22 июля 2023, 7:47

Парьтесь, парьтесь, господа хабаровчане!

Сегодня гость редакции — Дмитрий Николаевич Перевалов, пар-мастер.

Пар-мастер — слово, появившееся в нашем обиходе относительно недавно. Пар-мастер — это по-русски. Можно — пар-мейстер. Можно просто — мастер пара, банщик. Пар-мастер — человек, который многое знает о терапевтических свойствах пара и влажности, который может создать все условия для хорошего банного отдыха.

— А я в бане никогда не была. Это плохо?

— Значит, грядут хорошие открытия.

— Открытия — это хорошо. А для тех, кто часто посещает баню, это что?

— Раньше, чаще всего, это было разгуляй-поле, то есть шумная компания шла в баню что-то отмечать или привычно пить-гудеть. Сейчас, слава богу, люди ходят в баню в основном для оздоровления.

— Так прямо и ставят задачу: оздоравливайте нас?

— В Хабаровске появилось много направлений, которые можно назвать банными клубами по интересам. Есть женское парение, есть мужское, есть семейное, есть смешанное.

— Разве между ними есть большая разница?

— Конечно! Например, женское парение мы называем женскими обережными банями. Сразу вспоминаются некие культурные традиции со славянскими корнями. Это, к примеру, проводы женщины в роды через банные практики. Это закрытие родов тоже через банные практики. Это обережные парильни, где с женщинами  работает пар-мастер, а потом они проводят время в гостиной за разговорами, за чаем с травами, со свечами.

— Пар-мастер — он или она?

— В Хабаровске так сложилось, что в женских парильнях пар-мастером чаще всего женщина, но бывает два ведущих пар-мастера — мужчина и женщина.

— И что дает такая баня?

— Эмоциональное оздоровление. Женщины могут там снять свое внутреннее напряжение. К психологу не каждый пойдет, потому что есть предубеждение, есть высокие цены, и это должен быть некий критический пересмотр своего «я». В бане все проще. После парной реально снимаются внутренние барьеры: тело раскрепощено, легче выходят эмоции.

— А что такое проводы в роды?

— Это специфическое парение, при котором может присутствовать муж — чаще всего это даже желательно. Проводится инициация или ритуал внутреннего изменения женского статуса. Была девушкой, стала женой и вот-вот будет мамой. В нашем социуме этих инициаций нет, они забыты, мы проскакиваем через все эти стадии. А вообще в деревнях, в глубинной народной памяти остались обряды обретения готовности к таким переходам, настрой на них. В бане получается некий эзотерический момент в окружении воды и пара, когда женщину готовят к исполнению новой возрастной роли, к серьезным изменениям в ее жизни.  Парение наполняет женщину определенным настроем, душевной силой. Естественно, что там все другое — иные температурные и влажностные режимы, другое обкладывание вениками, другая методика парения.

— Что еще необычное бывает в женском парении?

— В женских банях бывают истеричечные парильни. Что это такое? По определенному ритму дыхания можно в теле человека найти блок особого напряжения. И когда начинается воздействие на него веником, то выходят сильные эмоции, подчас с криком и со слезами. Это истерика. И роль пар-мастера здесь очень важна: он выведет женщину из случившегося состояния, стабилизирует ее эмоции. После такого парения обязателен сон.  

А сейчас давайте разберем семейное парение. Что это такое, на ваш взгляд?

— Понятия не имею… Вся семья идет в баню, так что ли?

— Да. Семья с детьми или без них идет в баню. Внутри этого процесса есть понятие ладования.

— От слова «лад»?

— Да. В России ладование было, потом подзабыли, сейчас возвращается. А в Скандинавии оно всегда популярно.  Обычная ситуация: муж и жена набегались по делам, нахватались плохих эмоций, разругались, не высказали друг другу упреков или претензий. Что дальше? Усугублять процесс? Нет. Дальше им, скажем, в субботу хорошо бы прийти в баню, где они попарят друг друга. И представьте себе, в таком процессе напряжение отступает, происходит разворот внутренних ресурсов и приходит обоюдное понимание. Культура ладования очень персонализирована: сор из избы не выносят, супруги справляются со своей проблемой сами. И это здорово объединяет.

— Так просто?

— Мы с вами не можем не признать, что тело человека запоминает  эмоции. К примеру,  сердце записывает чувство вины или чувство обиды. Под диафрагмой возникает напряжение, когда тебя не слушают, а тебе надо высказаться. Возникает напряжение в области шеи, в руках, в ногах, если не поддерживают твои идеи или проекты. Парение расслабляет тело: температура, вода, пар и массаж веником снижают эмоциональный накал. Вот почему после бани человек ощущает необыкновенную легкость.

— А когда все надоели и никого не хочешь видеть — это о чем говорит?

— О сниженном психоэмоциональном ресурсе, об опустошенности. Это уже реальный перебор напряжения. Нередко это признак депрессии, с которыми сталкиваются все, но которые изначально сложно распознать в быту. Баня помогает с ними справиться.

— Понятно. Тогда какая роль пар-мастера при семейном парении? Он вроде бы третий лишний.

— Его роль минимальна. Он просто обучает супругов парению или может быть проводником процесса.

— Есть ли проблема обнажения при семейном парении?

— В древности в российской бане все ходили обнаженными, что было этически обосновано. Это стимулировало следить за своей фигурой, хорошо выглядеть. Особенно касалось мужчин, потому что их выбирали молодые девушки для создания семьи. Обычай париться обнаженными сохраняется до сих пор в северной Европе, в Скандинавии. Он для них — культурная традиция.

— А как у нас сейчас?

— В Хабаровске сейчас где-то такое приветствуется, где-то одеваются в полотенца. У каждого свой выбор. Когда я веду смешанное парение, то предлагаю: насколько человек позволяет себе обнажение, так и будет. Опять же: в парной смотреть-то не на что — человек лежит, уткнувшись носом в полок, да еще и в домике из веников…  

— Однако пора рассказать о мужском парении.

— Есть мужское парение, которое мы в шутку называем  сталеварными банями.

— От слова «сталь»?

— Да. Представляете: крупногабаритные мужики с бицепсами, с самомнением о своей выносливости, что они всех пересидят в парной. Есть такое, когда приходят просто-напросто изжариться, без понимания, что такое баня. Здесь пар-мастер особенно необходим, чтобы провести коррекцию в реальных физиологических параметрах. К оздоровлению часто обращаются спортсмены при подготовке к соревнованиям, когда нужно повысить выносливость, убрать избыток жидкости из организма и т. д. Либо собирается мужская компания, когда людям интересно просто общаться. Они вышли из парной, налили чай…

— …да ну — так прямо чай??? Не верится!

— Я вам рассказываю о хабаровской реальности из своей практики. О других не могу говорить. Сейчас действительно появились мужские компании, которые пьют чай, морсы, соки и жуют не мясо, а фрукты и орехи. Поверьте, сейчас другие запросы. Люди хотят дольше жить, быть здоровыми и наслаждаться жизнью. И баня — как раз тот самый объект, что помогает наладить правильную жизнь. А раньше действительно ходили в баню шумно провести время.

— Наверно, не лишне будет сказать, какой должна быть современная баня?

— Баня — это не сауна. Это особое пространство, которое и делается инженерно по-особому. Это не избушка с низким потолком. Там должна быть печь с топкой и каменка для снятия пара. Чтобы было комфортно в парной, ее нужно проветривать, значит, должно быть окно. А многие сауны делают без окна, заходишь туда, как в бункер. Узенький полок в парной — тоже неправильно. Он должен быть широким настолько, чтобы человек мог лежать поперек него, свесив ноги.

— Почему узкий полок — это плохо?

— Потому что это издевательство. Потому что в таком случае человека нереально пропарить, так как пар-мастер достает только то, что доступно, открыто. А между стенкой и телом человека пространство настолько мало, что веник туда не заходит и туда не набрасывается пар. Получается перекос, когда тело прогрето только с одной стороны. С этой стороны тонус мышц снижен, а с другой он остался, и позвоночник испытывает перекосы. И если у человека хондроз, то такой перекос только ухудшит его состояние.

— Хозяин бани экономит, делая узкий полок?

— Я сейчас иногда консультирую строителей бань, и понимаю — да, небольшое пространство ведет к желанию сэкономить. Вопрос в том, для кого предназначена баня — только для своей семьи или для небольшого бизнеса? Но в любом случае параметры помещения должны быть приемлемыми. Также должна быть нормальная высота потолков, должно быть окно. Я свои бани не строил. Я работаю в чужих банях. Но знаю, как их строить, потому что хорошо знаю, что и как должно быть в парной.

— Белая баня, баня по-черному — какие у них различия?

— Белая — это баня с печкой, с топкой, с дымоходом. Печка нагревает камни — плеснули воды на камни — получили пар.

«Затопи-ка мне баньку по-черному», пел Высоцкий. Так вот: это помещение с отверстием в крыше (без дымохода). Внутри разводится костер, в него кладут камни, и все это дает температуру. Происходит очень хороший прогрев стен. Когда прогорят угли, когда уйдет дым, туда заходят попариться. Вообще такая баня напоминает коптильню.

— Однако там уйма сажи…

— Это не страшно, ее можно смыть. А вообще баня по-черному стерильна, ни один микроб там не выживает. И еще: баня по-черному культурологически больше связана с шаманскими банными практиками. Поскольку она примитивная, то более открыта к природным стихиям.

— Какие камни лучше подходят для парной?

— Есть опасность собрать на берегу реки какие-нибудь вулканические породы, которые при нагреве дают нездоровый аэрозольный фон. Поэтому лучше брать катыши речного галечника, они при нагреве не дают выброса примесей. Это надо понимать.

— А покупные камни? В магазинах их уйма: разноцветных и дорогих… Зависит ли от них качество пара?

— Такие камни создают декоративный фон. Это просто эстетика.

— Однако на коробках пишут про их архиполезность.

— Это реальная реклама. Но физические процессы есть? Есть. Что происходит, если на раскаленные цветные камни плеснуть воды, мы не знаем. Мы видим только пар.

— Но им можно и отравиться?

— До смерти отравиться паром с камней нельзя. А получить интоксикацию, головную боль — можно. Потерять сознание в парной — если париться без пар-мастера — легко! Потому что люди не научены слышать себя. Мы ни эмоции, ни свое тело не слышим — отмахиваемся. Я не парю в физическом плане. Я парю в метафизическом — цепляю эмоции. Мне нужно, чтобы человек ушел из бани, услышав себя. Это не погреть руки-ноги, а ответ на вопрос, зачем человек пришел в баню? Есть парение, чтобы поднять энергию, и есть парение, чтобы снизить энергию. 

— А еще на камни льют разные отвары.

— Мы на камни в парной льем только воду. Никакие отвары и настои не льем. Вода выпарится, осадок будет гореть. Зачем? Если мы хотим запахи, то их лучше получить от сухих сборных травяных веников.

— Стало быть, и пар получается разный?

— Да, он разный — есть легкий пар, есть влажный и крупный. Легкий пар — это когда хорошо нагретая печь быстро и легко испаряет влагу. Это мелкодисперсный пар, у него мало влаги, но много энергии, он обладает высокой проникающей способностью.

Есть крупнодисперсный пар, он влажный. Как правило, его снимают с остывающей печки. Это когда ты входишь парную и видишь, что помещение не подготовлено, а люди думают, что уже можно париться. Тогда приходится выкачивать из печки максимальную энергию. Таким паром тяжелее дышать и труднее работать.

— Какой пар наиболее комфортный?

— Умные люди изучали, что происходит в русской парной, в сауне и в хамаме. В графике русской парной самый комфортный режим — это субтропики, когда мягкая влажность и мягкая температура.

— А теперь про веники.

Веники бывают дубовые, березовые, липовые, пихтовые, можжевеловые, смешанные и т. д. Березовый веник более нежный и более женский, он хорош для массажа. Дубовый веник более жесткий, мужской. Для припарок хороши оба веника. А для парения у нас чаще используют дубовый — у него широкий лист, он больше захватывает пара.

— Где покупать веники — на обочине дороги или в магазине?

— Веники следует покупать, но только не в магазине и не на обочине дороги. В магазине они жидкие, на обочине — собранные как попало. Лучше покупать у заготовителя, который знает ваши предпочтения. Либо обращаться к поставщикам, которые занимаются специально ими. Веник — это недешевое удовольствие, сейчас он стоит 300-350 рублей. А редкий можжевеловый веник стоит в пределах 1000 рублей.

— Тогда сколько может стоить посещение бани?

— Посещение может стоить и миллион рублей. Причем, цену назначают те, кто приходит, еще и в очереди стоят. Есть в России и такие бани. Но в основном цены демократичные. Хотя люди встречаются с разными запросами. И в Хабаровске есть такие, кому чем выше цена бани, тем кажется качественнее. А, вообще, в бизнесе нет корреляции между качеством услуги и назначенной за нее ценой. Есть четыре группы людей, и четвертая пойдет париться за миллион, потому что цена для этой группы — высший ценз.

— Вернемся к веникам. В Хабаровском крае есть хорошие заготовители?

— В Приморье на экономическом форуме присутствовал веничных дел мастер. А в нашем крае специальных заготовителей нет. Деревенских же я не могу назвать иначе, как пофигистами, их цель — лишь бы собрать и быстрее продать.

— То есть это свободная ниша для бизнеса?

— Абсолютно свободная. Но у нас проблематично заготавливать дубовые веники, здесь дуб очень корявый. А березовые, пихтовые  и прочие — пожалуйста.

— Вам не нравится качество веников у дороги. А какими они должны быть?

— Веник — это инструмент пар-мастера. У него есть параметры, которые следует учитывать. У правильного веника должны быть плоскости, бородка, щечки. У него должны быть нормальные листья. Его следует собирать в то время года, когда влага в него заходит и не теряется, тогда листья будут прочно держаться. С веником можно экспериментировать, добавляя в него травы — леспедецу, полынь, донник и прочие. Аромавениками, как правило, не парят, их развешивают в бане. Получается легкий, мягкий, летучий аромат.

— Сейчас мода: строится коттедж и непременно на усадьбе банька… Какой в ней смысл? Попариться раз в месяц?

— Смысл: для себя — раз, для сдачи в аренду — два. Если есть банька, то семья парится отнюдь не раз в месяц. Можно же и не париться, а помыться и прогреться — в ванной и в душе не прогреешься. Банька на усадьбе отнюдь не дань моде. Это исконная русская традиция, она обоснована культурологически и записана в родовой памяти. Насколько я знаю, в деревнях вдоль Амура каждый хозяин ставил баню.

— Много ли в Хабаровске коммерческих бань, о которых вы рассказывали?        

— Сколько всего — не знаю, но их становится все больше.

— И ваша профессия становится дефицитной?

— В Хабаровске есть пар-мастера, но больше пар-мастериц. Они есть и в Благовещенске, и в Комсомольске, и во Владивостоке. Нас достаточно. Нет большой конкуренции и нет великого дефицита.

— Как стать пар-мастером?

— Через реальное обучение у ведущих специалистов в частном порядке. Факультетов для нас нет, но есть признанные мастера. Я проходил обучение по чакрам. У нас был прибор, сконструированный Новосибирским академгородком, который по специальным биометрическим параметрам показывал ресурс тонуса человека. Подобное используется в космонавтике. Ведь человек либо энергичен, либо опустошен, выдохся, у него мало сил. И можно определить, какой вид парения требуется конкретному человеку. Где лучше воздействовать, чтобы результат был не сиюминутный, а поправлял ту причину, которая приводит к упадку сил к среде-четвергу, хотя человек хорошо отдохнул в выходные.

— Ой, как тонко! А хабаровчане до такого еще не дошли. Так?

— Чтобы такое внедрять, нужен специализированный банный комплекс. К примеру: давайте в Хабаровске будем парить российских и хабаровских спортсменов (бегунов, лыжников и т. д.)  в пору их тренировок и перед различными соревнованиями. И такому делу может быть поддержка спорткомитета, может быть грант на развитие.

— О, так это же прекрасная идея  в рамках развития в крае внутреннего туризма! Почему нам не сделать фишкой банное направление — и для себя, и для спортсменов, и для туристов?

— Идея хорошая, ее надо упаковать и довести до реального дела, для чего требуется команда. Но вопрос, как говорится, не по моей зарплате.

— Я понимаю, извините. Сейчас не знаешь, кому вопросы адресовать. А ваша ассоциация не могла бы хотя бы обозначить данную тему?

— Есть Ассоциация пар-мастеров России, ее филиал есть и в Хабаровске. Отроду ей всего два года. Появилась она самостийно. Основная цель ассоциации — хотя бы вернуть официальный статус профессии. А до всего остального пока не дошли.

— Но ведь банное дело постепенно развивается.

— Я знал, что есть сауны. Потом появились бани. Но они были заточены на краткосрочный отдых, причем, именно с застольем. Потом пошли бани оздоровительные. Да, срок небольшой, но изменения происходят. Проблема еще и в том, что люди данной профессии почти не общаются между собой. Обычно у них статус самозанятых. Если же есть основная работа, то пар-мастер — это хобби. Однажды были соревнования пар-мастеров, но в Приморье. Проводятся они и в Подмосковье. Но не в Хабаровске.

— Кроме Хабаровска вам довелось еще где-то поработать пар-мастером?

— Да. Я был в Самаре, в Новороссийске, в Калининграде, в Геленджике, в Москве. Уезжал работать в необычную баню, которая в книге рекордов России. Она находится на высоте 2352 метра, это лыжный курорт на горном пике в Красной Поляне. Это интересно. Это другая жизнь. Я стал сам себя обеспечивать, не зависимо ни от бюджета, ни от  начальника. Я слышал рассказы самых разных людей. У меня появилось время на обучение данной профессии.

— Уехать хоть куда — не вопрос. А у тех, кто остается здесь, какие-то есть проблемы? Или пусть все идет, как и шло, самотеком…

— Данная сфера сейчас обкатывается на реальных желаниях людей.  Какого-то регулятора туда ввести? Я пока не вижу смысла. Не надо ничего выдумывать, все уже придумано до нас. Это различные банные фестивали, йога-фестивали.

— Почему финская баня популярна на весь мир? Почему не амурская баня?

— Потому что финская баня никогда не сдавала свои позиции. А о многих русских традициях и обычаях в свое время решили позабыть. К сожалению. Это в Хабаровске. А вы знаете, что хабаровчане по бездорожью, на всяких перекладных добираются в дальние хуторские баньки в лесных массивах, у горных озер и рек? Это уже существует. Под Благовещенском, на Зее, стоит банька, ее хозяин помотался по стране, вернулся и из простой идеи сделал работающую структуру.

— Банный бизнес прибыльный?

— У меня нет бизнеса. Я продаю услуги пар-мастера. А вообще такой бизнес может быть и прибыльным, и провальным. У меня была мысль: почему умным людям не делать бани на верху жилых комплексов? Прямо в городе, с видом на Амур! Это хороший бизнес-проект. Во Владивостоке, например, построили комплекс «Акватика», где и бани, и соляные пещеры, и хамам, и бассейн, и сауны.

— Маленько завидно! Но мы не такие, как приморцы?

— Это верно, мы не такие — там более живая энергетика.    

Раиса Целобанова. Фото автора