На кого сегодня охотятся нанайские охотники и сколько стоит на Шантарских островах посмотреть на китов

День зимнего солнцестояния у амурских народов – Новый год. Мужской.  Потому что с этого времени начинался сезон охоты. Если и была водочка, а скорее, рисовое вино, то пили не сами, а кормили сэвэнов на охотничьей родовой деляне. Строго жили, потому что таежные духи особо не любили лодырей-пьяниц.

Мужская часть почти вся уходила на охотничий промысел. В стойбищах одни женщины оставались. Обычай был такой. Пока нанаец не добывал медведя, не имел права жениться.

Заповедные территории и коренные народы

— Много ли конфликтов у сотрудников заповедных территорий с представителями коренных малочисленных народов?

— Такие вопросы возникают в основном по национальному парку «Анюйский», — рассказывает Дмитрий Гранкин, заместитель директора ФГБУ «Заповедное Приамурье» в области охраны окружающей среды. — На Шантарах местного населения нет, в заповедниках охота запрещена. Там охотиться нельзя никому.

Территория национального парка «Анюйский» изначально была разделена на функциональные зоны. На одной из них — в зоне традиционного природопользования -предусмотрена возможность промысловой охоты и ведения традиционного образа жизни коренных малочисленных народов.

— При этом все охотники, которые ранее промышляли на территории природного парка или на сопредельных территориях, были трудоустроены в «Анюйском». Конечно же, удовлетворить желания всех людей невозможно. Обиженные все равно остались. Мы постарались решить все эти проблемы со временем. Сейчас никаких конфликтов нет.

Стоит отметить, что родовым участкам охотников не один десяток лет. Традиционно все споры разрешаются мирно.

— Сегодня нет жалоб, что мы не даем охотиться тем, кто имеет на это право.

Тут еще один нюанс. Соболиные шкурки потеряли свою ценность. Сегодня не каждый пойдет охотиться на соболя. Трудозатраты не окупятся. Цена у шкурки — 20-30 долларов. Да и в тайге этого зверя не так много.

— Мясо копытных, конечно, остается в цене. Дикого кабана стало мало. Выследить его в тайге проблематично. Изюбря добыть очень трудно. Косуль в нанайщине особо много никогда не было. Если бы соболь был, как раньше, 100-200 долларов за шкурку, конечно, был бы сильный ажиотаж. Многие охотники просто не занимаются в этом году промыслом. Проще сидеть в кочегарке.

— Какая ситуация с традиционной рыбалкой?

— Ситуация с рыбой такая же, как по всему краю. Могу сказать, что в 2020 году наша оперативная группа очень хорошо поработала. Мы «взяли» несколько браконьерских бригад, завели  несколько уголовных дел. В 2021-м некого было брать. Рыбы нет – нет браконьеров.

О туризме на Шантарах

— В средствах массовой информации мы процветаем, но пока финансирование нам не позволяет создавать условия для туризма, — рассказывает Владимир Андронов, директор ФГБУ «Заповедное Приамурье».

При этом количество туристов, посетивших Шантарские острова, увеличилось более чем в полтора раза за последний год и составило пятьсот человек.

Кстати, турфирмы объявили цену поездки на Шантары в Хабаровском крае на этот год — 180 тысяч рублей с одного человека. Добираться нужно будет машиной и катером. Если вертолетом, то цена увеличивается в два раза.

 Собственно, национальные парки и создаются, чтобы  создать условия для регулированного туризма.

— Чтобы понять, нужнее пирс или аэродром, нужно побывать на Шантарах. На сегодняшний день там есть необорудованный скалистый берег, к которому сможет причалить только определенная категория судов. В Хабаровском крае имеется только одно такое судно. Обыкновенно судно подойдет, станет  на расстоянии трех километров от берега и что дальше? Это самая главная проблема. Мы бы хотели, чтобы нам дали нормальное судно, чтобы начать создавать туристическую инфраструктуру, — говорит  Дмитрий Гранкин. – Этот вопрос никак не решается.

Есть еще одна особенность. Летний сезон длится всего полтора месяца.

— За это время нужно что-то построить. Плюс найти средства для содержания и сохранения.  При такой сложной логистике нужно очень мощное финансирование, — уверен Иван Насонов, руководитель национального парка «Шантарские острова». — Нам хотят увеличивать акваторию. А все побережье отдано под рыбопромысловые участки. Как разрешить эту проблему, не знает никто.

Конечно, идут разговоры о малой авиации, тем более от военных осталась взлетно-посадочная полоса. Однако и здесь природа вносит свои коррективы.

— Ветер, туман. Можно зависнуть и на неделю, и на  три недели. Будет шторм — и на судне не причалишь. Сегодня мы прорабатываем тропу, которая соединяла бы губу Якшина на большом Шантаре с другой частью острова. То есть с одной стороны острова в случае непогоды причалить на катере и по тропе добраться до бывшей воинской части.

Кстати, не так много мест на Земле, где китов можно понаблюдать с берега. Шантарские острова – такое место. Их еще называют китовыми яслями.

— Почему туристы, побывав один раз  у нас, возвращаются через год, через два?

— Они возвращаются за острыми впечатлениями. Прокатиться во время шторма на катере, посмотреть китов.

С материка, а там, на побережье, есть базы со всей инфраструктурой, туристы на катере обходят острова и возвращаются обратно. На  островах порой непроходимая тайга, медведей — словно стадо коров, а комары размером чуть ли не с медведей.

Что касается китов, то как-то сотрудник «Заповедного Приамурья» на довольно небольшой территории зафиксировал 176 китов.

Где еще увидишь такую экзотику?

По словам Владимира Андронова, стратегия «Заповедного Примаурья» по отношению к Шантарам – максимально  сохранить природу в девственности.

— Нам не нужно там ничего строить. Настроим, будет много людей – и такой природной уникальности уже не  будет.  Приезжайте к нам, смотрите, любуйтесь, но так, чтобы меньше ущерба было природе, — призвал Владимир Андронов. И привел в пример Йеллоустонский парк — американскую «Камчатку», где есть оборудованные  туристические площадки. Там влево-вправо не пойдешь, все строго организованно. Полюбовались туристы и вернулись в гостиницы за пределами парка.

Пять лет сотрудники «Заповедного Приамурья» занимались документацией. Только-только закончили перевод земель Шантарских островов в заповедную категорию. И не только Шантар, но и Анюйского парка. Только после этого на Анюе появился глэмпинг.

— Ты живешь в комфортных условиях посреди дикой природы – рядом гуляют амурские тигры, ревут изюбри. Мы сегодня ищем те формы, которые не напакостят, не навредят природе.

Юрий Вязанкин

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий