Хабаровский зритель голосует за отечественный кинематограф рублем, точнее, его отсутствием

Хабаровчане возмущены — совершенно некуда пристроить свой взор в кинотеатре на полтора-два часа пару раз в месяц, как привыкли. Мало того, что иностранные прокатчики не дают новинки, наказывая российского зрителя за внешнюю политику его государства. Так и свои то ли расслабились, то ли устали снимать хорошее и выдают откровенную, на взгляд потребителя, халтуру.

С таким мнением обратился в редакцию читатель Егор Кузнецов после неудачного похода с семьей в один из городских кинотеатров в минувший выходной. Егор долго пытался поддерживать отечественного производителя и заодно сотрудника кинотеатра, крутившего кино — до середины мультфильма. Но нервы не выдержали, и семья покинула зал в недоумении, граничащем с мотивированной агрессией.

— Пришли показать ребенку мультфильм «Приключения царя», о том, как царская семья приехала на Олимпийские игры. В здании — тишина, кафе закрыты, даже билетеров нет. Могли бы, наверное, и бесплатно пройти, никто бы не остановил, потому что некому. Но купили билеты по 350 рублей и оказались в зале одни — в середине выходного дня, в самое популярное время. А на экране… у меня и слов приличных для этого нет, — поделился впечатлением хабаровчанин.

Стараясь стесняться в выражениях, все-таки сформулировал свои претензии: ни уму ни сердцу. Картинка блеклая, сюжет скучный, действие если и разворачивается, то уж точно не в сторону исторической перспективы. В мультфильме рассказывают об армянском царе, который стал олимпийским чемпионом в первом тысячелетии нашей эры по одному из актуальных тогда видов спорта. Надеясь на то, что сын, не получив удовольствия от «развлечения», хотя бы обрел образовательную пользу, Егор открыл интернет и выяснил, что царь был не тот, век другой да и вид спорта совершенно иной. Даже тут обманули!

— На днях смотрел ток-шоу, где обсуждали, как в России снимается кино, там называли суммы с большими нулями. Такие бешеные бюджеты выделяются, а смотреть нечего. Куда идут эти деньги? И почему еще и я за это должен платить? — возмущен Кузнецов.

Что происходит с хабаровскими кинотеатрами сегодня рассказала Александра Климантова, pr-директор ТРЦ «Горизонт» (где расположен кинотеатр «Премьер»).

— Как только из-за санкций со стороны Голливуда сняли с проката зарубежные фильмы, мы наблюдаем колоссальный отток зрителей. Приходят два-три человека на сеанс. Причин несколько: во-первых, смотреть нечего. Во-вторых, как только появляется отечественная премьера в кинотеатре, в тот же день ее показывают на государственном телеканале и бесплатных онлайн-сервисах, нет причины выходить из дома, платить деньги… Знаю, что иностранные премьеры показывают сейчас в некоторых кафе, устраивают киновечера. Но в формате кинотеатра это официально запрещено и наказуемо, — рассказала Александра.

Хабаровские предприниматели от кинопроката поискали вначале господдержки своей внезапно обнулившейся отрасли, но не нашли. Просьба о субсидии осталась без удовлетворения. За эти долгие недели у них родились и предложения к власти. Но все они, так сказать, несколько альтернативные и пока копятся в кулуарах.

Например, раз уж наше правительство не то что бы призывает, но и не препятствует добывать импортные сырье и расходники для некоторых производств через «вторые руки» дружественных стран, почему бы и не организовать такой же, может быть, даже негласный, «секонд-прокат» голливудских новинок. На другое импортозамещение, уверена Александра, зритель просто не придет, тем более, что они уже попытались.

— Зритель привык к Голливуду и перевоспитывать его придется очень долго и перевоспитать непросто. Пробовали японские кинопоказы, но люди не пошли — мало кому интересно смотреть ленту на три часа с культурной спецификой, где сотни смыслов, нет динамики и спецэффектов, как все привыкли. Мы можем показывать фильмы испанские, иранские, индийские, но запроса на них нет. Как нет и рекламодателей, которые раньше активно платили за площадки в кинотеатрах. Зато налоги, зарплата сотрудникам, аренда остаются. Поэтому сокращаем персонал и копим долги — у нас, например, уже минус 500 тысяч, как и в других районных кинотеатрах. Разве что в центральных еще есть хоть немного трафика, просто потому что это центр города, — констатирует Александра.

Она приводит цифры — в одни и те же даты год назад приходили 130-170 зрителей за день, сегодня — 10-30 человек. Около 80 процентов выручки приходилось на американское кино.

Еще один выход, который мог бы настроить хабаровского зрителя на отечественного кинопроизводителя — путь Боливуда, который просто не пустил Голливуд в Индию, и население радовалось талантливым соотечественникам, не подозревая о существовании их американских «братьев» по камере. Но нам туда уже поздно.

 Да и не получится, уверен популярный хабаровский шоумен, театральный режиссер по профессии и киноэксперт по призванию Дмитрий Колбин. Еще со студенческих времен он лет 20 вел любительский клуб «Киноглазок», где смотрели классику и лучшие новинки мирового кинематографа. Но в последние годы клуб не показывает ничего, потому что показывать, по мнению его основателя, совершенно нечего и в общем-то незачем.

— Даже последний «Оскар» получил фильм «Кода» стриминговой компании. Голливуд не выпускает ничего интересного и вообще большое кино умерло. Еще одна причина, почему я считаю, что кинотеатры уже навсегда остались в прошлом — несоответствие обещаниям и результатам. Например, анонсировали экранизацию «Дюны» в супер-формате, а показали унылое самовыражение режиссера, который подражает Линчу, не оставив ничего от первоисточника, а оборудование в наших кинотеатрах не соответствует заявленным технологиям. В то время как любой человек сейчас может купить себе самое современное оборудование и смотреть все, что захочет, по подписке за пару тысяч рублей в месяц, — рассказал Дмитрий.

Он отмечает, что кризис жанра настиг не только отечественного производителя — за последние годы разве что 2-3 ленты Балабанова считает хорошим кино да несколько мультфильмов — но и голливудских столпов. Пока они ищут себя, погружая массового зрителя в пространный делирий, в то время как народ жаждет веселой картинки под горячий поп-корн, на гребень волны вознеслись стримеры. Они не зависят от повесточки и спонсоров, как глобальные корпорации, и могут делать продукт, который реально завоевывает широкие народные массы и, соответственно, кассы.

У России был шанс нагнать Америку в этом отношении, когда один из крупнейших стримеров — «Нетфликс» пришел сюда лет пять назад. Он купил несколько популярных отечественных лент, сделал их богатыми и знаменитыми и даже, говорят, начал снимать несколько проектов с российскими командами.  Не получилось.

Впрочем, Колбин дает шанс и российскому кинопрокату, и его авторам. Призрачный и вряд ли исполнимый. По одной из древнейших российских причин. И это не дураки или дороги, а третья, которую приписывают Карамзину. Как чтущие Уголовный кодекс, мы не будем ее озвучивать без доказательств, но понадеемся на проницательность нашего читателя.

— У нас есть талантливые актеры, операторы, сценаристы и режиссеры. Но у них нет денег, которые из минкульта уходят на то, что никто не смотрит. Зато бюджет освоен. Смотришь, куда — ощущение, что из условных 20 млн один пошел на «продукт ради продукта», а остальное «освоено», не выходя на съемочную площадку. А те, кто еще может в нашей стране сказать свое слово в искусстве, вынуждены уходить в малобюджетный арт-хаус, который смотрят  только критики на закрытых фестивалях, — говорит Дмитрий Колбин.

А еще вспоминает расцвет отечественного кинематографа брежневских времен. Когда кино было главным инструментом пропаганды, а актуальный вождь надумал пополнить казну за счет дешевого в производстве газированного винного напитка по дорогой цене, как символа красивой жизни и культурного пития. Рязанов снял «Карнавальную ночь», «Иронию судьбы», «Гусарскую балладу», которые мы пересматриваем десятки раз до сих пор. А заодно называем все, что пузырится в бокалах «Шампанским», считая его главным атрибутом самых торжественных праздников.

А вот за упокой в современной стране, наследнице мощнейшей киноиндустрии СССР, принято употреблять совсем другую, не менее «пророссийскую», чем его нынешнее, поддерживаемое госдотациями кино, жидкость.

Елена Романова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий