Как вернуть лососей в Амур?

Член-корреспондент РАН Борис Воронов - ситуация на Амуре требует комплексного изучения и решения по всему его руслу.

УБРАТЬ ЗАЕЗДКИ И ПОБЕДИТЬ СЛОВОБЛУДИЕ

В 2022 году добыча осенней кеты на Амуре может оказаться самой низкой за последних пятнадцать лет, а ее запасы наименьшими за последние четверть века. Соразмерно подпрыгнут вверх кетовые ценники, которые и без того демонические. По рекомендациям отраслевой официальной науки –ВНИРО и ее филиала ХабаровскНИРО –в амурском русле с конца августа до конца октября разрешено выловить до 7000 тонн из заходящего кетового стада. Известный ихтиолог и эксперт Сергей Золотухин считает данную цифру необоснованной и завышенной, как и все предыдущие прогнозы ВНИРО в течение две тысячи десятых годов. По мнению Сергея Федоровича общий вылов осенней кеты на Амуре в этот сезон не превысит 4000 тонн.

Между алчностью и изменой

В своей оценке он исходит из полупустых нерестилищ в 2018-м с родителями нынешнего поколения. По его сведениям ХабаровскНИРО опирается в основном на умозрительные математические модели без учета заполнения нерестилищ и ската малька. Тем не менее, сравнительно недавно назначенный руководитель этого научного учреждения Денис Коцюк рекомендовал к вылову 7000 тонн, или почти в два раза больше того, что удастся поймать в действительности по предположению его гораздо более опытного оппонента. Если ведущий эксперт по тихоокеанскому лососю окажется прав, то осенняя кета 2022 года будет полностью выбита и на нерестилища ничего не дойдет. Золотухин предлагает полномасштабную добычу кеты этой осенью запретить и ограничиться только научным выловом в пределах одной тысячи тонн для определения численности и качества популяции – с последующей реализацией всего выловленного объема на краевом потребительском рынке. Он считает, что вылавливать в Амуре можно только те объемы лосося, которые превышают полное заполнение всех нерестилищ. Для Амурского бассейна это 3.8 миллиона экземпляров осенней кеты в количестве 15 тысяч тонн, при том что реальные запасы в этом году будут значительно ниже. По его наблюдениям из-за чрезмерной промысловой нагрузки амурские нерестилища в течение двух биологических циклов по 4 года оставались полупустыми. И  вот теперь пожинаем плоды.  Стоит отметить, что минимальные прогнозы Сергея Федоровича на путину 2021 года в основном подтвердились, чего не скажешь о непомерных ожиданиях от ВНИРО.

В нынешнем сезоне из разрешенных 7000 тонн рыбопромышленникам выделили 3500 тонн, еще 3500 тонн–представителям коренных малых народов и заодно любителям, под которыми подразумевается остальное местное население.  Жизнь покажет, насколько эти цифры реалистичны. Вместе с тем, не может не изумлять та настойчивость, с которой представители Росрыболовства, ВНИРО и краевого правительства отстаивают заездки, пытаются запретить сетевой лов и ограничивают промышленную зону устьем Амгуни, впадающую в Амур возле поселка Тыр. С нынешней путины почти все квоты оставят только в низовьях нескольким предприятиям на амурских участках Николаевского района. Тем самым, которые разбогатели в десятые годы на неограниченном сырьевом экспорте, на поставках в западные регионы России, на сверхприбыльных и дешевых по сравнению с сетевым ловом заездках.  

Кстати, любой желающий может в краеведческом музее Николаевского района узнать, что промышленные заездки с момента их появления на Сахалине и на Амуре еще в 19 веке представляли собой орудия криминально-колониального лова в руках японского капитала и его местных подрядчиков. Заездками как заборами перекрывали движение лосося на верхние нерестилища, оставляли аборигенов без рыбы и вынуждали их покидать свои обжитые земли. С той поры ничего по сути дела не изменилось. То же перекрытие устья Амура и сахалинских рек ради максимального экспорта, та же безрыбица вверх по течению, аналогичный отток местного населения и после нескольких лет рекордных уловов–такой же катастрофический спад.

«Многократные завышения реальных запасов лосося Хабаровским филиалом ТИНРО под началом Германа Новомодного, а затем ХабаровскНИРО под руководством Николая Колпакова и сегодня Дениса Коцюка, привели  к промышленным переловам и едва ли не к полному исчезновению летней кеты и горбуши в Амуре,– констатирует Сергей Золотухин, вернувшийся недавно с Амгуни.– Примечательно, что после двухлетнего запрета их вылова, когда с июня по август в амурском лимане и устье впервые за многие годы не стояли заездки, летняя кета и горбуша на амгуньских притоках  Им и Сомня опять появились. По моим визуальным подсчетам подходы горбуши и летней кеты в эти нерестовые реки составили всего 10% от нормы, но это лучше, чем ничего, как 2017-м и последующие годы». «А если убрать заездки совсем, и как положено контролировать сети, нерестилища?» «Плавные сети не обладают 95% уловистостью как заездки. При малых запасах целесообразно использовать небольшие плавные сети. Тогда получим беспрепятственный проход по Амуру всех видов лосося, который благоприятно отразится на нересте и в перспективе позволит осенней кете подняться до уссурийских и забайкальских притоков. Что многократно увеличит ее запас, накормит приамурское население, животный и растительный мир».

Видите, как все логично, а пока лососей все меньше и меньше. Объяснить многолетнее безобразие одной лишь жаждой наживы отдельных доморощенных компрадоров проще всего. Вместе с тем, нельзя исключать подрывную антироссийскую деятельность определенных бюрократических и коммерческих группировок в иноземных стратегических интересах. При таком подходе коррупция является не целью, а средством развала отечественной экономики и социальной среды. Среди скандальных коррупционеров бывший советник главы Росрыболовства Юрий Хохлов. В этом году он осужден за попытку продать пост руководителя Дальневосточного аукционного рыбного дома, непосредственно влияющего на внешнюю и внутреннюю торговлю. Бывший краевой министр природных ресурсов господин Шихалев, поставивший на поток сырьевой грабительский экспорт амурского лосося и массированное использование заездков, в 2020-м угодил за решетку, только не за рыбное, а за лесное мошенничество. К уголовной ответственности привлекался и бывший руководитель краевого комитета по рыболовству Сергей Рябченко, который в качестве главы одной из рыбопромышленных ассоциаций входит в состав Анадромной комиссии нашего края.

Повторяющиеся ошибки

Об откатах и взятках в рыбохозяйственной отрасли не заикался только ленивый. Выявлять и пресекать коррупционные факты следует без всякого сожаления, иначе государство развалится на корню, но одной антикоррупционной борьбой сыт не будешь. Требуется адекватная социально-экономическая стратегия. И консолидирующие общество цели. По мнению Бориса Александровича Воронова– крупного дальневосточного ученого в области  экологии–пора всесторонне посмотреть по всему Амуру сколько здесь населения, чем оно занято, каковы структура и состояние имеющихся ресурсов, чем можно удержать и заинтересовать людей: где-то новыми отраслями, а где-то возрождением того, что было традиционно. А также сколько на это потребуется средств и времени, и кто этим будет всем заниматься– с объективной оценкой и поэтапной программой развития.

На Амуре такая программа призвана объединить Забайкалье, Амурскую область, Хабаровский и Приморский края, наладить координацию с пограничными провинциями КНР. Этого пока нет, в том числе по лососю. Его проблему в отрыве от всей экономики не решить. Если в таежных поселках не осталось работы, они будут выживать за счет браконьерства. Если не сдерживать сырьевой экспорт или монопольные госзакупки, они непременно ударят по природным ресурсам. В царский период на нижнем Амуре и в Татарском проливе рыбные запасы заездками подорвали японцы, советская власть этих гостей выдворила восвояси и вплоть до Великой Отечественной лососей хватало всем. За 50-е и 60-е годы добыча лосося, корюшки, частиковых и сельди поднялась до рекордных 140 тысяч тонн в 1969-м– одновременно с механизацией и усилением глубокой переработки. При этом первый секретарь хабаровского крайкома КПСС Алексей Шитиков в «рыбной главе» своей книги о Хабаровском крае (1970 год) ни словом не обмолвился о защите и воспроизводстве рыбных богатств.

В погоне за объемами продолжали ставить заездки. Три заездка на осеннюю кету стояли по левому берегу возле лимана от Пуира до Оремифа, один на летнюю кету со стороны Нижнее Пронге, один общий около Иннокентьевки и еще такой же недалеко от Сусанино. Плюс сетевой лов с участием невиданного количества рыбколхозов и бригад по всему амурскому руслу. Рыбному изобилию казалось не будет предела, но из-за переловов обвал показателей наступил очень скоро. Рыбколхозы и бригады пришлось массово сокращать, осенняя кета уже не подымалась выше Еврейской области и ее разрешенный вылов регулировался в пределах нескольких тысяч тонн, хотя могли брать и больше. Затем наступили пресловутые 90-е, когда амурских лососей где-то ради банального выживания, где-то с целью наживы почти полностью истребили.

Следующее возрождение кеты и горбуши началось в нулевые годы благодаря восстановлению рыбоохраны, ограничению промышленного промысла суммарным лимитом в три тысячи тонн, увеличению производства искусственной молоди на государственных рыбоводных заводах. В 2016-м  году на Амуре только официально выловили свыше 60 тысяч тонн лососевых. Этой рыбой можно было четырежды до отказа занерестить все притоки Амура, но ее беспощадно выбили с санкции Хабаровского филиала ТИНРО во главе с Германом Новомодным–нынешним членом Анадромной комиссии. Как и в несколько предыдущих лет, когда все амурское русло в Хабаровском крае– от Нанайского района до устья с лиманом– поделили между промышленниками, не обременив их конкретными обязательствами по сбыту, воспроизводству и глубокой переработке. Зато подняли до небес промысловые квоты, резко понизили материальный и организационный уровень рыбинспекции. Так сказать, повторили ударный почин товарищей Хрущева и Шитикова, но не в государственном, а в коммерческом варианте с обогащением узкой группы людей.

Главный рыбовод Удинского рыбоводного завода считает, что пока есть заездки, лососевое стадо на Амуре не возродить

Созидательный алгоритм

Для выхода из кризиса требуется ясное видение амурского промысла на обозримую перспективу. Без повторения старых ошибок. При этом рыбопромышленники Поздняков, Бронников, Рябченко, Кан по факту договорились с ВНИРО, Росрыболовством и краевой властью о том, что ловить лососей и заодно корюшку уместно только в устье Амура не выше Амгуни.  Чтобы лососи не подымалась выше, оставят заездки, а их уловы для максимальной прибыли продолжат вывозить за границу и за Урал. Без нормального заполнения лососем останется большая часть Амура в Ульчском районе и все что выше, как будто там второсортный народ. Или взять Охотский район. Его артель «Иня»–краевой лидер по глубокой переработке сырья и поставкам на краевой потребительский рынок, однако квоты ей под это не добавляют. Никакой поддержки работающим на внутренний рынок в крае не видно. В проигрыше местное население и федеральная политика по его сохранению. Согласиться с этим нельзя. В Амурском бассейне около трех миллионов российских граждан, которым амурский лосось нужен в первую очередь. Иначе нет стимула здесь проживать. Вопрос–как эту проблему решить? Вот что мне поведали знающие старожилы. И работающие на внутренний  рынок промысловики.

Во-первых, четко определиться, что для снабжения европейской части России существуют такие малолюдные рыбоизбыточные районы как Камчатка, Курилы, и все что севернее Амура. Сам Амур с его заселенностью рыбоизбыточным не является. Во-вторых, прекратить неограниченный экспорт сырой рыбы, иначе ее добьют на Камчатке, также как на Амуре и Сахалине. В-третьих, чтобы все Приамурье кормилось своим лососем, убрать заездки, ограничить количество и размеры сетей, освободить тем самым амурское русло для нерестового хода и поднять на должный уровень рыбоохрану. Сейчас она никуда не годится из-за вопиющей бездеятельности Росрыболовства. В-четвертых, обеспечить мониторинг отнерестившихся производителей кеты и горбуши, а также покатной молоди, как основных индикаторов рыбных запасов. В-пятых, рассчитать потребности местного населения в доступном лососе. Этот совокупный объем пропорционально распределить по квотам всех рыбодобывающих предприятий и обязать их реализовывать свои доли на местном рынке. Иначе не получат никаких квот.

Сейчас почти все оптом вывозится, а так называемую браконьерскую доступную рыбу опасного качества продают на улицах скупщики из нездешних национальных диаспор. Вывозить из Приамурья рыбопродукты только глубокой переработки в рамках определенной нормы, без ущерба местным потребностям. За исключением таких форсмажоров, как чрезвычайное положение и война. Выдавать промысловые амурские квоты тем, кто поставляет продукцию преимущественно на местный и всероссийский рынок, глубоко перерабатывает не меньше 50% сырья, воспроизводит или оплачивает воспроизводство выловленного ресурса, более 80% рабочей силы привлекает из числа местных жителей и платит налоги по месту своей производственной деятельности.

В целом промышленный вылов, а это даже при возрожденном количестве лосося составит буквально несколько тысяч тонн, распределить равномерно от Николаевска до Читы. Тогда без заездков,  с сохранением, популяции можно будет промышлять по 200-100-50 тонн в  Азерпахе, Оремифе, Иннокентьевке, Сусанино, Богородском, Бельго, ЕАО и выше. Чем дальше, тем норма умереннее. Главное без оголтелых рекордов в стиле партийного секретаря Шитикова или губернатора Шпорта. Еще несколько тысяч тонн расписать между настоящими традиционниками и любителями в рыбацких поселках. Горожан из их льготного перечня исключить. Им предусмотреть другие лицензии, по более высоким расценкам. Любительские объемы передать муниципалитетам, вакханалию с их аукционами запретить. И сколько бы лосося не заходило сверх нерестовой нормы, квоты кратно не увеличивать. От избытка рыбы природа только выигрывает. Рыбоохрану, как и когда-то лесоохрану, передать вместе с госфинансированием в ведение губернаторов, что безусловно усилит управляемость и ответственность этой службы.  За Росрыболовством оставить стратегические и контрольные функции.

Еще один архиважный момент: своевременное и публичное информирование общества о запасах всех видов рыбных ресурсов по Амуру в целом и его нерестовых реках в частности, об объемах добычи,  количестве всех разрешенных орудий лова, промысловых квотах по всем районам и предприятиям, соответствующих налоговых поступлениях,  реализации различных видов местной рыбопродукции на краевом, общероссийском и зарубежном рынках, о конкретных  результатах научных исследований, о наказании браконьеров и нанесенном ими ущербе. В настоящее время такой отраслевой систематизированной статистики за каждый год на сайтах ХабаровскНИРО, Амурского теруправления Росрыболовства, Краевого комитета рыбного хозяйства и Природоохранной прокуратуры лично мне обнаружить не удалось. Хотя эти сведения должны быть на самом заметном месте. В противном случае предусмотренное федеральным законом № 166  участие граждан и общественных объединений в решении вопросов, касающихся рыболовства и сохранения водных биоресурсов, реализовать как следует невозможно.

Душевное наслаждение

Выполнение перечисленных пунктов предполагает наличие эффективной властной структуры.  На федеральном уровне это Министерство сельского хозяйства России, реализующее продовольственную политику с пользой для всего нашего населения в области растениеводства и животноводства с использованием разнообразных инструментов поддержки, а также ограничительных пошлин. Вместе с тем относящееся к Минсельхозу Росрыболовство на общем фоне выглядит заповедником изживших себя методов. Несмотря на требование вице-премьера правительства Юрия Трутнева наполнять внутренний рынок и развивать глубокую переработку, со стороны Росрыболовства не слышно ни о субсидиях, ни о пошлинах для удовлетворения внутреннего спроса на рыбу с формированием приемлемых для поставщиков и населения цен.

Обнадеживает, что возглавляющий Минсельхоз Дмитрий Патрушев в прошлом году прислушался к народному мнению и отменил приказ о запрете на Амуре сетевого лова. Данный приказ был инициирован Росрыболовством, которое при здравом подходе должно настаивать на запрете заездков и беспошлинного экспорта сырой рыбы. К сожалению, в этом году Росрыболовству дал фору хабаровский губернатор, в том числе по заездкам и по сетям. С его подачи запрещен лов выше Амгуни, заездкам предписан всего лишь один проходной день в неделю, начало путины начнется не 30-го, а 20 августа, что не позволит сильной рыбе подняться вверх. Кроме того, утвержден новый состав краевой анадромной комиссии. Губернатор Дегтярев оптимизировал ее так, что отныне никто не сможет возражать сторонникам низового лова с заездками. Из 31 ее члена аж целых 17 делегировало краевое правительство. При этом от рыбаков приамурских районов, за исключением Николаевского, нет фактически никого. И от районных администраций тоже. За бортом комиссии оказалась и Любовь Одзял – признанный и выбранный абсолютным большинством коренных малых народов лидер.

Во избежание таких перекосов в устаревший приказ федерального Минсельхоза №170 от 2013 года о порядке деятельности анадромных комиссий хорошо бы внести конкретные нормы членства от государственных структур и общественных объединений. Например, по одному представителю от Минобороны, ФСБ, Погранвойск, МВД и других федеральных контрольных ведомств, не более четырех от субъекта федерации, включая губернатора, председателя законодательной думы, краевого сельхозминистра и руководителя краевого комитета по рыболовству. Принципиально важно дополнить должностные категории в составе этих комиссий главами муниципальных районов, где производится лов анадромных, а также главами районных рыбных ассоциаций. Ведь без полноценного представительства решать проблемы Амура в интересах его населения невозможно.

Вопрос стоит так: или мы избавимся от статуса колониального сырьевого придатка, или его замаскированные сторонники своим словоблудием доведут до абсурда все полезные начинания сверху и снизу. В данной связи, судя по всему, не обойтись без серьезных кадровых изменений в Росрыболовстве и во ВНИРО. Вместо организаторов экспортно-сырьевых оффшоров в этих изначально солидных ведомствах хотелось бы видеть тех, кто без принуждения и со знанием дела работает в интересах России. И испытывает при этом настоящее душевное наслаждение.

Виктор Марьясин, Хабаровский край

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.