипова, отдыхал в ночном клубе, расположенном в бывшем здании завода «Дальэнергомаш», и повздорил с отдыхающими там же боксерами-тяжеловесами Саяпы. Боксеры, недолго думая, что в принципе свойственно спортсменам такого направления, отвесили люлей Василию и забрали новую иномарку «до выяснения». Вася, конечно же, вызвал на место происшествия отца. Иван прибыл к ночному клубу один, но с небольшим туристическим топориком и, невзирая на охрану, наперевес с холодным оружием зашел прямо внутрь заведения. Не ожидавшие такого поворота событий спортсмены начали передвижение в челноке по танцполу, при этом им было не до нанесения цыгану фирменных хуков и апперкотов, задача была просто не попасть под топор. Однако Иван вскоре устал, этим и воспользовался один из спортсменов, подкравшись сзади, боксер выбил топорик из рук Осипова. Бить цыгана, после того как его видели в гневе, спортсмены побоялись, уже знали, что маленький, внешне смешной человек не будет вставать лицом к лицу в стойку, а может запросто убить, не задумываясь о последствиях. Машину, конечно же, вернули.

Я знал о характере цыгана не понаслышке, мне были интересны такие люди — реально смелые, а не духовитые под прикрытием многосотенной группировки, или для которых верно выражение: «На миру и смерть красна». Я подолгу разговаривал с цыганом, пытаясь разобраться, как он может почувствовать, где грань между простыми угрозами и где начинается край, когда пришло время лишить человека жизни. Цыган, посмеиваясь, говорил: «Вадим, бояться надо, пока беда не пришла, это поможет сосредоточиться и избежать проблем, а когда беда пришла, бояться не надо, надо уже переть, невзирая ни на что!»

Интересны были взгляды Осипова на воровские законы. Местные комсомольские воры в законе подстроили «понятия» под себя, об этом я неоднократно слышал и от западных воров, которых мы частенько задерживали в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. В частности, закон дальневосточных воров гласил: «Мента подставить не в падлу», также сам вор мог и написать заявление на сотрудника милиции. Цыган объяснял этот аспект по-другому и ссылался на стариков цыган, которые всю жизнь прожили криминалом. «Настоящий блатной не должен в принципе сотрудничать с властью и тем более писать заявление, неважно, на сотрудника милиции или какого-то другого человека».

Был еще один интересный момент, связанный с этим неординарным, надо признать, человеком. Заменивший генерал-полковника Золотарева А. П. на посту начальника ГУ МВД РФ по ДФО московский руководитель привел свою команду, которая состояла далеко не из лучших представителей МВД, эти люди так же, как воры в законе, строили свою жизнь по «понятиям». Мы назвали московских сотрудников инопланетянами — так сильно они отличались по менталитету от дальневосточников. Когда я столкнулся с «инопланетянами», я наконец-то понял, чем руководствовалось МВД при ликвидации в 2001 году РУБОП. Милицейские руководители думали, что рубоповцы в регионах такие же отмороженные и напрочь потерявшие совесть, как сотрудники управлений в Москве и Московской области, что, конечно же, было далеко не так.

Так вот, москвичи пришли в ГУ МВД РФ по ДФО с двумя четко обозначенными целями: заработать денег и «сожрать» крупного хабаровского чиновника. Читатель может поменять местами первую и вторую цели москвичей, но от перемены мест слагаемых, как известно, сумма не меняется. Совсем недавно, уже в 2020 году, один «авторитетный» бизнесмен рассказал мне о встрече с неким Василием, который временно заменял меня на должности начальника отдела, пока я был на больничном. Василий приплыл в Хабаровск из Москвы за Цветковым с единственной целью — заработать денег. На встрече Вася четко обозначил позиции, откуда «инопланетяне» планировали черпать денежные средства, это, конечно же, лесная отрасль и биоресурсы. Новоиспеченный сотрудник дальневосточного главка не совсем понимал, как работают данные отрасли, точнее, где можно было в этих отраслях «срубить палку» (раскрыть преступление), но четко обозначил конкретные суммы, которые предприниматели должны будут платить с прибыли. Люди на встрече, среди которых были бизнесмены из вышеуказанных отраслей, просто не поняли, за что нужно платить Васе и его руководителю Цветкову, и не стали тратить время на бессмысленные переговоры.

По обозначенным целям я не подошел в команду москвичей, и меня начали выживать из управления. По старой схеме, чтобы переждать бурю, я ушел на больничный.

Но на больничном работу с источниками оперативной информации никто не отменял, и мы встретились с Осиповым. В машине цыгана я обратил внимание на колоду старых, потрепанных игральных карт.

— Иван, никогда не видел, что ты в карты играешь, зачем они тебе? — поинтересовался я.

— Так я же гадаю, — рассмешил меня цыган.

— Раскинь тогда, интересно.

— Вадим, у тебя проблемы на работе, но тюрьмы не будет, — «успокоил» меня цыганский авторитет. — Но будь аккуратнее, тебя ждет дорога и удар.

— Что за удар? — конечно же, в гадание я не верил, но береженого Бог бережет. — Это ДТП?

— Больше ничего сказать не могу.

— Ну хотя бы в какое время?

— В ближайшие сутки.

От греха подальше я поставил на стоянку свой пожилой «Лексус» и на пьянку с друзьями отправился на такси. Утром, естественно, с бодуна, я рванул уже на «Лексусе» в ведомственную поликлинику продлять больничный лист к знакомому врачу. В районе торгового центра «Большая медведица» через первую полосу, рискуя попасть под машину, ко мне навстречу кинулся гаишник и яростно замахал жезлом, приглашая остановиться на обочине. Хотя моя автомашина и была без госномеров (опера использовали личный транспорт в работе каждый день, и поэтому без нужды предпочитали не вешать на транспорт металлические таблички), такое рвение сотрудника ГИБДД меня сразу насторожило.

— Я начальник отдела из главка, — представился я остановившему меня лейтенанту, обычно на этом проверка автоинспекции и заканчивалась.

— Хорошо, хорошо, приготовьте документы на транспортное средство и водительские права, — удивил меня гаишник.

— Ты меня не услышал, лейтенант, — поднапряг я голосовые связки.

— Да вы там у себя разбирайтесь, — нарушил инструкции УСБ лейтенант, дав понять мне, что в отношении меня проводится какая-то нехитрая комбинация.

Деваться было некуда, гаишники оформили сразу два штрафа: за езду без государственных номерных знаков и просроченные водительские права, которые кому-то понадобились первый раз за все восемнадцать лет моей службы в милиции. Обычно за продлением любых моих документов следит моя супруга Наталья, но в этот раз и она не усмотрела окончание срока действия водительских прав.

Отделавшись от гаишников, я позвонил брату, тоже в то время сотруднику ГИБДД.

— Паш, узнай у своих, что за интерес ко мне.

— Сейчас пробью, — пообещал Павел.

— Вадик, тебя весь ночной взвод ГИБДД пас в районе проживания до утра, — подтвердил мои опасения брат, — не могли понять, куда ты делся.

— Что им надо?

— По большому секрету сказали: заказ вашего УСБ.

Про дальнейшие события рассказал журналист Борис Резник (ныне уже покойный) в своей книге «Хроника пикирующей страны» и в большой статье в «Новой газете» под названием «Пара баранов и бесплатный „мерс“». Сейчас я хочу сказать о том, вот как не верить в какие-то необъяснимые и необычные ситуации?!

Глава 12. Сан Саныч

Сан Саныч был человек необычный, не пил спиртного, пользовался успехом у женщин, многие считали его отзывчивым на чужое горе, к примеру, как-то раз он помог знакомой женщине организовать похороны любимой собачки, это с одной стороны. С другой стороны, кинул на несколько миллионов рублей другую симпатичную молодую женщину, с которой дружил. Я лично столкнулся с Санычем в середине 90-х вот по какой причине. Кто-то из наших привез с гашишного притона (место, где собираются люди, употребляющие наркотическое вещество на основе конопли)  друга Быкова по кличке Череп, заядлого травокура. Череп был на праворуком «марке» с подложными государственными номерными знаками и без документов на иномарку, при этом Толян, так зовут Черепа, ссылался на то, что машина при-

надлежит Быкову.

— Зови тогда Быкова, — разрешили Толяну, который по рации, сотовых еще не было, вызвал в РУБОП на ул. Карла Маркса, 107-в Сан Саныча.

Последний подъехал возбужденный, мне показалось, что он пьян, и с ходов заявил:

— Вы что, гаишники машины изымать?

— Э-эй, угомонись! Ты что ведешь себя как бык? — притормозил я Быкова.

— Сам бык, — не растерялся Быков и покрыл всех присутствующих по-простому матом. Причем напомню, это происходило в РУБОП.

Рука практически вырвалась сама и по знакомой траектории оказалась на ухе Быкова, хорошо (или плохо, не знаю), я успел разжать кулак, и удар пришелся ладошкой. Сгруппировавшись, я ожидал ответного удара от бывшего каратиста, такие во всяком случае по городу ходили слухи о спортивном прошлом криминального авторитета. Но Сан Саныч повел себя иначе: «Бог тебя накажет, я жаловаться не буду», — сообщил он мне. На всякий пожарный, по рекомендации старших товарищей, не надеясь на православные рекомендации «черного пояса по карате», мы с коллегами написали стандартные в таких случаях рапорты о нецензурной брани со стороны Быкова и применении силы при пресечении административного правонарушения, где-то так в принципе оно и было. После чего Саныча сдали в территориальный отдел милиции для принятия решения по административному правонарушению. Саныч написал жалобы во все надзорные инстанции, которые знал, возбудили уголовное дело о причинении телесных повреждений, пришлось давать показания, что авторитет получил повреждения во время тренировок своей бригады рукопашному бою, уголовное дело, слава богу, прекратили.

Уже после смерти Саныча мне опять пришлось столкнуться с последствиями его преступной деятельности, и вот по какой причине. Мой брат Павел работал в ГИБДД, но, будучи по своей натуре любознательным и настроенным мною на сбор оперативной информации, по мере возможности эту самую оперинформацию мне время от времени приносил. Однажды брат срочно приехал на встречу с хорошей инфой.

— Вы взрывчаткой занимаетесь?

— Конечно, Паш, всем занимаемся. — Я как раз на волне очередной реорганизации органов по борьбе с организованной преступностью оказался в Центре «Т» (Центр по борьбе с терроризмом ГУ МВД РФ по ДФО).

— Есть гараж, в нем куча тротила.

— Да ладно, — не поверил я.

Брат молча достал из кармана аккуратный кирпичик тротиловой шашки. Этот аргумент меня убедил.

Вадим Курасов. Продолжение следует.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий