Дуэт вороны с самолетом

Северные аэродромы Хабаровского края обязали очистить от близлежащих свалок и кормящихся на них птиц. Но муниципалитеты не имеют на это денег

Неочевидная для обычного авиапассажира, но в буквальном смысле смертельно опасная для него же ситуация сложилась в аэропортах Аяна, Чумикана, Охотска, Богородского и Николаевска-на-Амуре. На выездах из этих городов и поселков, там же, где обычно располагаются аэропорты, многие десятилетия копились бытовые отходы. А там, где мусор, активно живут и размножаются птицы, которые время от времени становятся причиной авиакатастроф и в целом представляют опасность для летающей техники.

С 2019 года органы прокуратуры методично добивались установления вокруг северных аэропортов края границ приаэродромных территорий. В прошлом году приказами Дальневосточного межрегионального территориального управления Росавиации наконец-то эти территории были определены. Оставалось обеспечить их нормативы. Но приказать – не значит исполнить.

— В составе приаэродромной территории выделяются семь подзон с различными ограничениями по использованию. В радиусе 15 километров от контрольной точки в центре аэродрома устанавливается шестая подзона, из-за которой в суде разгорелись споры между транспортной прокуратурой и органами местного самоуправления. В ней запрещается размещать объекты, способствующие привлечению и массовому скоплению птиц, — рассказала Николаевский-на-Амуре транспортный прокурор Екатерина Ермакова.

Столкновение животного и индустриального мира в небе – проблема для России не особо распространенная, но от этого не менее значимая. Еще свежа в памяти авиационная авария, произошедшая 15 августа 2019 года. Авиалайнер Airbus A321-211 авиакомпании «Уральские авиалинии» выполнял плановый рейс по маршруту Москва – Симферополь, но вскоре после вылета из аэропорта Жуковский столкнулся со стаей чаек, отказали оба двигателя. Экипаж сумел благополучно посадить самолет на кукурузное поле. Все находившиеся на борту 233 человека выжили, но 74 из них получили травмы различной степени тяжести.

А вот в 2007 году, 29 июля, вследствие столкновения с птицами произошла катастрофа с самолетом Ан-12БП, выполнявшим рейс Домодедово – Комсомольск-на-Амуре. Спустя 20 секунд после отрыва от полосы на высоте 70-75 м и скорости приблизительно 295 км/час произошел практически одновременный отказ правых двигателей, вызванный попаданием в них птиц. Через минуту самолет с правым креном больше 100 градусов врезался в чащу 20-метровых деревьев, перевернулся и столкнулся с землей с углом наклона траектории больше 45 градусов. Машина сгорела, все, кто находился на борту, погибли.

В этом году трагедий, по счастью, не произошло, но следы пернатых нарушителей воздушного пространства, контролируемого человеком, фиксируются регулярно. Например, в этом месяце только в Москве запротоколировано уже два таких случая. Девятого октября в Шереметьеве на послеполетном осмотре был обнаружен след от столкновения с птицей на левом внутреннем закрылке самолета, без повреждений. А в Домодедове 18 октября при выполнении послеполетного осмотра были обнаружены следы попадания птицы в воздушное судно, поврежден носовой обтекатель. Самолет сняли с рейса.

В Хабаровском крае в обозримом прошлом трагедий с участием птиц и самолетов не зарегистрировано. Но на то они и вольные птахи, что не подчиняются ни предписаниям прокуратуры, ни расписанию полетов аэропортов. А чрезвычайные происшествия потому так и называются, что происходят всегда неожиданно. Тем важнее постараться избежать их заранее. По информации Росавиации, подавляющее большинство столкновений происходит на высотах до 100 метров, на этапах разбега, отрыва и первичного набора высоты, а также захода на посадку, касания и пробега, то есть непосредственно в зоне аэродромов. Вот почему так важно расселить пернатых и железных «птиц» подальше друг от друга.

— К объектам, способствующим массовому скоплению птиц, относятся как оборудованные полигоны отходов, так и стихийно образованные свалки. Причина такого запрета их непосредственной близости вполне очевидна – безопасность полетов. Птицы, которые ищут себе пропитание на таких объектах, являются прямой угрозой для воздушных судов. Свалки привлекают популяции пернатых в качестве больших и постоянных кормушек, — объяснила Екатерина Ермакова.

«Мусорная» проблема, тем более в малонаселенных районах, очень медленно и малоэффективно решается по всей стране. При всей строгости принятой несколько лет назад реформы приведение ее в жизнь требует слишком много времени и денег, особенно для едва балансирующих на грани нищеты районных бюджетов. В небольших поселениях свалки  традиционно копятся на окраинах, а вред загрязнения земель для экологии и размножение на них крылатых «санитаров» представляется неактуальной темой для расходов муниципалитетов. Не хватает средств на элементарную инфраструктуру для живущих уже сегодня в сложных условиях людей. Куда уж тут думать о мусоре!

Убрать свалку и рекультивировать землю должен ее хозяин — региональный оператор, если он, конечно, есть. В тех муниципалитетах, с которыми пришлось судиться прокуратуре, залежи отходов бесхозные, а значит, ответственность за мусор, птиц и экологию несут местные власти. Не имея возможности тратить многие миллионы рублей, которых у них просто нет, муниципалитеты тянут время, обжалуя решения судов по исполнению закона.

— Муниципалитеты заняли позицию: обжаловать решения судов, тем самым оттягивая время по решению проблемы. Считают, что этот вопрос должен адресоваться не им, поскольку муниципальные органы не являются законными владельцами свалок. И рекультивацию, по их мнению, производить не надо, так как реальный размер вреда, причиненного почвам в связи с размещением отходов, никем не просчитан. Хотя прокуратура не настаивает в данном случае на расчете вреда в стоимостном выражении. Исходим из того, что размещение любых отходов производства и потребления приводит к ухудшению качества земель и их деградации, следовательно, рекультивация нужна, — рассказала Екатерина Ермакова.

На сегодня судами удовлетворены все пять заявленных прокуратурой исков к органам местного самоуправления о  ликвидации размещенных твердых бытовых отходов в границах 6 подзон приаэродромных территорий. И муниципалитеты постепенно смиряются с требованиями закона, перенаправляя внимание на то, как его исполнить.

— Понятно, что перенести свалку требуется из соображений безопасности, но, объективно, она копилась там многие десятилетия, — прокомментировал глава Аяно-Майского района Алексей Ивлиев. — Тем не менее  мы нашли подходящий участок более чем за двадцать километров от Аяна. Возить туда мусор будет, конечно, очень дорого.  Но общими усилиями района и края найдем выход. Обустроим нормальный полигон. Есть требование закона – надо находить оптимальное решение.

Схожая позиция и у главы Охотского района Максима Климова. Он вспоминает, что еще на старте «мусорной» реформы были сформированы четыре участка возле разных поселков под полигоны отходов. А потом закон пережил очередной апгрейд, и все эти земли оказались на территориях, где свалки запрещены.  Как, собственно, и почти весь район: куда ни ткни по карте — или лесной фонд, или водоохранная зона.

— В любом случае придется выполнять закон. Водоохранная зона останется неприкосновенной, а земли лесного фонда можно перевести в категорию, допускающую строительство современного, безопасного полигона. Это наша жизнь, комфорт нашего населения. Но, конечно, муниципалитеты с такими расходами не справятся. Особенно учитывая нашу логистику, когда материалы придется доставлять морем. Необходимо участие федерального бюджета, районный и так сейчас на 82 процента дефицитный, — рассказал Максим Климов.

Прокуроры тоже понимают, что исторически сложившиеся свалки бытовых отходов формировались на протяжении многих лет. Многие из них образовались стихийно и используются под твердые коммунальные отходы из-за отсутствия альтернативного объекта их размещения и регионального оператора обращения с отходами. По-человечески прокуроры осознают и то, что перспектива перемещения свалок, занимающих площадь не в один гектар, за пределы приаэродромных территорий и рекультивация земельных участков загоняет муниципалитеты в клинч между обязанностями и возможностями. Однако Екатерина Ермакова уточняет, что прокурор не может руководствоваться только вопросами целесообразности и наполненности муниципальной казны. В приоритете обеспечение безопасности полетов и соблюдение воздушного законодательства.

Елена Романова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий