Хочешь жить долго и счастливо — выращивай сад

Сегодня гость редакции — Сергей Владимирович Чудопалов, садовод-сортоиспытатель.

— Люди говорят, что вы — народный агроном, селекционер от бога и т.д.

— Я не агроном и не селекционер. В наших условиях я испытываю те сорта, которые вывели селекционеры, и рассказываю садоводам, как  их вырастить в нашем климате.

— Что сейчас можно делать на садово-огородном участке?

— У кого есть теплица, то можно начинать сеять. Если теплицы нет, то освобождаем грядку от снега, накрываем пленкой, а через десять дней там можно сеять редис, петрушку, укроп, морковь, свеклу… К маю уже будет первый урожай.

— А с деревьями что делать?

— Если кто-то боится заморозков, то можно известью опрыскать деревья, тогда цветение задержится примерно на две недели. От косточковых культур (слив, абрикосов, вишен, персиков) по периметру крон убрать снег, чтобы корневая система лучше прогрелась, чтобы быстрее начиналась вегетация. Зачем это надо? В последние три года было очень большое промерзание почвы. В апреле почки начинали распускаться, а корни находились еще в мерзлоте. Поэтому многие деревья погибли, особенно косточковые культуры. Да и виноград пострадал. Для его вегетации нужна температура почвы плюс 10 градусов на глубине 40 сантиметров. В прошлом году такие условия сложились чуть ли не в июле, отчего южные сорта винограда просто не проснулись, им не хватило тепла. Если кто понимает, то мог бы их просто обрезать, а в этом году они начали бы расти.

— Как вы нынешнюю зиму оцениваете?

— Зима была благоприятная, хотя морозы порой доходили до сорока градусов. Самое главное — хороший снеговой покров. Сады нынче благополучно должны выйти из зимовки. Главное — руки не опускать.

— Ваша плантация приросла за последние годы?

— Нет, как было 70 соток, так и осталось.

— И что у вас растет?

— У меня самая большая в крае коллекция плодовых культур и винограда.

— Вот так? Даже больше, чем в лаборатории плодоводства ДальНИИСХа?

— Суммарно по саженцам там, быть может, и больше, потому что у лаборатории гектары земли, а у меня сотки. Но по количеству сортов больше у меня. Там нет тех многих культур, которые есть у меня. Я единственный в крае начинал выращивать персики еще 30 лет назад.

— Расскажите, что у вас есть.

— У меня яблонь больше 150 сортов, груш — больше 40, алычи — больше 40, персиков — 50 сортов, слив — больше 40, абрикосов — 20, вишни — больше 10, винограда — около 300 сортов. Только наших дальневосточных сортов, о которых мало кто знает, 70. Есть так называемый русский виноград. Я уже не говорю про жимолость, смородину, малину, клубнику и прочее.

— А какие ваши любимые?

— Я люблю яблони. Делали однажды выставку, куда я привез яблоко сорта «талисман» — 700 граммов! Никто не верил, что такие могут вырасти у нас. Кстати, в этом году уродится много яблок.

— Почему вы так думаете?

— У плодовых деревьев есть цикличность урожаев. В прошлом году было много груш. У меня есть сорт жимолости, ягоды которой доходят до пяти сантиметров, и она не осыпается. Но особенно я люблю персики. Персик может расти даже в бочке на балконе. Он сам себя опыляет. Единственное — его надо укрывать на зиму. Он ничем не болеет, в отличие, к примеру, от винограда. Птицы его не едят, шершни его не едят. Обрабатывать его надо всего один раз — в октябре.

— Как давно вы занимаетесь садоводством?

— Скоро будет 40 лет. Здесь, в Чирках, посадил первый сад, как положено, по учебникам. А через два года он вымок, поскольку здесь было болото. Тогда же у меня был уговор с бывшим председателем Хабаровского межрайонного союза садоводов Мариной Абрамовой, что я выращу на болоте экспериментальный сад. Я его вырастил.

— И как умудрился?

— Поехал к Григорию Тихоновичу Казьмину, он тогда был директором ДальНИИСХа и занимался селекцией абрикосов и винограда. Он сказал: на болотистой почве ни в коем случае не копай ямы для посадки плодовых деревьев, делай бугры и сажай на них. Так и делаю до сих пор.

Сады в Хабаровском крае могут расти не хуже, чем в Краснодарском. У нас более ровные зимы, нет оттепелей, хотя здесь большое промерзание и бедные почвы. За десять лет в наших условиях можно получить восемь товарных урожаев, когда на юге страны получают только четыре товарных урожая за такой же период. Хотя здесь многие (даже агрономы) твердят, что у нас зона рискованного земледелия.

— Да, так считалось раньше, так говорят и сейчас.

— Это отговорка. Это у нас в головах оно рискованное. Человеку голова дана, чтобы думать. Иногда читаю: там не растет абрикос, там не растет яблоня… А вы подумайте, почему они у вас не растут? У меня растут. Есть хорошие технологии, есть продвинутые садоводы, которые давно уже доказали, что в нашем климате растут прекрасные сады.

Единственная беда, что это не может понять наша краевая власть. Есть такой лозунг: спорт — норма жизни. А надо сделать иначе: сад — норма жизни!

— Замечательное предложение!

— Статистика говорит: по продолжительности жизни у нас на первом месте священнослужители, на втором — садоводы и пчеловоды, на третьем — ученые, на четвертом — спортсмены. И только спортом продолжительность жизни мы не поднимем. Беда Хабаровского края, что половина парней не годна к службе в армии по состоянию здоровья. Это о чем говорит?

— А что дает садоводство?

— Чистый воздух. Подвижный образ жизни. Экологически чистую продукцию. Стабильную нервную систему. Вот что дает садоводство. Я иногда спрашиваю: когда вы последний раз ходили босиком по траве? А ведь все нервные окончания на ступнях. И чем больше человек ходит босиком по траве, по земле, тем больше он набирается здоровья. А молодежь учится понимать природу, понимать землю. И не важно, кем они станут, но раньше или позже они к земле вернутся. Если ты хочешь, чтобы твой ребенок жил долго и счастливо, выращивай сад. Китайцы говорят так: абрикос — это продукт долголетия, а персик — продукт бессмертия. Почему китайцы и японцы живут 80-90 лет, а мы только 69?

А с другой стороны, если сад правильно организовать, то он может давать неплохую прибыль. Я же сам по специальности строитель, в свое время строил Дом радио, площадь Славы. А когда строительные предприятия обанкротились, когда потерял работу, то мы с женой пробовали заниматься животноводством, но потом переключились на садоводство. За доходы от сада выучили детей и внуков. Сад нас кормил и кормит.

— Сейчас не только пенсионеры, но и молодые вроде бы стали больше проявлять интереса к дачам.

— Для меня слово «дача» неприемлемо. У нас здесь никогда их не было. Были сады и огороды. Тем более что последний закон четко разграничил всех на садоводов и огородников.

— Вы ратуете за садоводство, потому что сами им занимаетесь?

— А вы хотите, чтобы я агитировал, сидя на диване? Не-е-ет!

— Мы немного отвлеклись. Вы сказали про русский виноград — это что такое?

— Это дикий амурский виноград, введенный в культуру всего пятьдесят лет назад. Если европейские сорта винограда прошли тысячелетнюю селекцию, то наш виноград сделал только один шаг. Первым им начал заниматься Васьковский Аделий Иванович, а продолжал работу Олег Александрович Гальвер. Они вывели больше двадцати сортов. Есть такие, у которых грозди по два-три килограмма, выдерживают зимы под минус сорок градусов. Из них можно готовить и соки, и вино. Владивостокский профессор Владимир Васильевич Логачев делал из этого винограда вина, возил их в Японию, в Америку, в Южную Корею. И везде эти вина получали золотые медали.

— Чем они славятся?

— Они очень полезные. Наш хабаровский профессор Константинов проводил анализ и рассказывал, что соки и вина из нашего винограда по качеству в десять раз превосходят продукцию из южноговинограда. Виноградарство и виноделие может стать такой же жемчужиной для Хабаровского края, как алмазы для Якутии.

— Так ведь в советское время в Хабаровском крае вино делали на предприятиях.

— Делали. И до сих пор делают в домашних условиях. А если смотреть по большому счету… Раздав людям дальневосточные гектары, почему государство сказало «а», но не говорит «б»? Так же, как в 80-е годы: раздали людям сотки на болотах, но не объяснили, что на них можно вырастить. Люди их осушили, начали сажать сады, а они вымерзали. То же происходит сейчас с гектарщиками. Не могут же все они держать коров или строить кафе. А почему им не заняться виноградарством? Есть сорта, есть технологии. Но людям надо рассказать и показать. Несколько гектарщиков-виноградарей могут создать кооператив, который займется виноделием. Это рентабельное дело. Растить виноград в десять раз выгоднее, чем держать коров.

У нас самая большая проблема — это нехватка информации для садоводов. Все читают Интернет, там ее полно, но вся она для южных территорий России.

— А что у нас особенного?

— Еще лет двадцать назад я нашел информацию, что только в районе Хабаровска четыре категории земель. Первая — это Воронеж и Хехцир. Вторая — районы малого аэропорта и Заимки. Третья — левобережье Амура. Четвертая — районы сел Матвеевка, Заозерное, Галкино. И на каждой территории должна быть своя технология выращивания садов.

— Помимо территории важно еще и качество посадочного материала.

— У нас процентов 70 посадочного материала привозят из южных регионов России, из Челябинска. Вам в магазине предлагают вьющуюся землянику, но такой нет в природе. Продают колоновидные груши, их тоже нет в природе. Малиновое дерево вывели для юга России, это штамбовый сорт, его в наших условиях не пригнешь для укрытия на зиму. А об этом все молчат. Но даже из Приморья нельзя везти к нам саженцы, потому что очень разнится климат. Ведь каждый регион занимается селекцией исключительно под свои условия.

— Так ведь и вы завозите западные яблони и груши, южные персики и виноград?

— Да. Но я не выписываю саженцы. Я выписываю черенки. Скажем, южные черенки персиков прививаю на нашу уссурийскую сливу. То есть делаю адаптацию сорта к нашим условиям. Например, у меня большая коллекция орловских яблонь и груш. Есть груши по полкилограмма. Их черенки тоже прививаю на наш местный подвой и высаживаю под углом в 45 градусов.

— Зачем нужна наклонная посадка?

— Если посадить деревце прямо, то яблоня начнет плодоносить на пятый год. Если сажать наклонно, то на второй-третий год. А груша — на третий-четвертый год. Персики, алыча, сливы — на второй год. Удобно ставить подпорки, обрабатывать. Удобно прикрыть на зиму.

— Так ведь много места займет такая посадка!

— Почему много? Не больше куста войлочной вишни. Современные сорта занимают два на два метра. Те же сливу, алычу, персик можно привить на войлочную вишню и сажать через полтора метра.

— На войлочную вишню?

— Да. Наш хабаровский садовод Эрика Терехова уже лет тридцать прививает на войлочную вишню. Ведь она относится не к роду вишен, а к роду абрикосов. То же заблуждение, когда западную вишню (на палочке) называют черешней. А черешня растет пирамидально, как береза. Раньше Терехова вела телепередачи, рассказывала о своем опыте. Сейчас никакой телепропаганды садоводства нет.

— Как можно тиражировать опыт рядовых садоводов? Так и я могу рассказывать байки про свои садово-огородные достижения.

— Да, это личный опыт. Но многие занимаются садами лет по 20-30 и поднялись на уровень агрономов. Вы удивляетесь, а кто были наши знаменитые селекционеры Лукашов и Шуранов? Учителя! У них не было агрономического образования. Великий Мичурин тоже был часовых дел мастер. А вы знаете их биографии? Лукашов и Шуранов приехали сюда молодыми, купили по гектару земли. Но пришла советская власть и выгнала их с этой земли. У Шуранова судьба сложилась еще более-менее нормально. А Лукашова гоняли-гоняли, пока за него не заступился писатель Аркадий Гайдар, опубликовав в Москве очерк в его пользу. Только после этого местная власть успокоилась, разрешила ему возглавить питомник.

— Понятно. Но все равно трудно согласиться на пропаганду личного опыта, желателен опыт дипломированных садоводов.

— А где они? Считанные садоводы есть только в лаборатории плодоводства ДальНИИСХа. А дипломированных виноградарей у нас вообще нет. Поэтому у нас засилье импорта.

Но мне, например, стыдно есть китайские помидоры. Потому что я понимаю: не могут помидоры храниться полгода. Сейчас в магазинах продается резиновая импортная клубника. В норме так:  вы ее утром собрали, а к вечеру она даст сок. Если же она неделями лежит в магазине, то чем ее напичкали? Чем обрабатывают яблоки, если они липнут к рукам?

Надо опираться на своих садоводов-практиков. Объединять их. У них большой опыт. Удивителен пример Владимира Алихановича Зангиева — бывшего повара «Интуриста». Привез черенки японских сортов груш, яблонь, персиков, посадил и растит урожаи. Почему не показывать его технологию?!

На Ильинке у бывшего министра природных ресурсов Геннадия Почеревина лучший персиковый сад. Он из Крыма завозил саженцы. У него уже больше пятидесяти сортов. Убрал половину своего винограда, убрал картошку, чтобы освободить место под персики. Сейчас заинтересовался канадскими сортами.

Возьмем того же Александра Григорьевича Мамаева — бывшего капитана дальнего плавания. Увлекся виноградом, изучил всю информацию, разработал свою технологию выращивания на гребнях. Сейчас на его участке в Смирновке более 50 южных сортов винограда. Южных! Он привозил на выставку гроздья по 2-3 килограмма. Народ удивлялся: не может такого быть! Я считаю, начинать следует с информации, а люди сами разберутся, какой сад посадить.

— Есть смысл выращивать виноград под пленочной крышей, так как ему последние годы не хватало тепла?

— Есть. Многие приморцы и некоторые хабаровчане выращивают виноград в теплицах. Тогда можно посадить и южные, и японские сорта — более нежные по своим качествам. Вообще, элитные сорта желательно выращивать в теплицах. Все зависит от того, что человек хочет получить.

— Мне понравилось название сорта винограда – «таежный изумруд». Это какой сорт?

— Это старый технический сорт, созревает к концу сентября, как и «альфа». Это гибрид первого поколения. Он зеленый. А современные сорта по вкусу не уступают южным сортам. Это белый виноград «олеся ДВ», а есть еще такой же, но черный, который созревает в середине августа. Вообще, о винограде могу долго рассказывать.

— Вы назвали себя сортоиспытателем. В вашем случае, что это означает?

— Все садоводы в душе сортоиспытатели. Посадили, попробовали — не понравилось. Садим следующие сорта, пробуем, оставляем те, которые понравились. И так до бесконечности. Это уже зависимость.  

С другой стороны, нам всегда говорили, что сажать надо только районированные сорта. Давайте разберемся. Районированный — это сорт, пригодный для промышленного производства. Он не для любителей. Нашим грушам-лукашовкам уже сто лет от  роду. Их вывели для своего времени. Тогда это был прорыв.

Почему не рекламируются сорта Болоняева? Это великий селекционер, которого просто забыли. А он один вывел столько сортов, сколько сделал весь институт вместе с Казьминым, Марусичем, Вавиловым и другими. Болоняев вывел больше 40 сортов груш и яблонь — ни один селекционер столько не сделал за свою жизнь. Через тридцать лет после его смерти из его гибридного фонда вывели восемь сортов груш. Это такие сорта, как «ароматная», «румяная», «хабаровчанка», «белоснежка» и другие. Они по вкусу не уступают южным сортам. А по зимостойкости держат минус сорок градусов. Еще Казьмин рекомендовал сажать сорта Болоняева. Они у нас прекрасно растут!

— Но их же сейчас нет?

— Они есть и в лаборатории плодоводства ДальНИИСХа, они есть и у меня. Но о них мало кто знает. У нас хотят посадить и забыть. Меня иногда так и просят: дайте саженцы такого сорта, чтобы сам рос, чтобы за ним не ухаживать.

— Хорошо. Вы отобрали сорта, которые вам понравились. И что дальше?

— Дальше идем в клуб испытателей природы «Зеленый мир», которым руководит Галина Георгиевна Дацюк и которому в следующем году будет 25 лет. Клуб проводит выставки. Выставки мы делали во всех районах Хабаровска, выезжали в Переяславку, в Комсомольск-на-Амуре, в Амурск.

— Вы считаете выставки эффективными мероприятиями?

— Конечно! Люди могут и посмотреть, и расспросить опытных садоводов, и приехать к ним в сад, и заказать посадочный материал. У людей будет меньше ошибок. А сейчас покупают в магазинах южные саженцы, они в первую же зиму вымерзают. Делают вторую попытку — тот же результат. Махнул рукой — да ничего здесь не растет! На этом садоводство заканчивается.

У меня другой путь. Я выращиваю дерево, испытываю сорт на устойчивость к нашему климату, довожу его до плодоношения, разрабатываю технологию, по которой он может расти в наших условиях, и только тогда предлагаю саженцы желающим.

— То есть вы их продаете?

— Конечно. Любое дело должно давать прибыль. Ведь сделали большую глупость, запретив садоводам продавать свою продукцию. Раньше на каждом углу торговали, город был забит — ведрами продавали клубнику, смородину, малину, груши, абрикосы… Но запретили и себе навредили. Где сейчас местная садоводческая продукция? В тех убогих кучках, которыми торгуют бабушки?

— А что делать?

— Людей желательно заинтересовать. Например, когда проводится соревнование «Папа, мама, я — спортивная семья», то какие там призы?

— Хорошие.

— Да. Разыгрывается машина, которая стоит минимум 500 тысяч рублей. В Приморье на празднике садоводу за первое место дают 50 тысяч рублей. А когда проходит праздник садоводов и огородников у нас, чем их поощряют? Дипломом и букетиком цветов. Стимулов нет для наших садоводов. При Викторе Ивановиче Ишаеве еще давали чуток денег, а сейчас в лучшем случае вручат квиток «на пару кирзовых сапог», чтобы ты побегал по магазинам, где его отоварить.

— Но ведь есть же краевая финансовая поддержка садоводов?

— Есть. У нас в крае 250 тысяч семей занимаются садами и огородами. Умножьте на три, получится 60 процентов населения края. В Хабаровске этим делом занимаются 126 тысяч семей, то есть тоже 60 процентов. И когда краевая власть выделяет на их поддержку чуть больше двух миллионов рублей — это слезы! Особенно если сравнить с миллиардными субсидиями на спорт. Поддержку в 200-300 тысяч рублей получают меньше десятка садоводческих товариществ. Ограничен перечень работ, за которые дается компенсация. Возьмем наше товарищество на Чирках: на дороге, которую сделали еще в 1981 году, образовался плывун. Чтобы его устранить на двух километрах, требуются миллионные затраты.  Где найдут такие деньги садоводы? Мы обратились в администрацию района имени Лазо, но нам отказали, дескать, они не знают про такую программу. Изначально в нашем обществе было 3200 участков, сейчас осталось 700. О каком развитии можно говорить? Надо расширять перечень субсидируемых работ, надо увеличивать финансовую поддержку садоводов.

— А как у наших соседей — тоже дипломы с букетиками?

— Я знаю, что еще в 2012 году в Приморье приняли краевой закон о поддержке садоводства. И к 2016 году у них уже был садоводческий бум, садоводов стало в три раза больше. Они, например, в сентябре проводят большую выставку. Почему мы не можем такую организовать?

— Почему в сентябре?

— Потому что на выставке цветов в августе, которую проводит город, из трехсот участников всего человек пять садоводов. Это неудобное для нас время: ягоды уже отошли, а виноград еще не созрел. Получается межсезонье, нам нечего показывать. А еще лучший вариант — проводить три выставки, чтобы в июне-июле представить наши замечательные ягоды, в августе — сливы и яблоки, в сентябре — виноград, груши и прочее. Все ученые мужи говорят, что самые полезные фрукты и овощи растут на Дальнем Востоке — так распорядилась природа. 

— Что, на ваш взгляд, надо сделать, чтобы оживить садоводство?

— Первое: разрешить садоводам продавать свою продукцию в любых местах, где они хотят. И параллельно организовывать закупки их урожая.

Второе: нужна активная пропаганда, буквально на каждом углу. Больше говорить с больших и малых трибун, больше показывать по телевидению.

Третье: узаконить три ежегодных выставки садоводов.

Четвертое: учредить два звания — «Почетный садовод Хабаровского края» и «Почетный садовод города Хабаровска».

Пятое: нужен краевой закон и в его рамках краевая программа о поддержке садоводства с конкретными и достойными суммами бюджетного финансирования.

Понимаете, наша власть, наши чиновники знают наши сады, соглашаются с нами, но толку от этого никакого нет. Ну, дают мне грамоты, их уже штук семьдесят скопилось. А по моим понятиям, не грамоты бы давать, а отрасль развивать. Почему нет развития, я не понимаю.

— Ваш успех в садоводстве чем обусловлен?

— Мне повезло с женой. Она трудоголик, как и я. И 80 процентов успеха — это ее заслуга.

Раиса Целобанова. Фото автора

Если есть вопросы к Сергею Владимировичу Чудопалову, то ему можно позвонить по тел.: +7-909-801-26-09.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий