В Хабаровске рынок жил, рынок жив, рынок будет жить?

Опрос с пристрастием

Гость редакции — Марина Павловна Перова, заместитель начальника отдела по организации работы рынков и мелкой розницы администрации города Хабаровска

— Есть хороший повод для разговора: в первую сентябрьскую субботу открылась городская ярмарка выходного дня на территории «Фермерского дворика» по улице Ленина, 19.

— Да, открытием этой ярмарки мы вступили во второй этап.

— А что было первым?

— Фактически ярмарка, как предпринимательско-коммерческое мероприятие, открылась год назад на базе предприятия Крайпотребсоюза. То есть это сам «Фермерский дворик». Но в Центральном районе Хабаровска не было муниципальной ярмарки по типу той, что работает возле «Экодома».  И мэр города Сергей Анатольевич Кравчук дал поручение организовать работу такой ярмарки. Что и было сделано.

То есть на первом этапе «Фермерский дворик» состоял только из павильонов. А сейчас заасфальтировали всю территорию для размещения торговых палаток, сделали крытый торговый ряд снаружи двора, провели информационную работу. Со временем здесь образуется компактное и популярное торговое место.

— Торговым рядом можно пользоваться за плату?

— Нет, пользоваться им можно бесплатно. Мы приглашаем всех желающих горожан и жителей сельских районов продавать там свою продукцию — и фермерскую, и из личных подсобных хозяйств, и с дачных участков. В принципе, можно торговать там в любой день, не только в выходные.

— Это все хорошо. Но возле ярмарки мало места для парковки машин.

— Парковка будет расширена. На улице Ленина перед входом на ярмарку есть полоса, где раньше была автобусная остановка. Сейчас решается вопрос, чтобы на выходные дни использовать ее для парковки машин посетителей ярмарки.

— Однако на новом торговом ряду (хоть и бесплатном) отнюдь не много продавцов.

— К сожалению, еще мало кто оценил это место. Уличные продавцы освоили для себя некую территорию и не хотят ее покидать, хотя ведут там несанкционированную торговлю. Например, есть одно место (на пересечении улиц Ленина и Шеронова), где любят торговать бабушки. Уже много лет мы не можем победить их, предлагая иные места. Есть надежда, что они все-таки переместятся в район новой ярмарки, где хорошие столы, удобные лавочки, надежный навес над головой, ветер в спину не дует.

Марина Павловна Перова

— А я бы с вами не согласилась! Если бабушки облюбовали это место, значит, оно популярно и для них, и для покупателей. Если оно такое, то резонно сделать его санкционированным. По аналогии с тем, как раньше асфальтировали только прямые пешеходные дорожки, а потом стали благоустраивать и кривые, и диагональные. Постепенно, но дошло, что так хотят люди.

— Есть правила и санитарные нормы реализации товаров. А как их соблюсти при торговле на перекрестке? Никак. И еще: на официальных ярмарках есть ветеринарные лаборатории. А кто проверяет качество реализуемой на перекрестке сельхозпродукции? Никто.

Так что с несанкционированной уличной торговлей ситуация двоякая. Городская власть находится как бы между молотом и наковальней: одни хотят торговать там, где хотят; другие не хотят, чтобы торговали там, где придется.

— А вы на чьей стороне?

— Мы работаем в интересах жителей города. Хотя понятно, что уличной торговлей кто-то занимается для пополнения своих небольших доходов, а кто-то в крупных коммерческих масштабах. Ведь это же не секрет, что некоторые бабушки продают не свои фрукты-овощи, а товары с оптовых баз.

— И что же делать? Если эту торговлю за многие десятилетия не победили, то и не победим?

— Еще раз скажу, что торговля в неустановленных местах является административным правонарушением.

— Это мы, люди, это власть назвала ее правонарушением! Но мы также можем и исключить ее из списка нарушений.

А для чего мы организуем ярмарки выходного дня? Для упорядочения уличной торговли. Для ее, скажем так, окультуривания.

— Но ярмарки выходного дня не смогут принять всех уличных торговцев! А бабушки могут не пойти торговать на ярмарки. Согласитесь: вопрос открытый.

— Я убеждена, что граждане, которые ведут личное подсобное хозяйство, должны использовать свою продукцию в личных целях. На этот счет есть федеральный закон. Закон не освобождает от ответственности. Но если бабушки хотят таким образом заработать прибавку к пенсии, то делать это следует в специально отведенных местах.

— Почему только в специально отведенных местах, а не в тех, которые популярны? На том же перекрестке улиц Ленина и Шеронова уберите плешивую клумбочку, поставьте легкие столики и получится специально отведенное (популярное!) и санкционированное место. Будет соблюдена и законность, и интересы обеих сторон. Так можно?

— Нельзя! У нас в стране рыночные отношения. У нас нет муниципальной торговли. Мы не имеем права установить и содержать предлагаемые вами конструкции.

Есть другой аргумент. На Большой-Вяземской мы в свое время установили торговые ряды. Коммерсанты, работающие рядом, соглашаются убирать там весной мусор и красить столы. Не поверите: вывозят по пять тонн мусора, оставленного бабушками! Уличные продавцы не убирают за собой. Они считают, что власть должна все организовать, да еще и убрать за ними.

— Давайте поговорим о ярмарках. Городская ярмарка выходного дня: она одна и первая?

— По сути, ярмарка на ул. Ленина, 19 — это муниципально-коммерческое партнерство с Крайпотребсоюзом. Эта территория в частной собственности Крайпотребсоюза. Власть не может что-либо там организовать. У нас нет своей торговли, нет специального финансирования. Поэтому мы ищем такие вот партнерские отношения. Других ярмарок, открытых при содействии муниципалитета, в городе нет.

— А краевые ярмарки выходного дня? Например, возле «Экодома»?

— Территория «Экодома» тоже в частной собственности.

— А другие?

— Мы ведем реестр ярмарок в городе. Всего их было десять, сейчас уже одиннадцать. Еще двенадцать ярмарок находятся в торговых центрах ООО «Али».

— Непонятно: сколько считать в итоге?

— Объясняю. До 2006 года, то есть до вступления в силу федерального закона об организации работы розничных рынков, все эти двенадцать ярмарок имели статус рынков. Закон потребовал соблюсти определенные условия функционирования рынков. Это должны быть капитальные сооружения, с коммуникациями и пр. Закон запретил реализацию алкоголя на рынках. И т.д. Коммерсанты сразу же поменяли статус рынков на статус торговых центров.  И на своих территориях они организуют ярмарки выходного дня.

— А я-то считала, что ярмарками выходного дня называется торговля только сельхозпродукцией.

— Правильно. Но не только сельхозпродукция присутствует на таких ярмарках, но и товаропроизводители. Например, рыбообрабатывающие предприятия или выпускающие мороженое, молочную и мясную продукцию, хлебобулочные и кондитерские изделия, мед.

— Не получается ли так, что на ярмарках производители оттесняют аграрников?

— Ни в коем случае! Как правило, сельхозники занимают больше половины мест.

— А вы какое отношение имеете к этим ярмаркам?

— Краевые ярмарки контролирует краевой минсельхоз. А мы реагируем на обращения граждан, если они приобрели некачественную продукцию, если их обвесили или обсчитали. У нас тесное взаимодействие с Роспотребнадзором, с правоохранительными органами. Прямой функции контроля краевых ярмарок у нас нет.

— Вы наблюдаете работу разных ярмарок: что вам нравится или не нравится в их организации?

— Ярмарки как форма торговли мне нравятся. Если они популярны, значит, есть спрос, и это замечательно! А что не нравится? Как специалист, ничего критичного сказать не могу. Практика их проведения уже сложилась, и я бы ничего не стала менять. Ну, быть может, иногда кое-где менять какое-то торговое оборудование, зонтики или прилавки…

— А как бы вы оценили доступность ярмарок?

— В принципе, они все доступны для жителей каждого района города.

— А для сельских жителей, для фермеров?

— Если у кого-то есть вопросы, то можно обратиться в наше управление торговли или позвонить мне по телефону 32-70-48. Мы консультируем, как поступить, к кому обратиться. Этот же мой телефон указан на горячей линии администрации города, я отвечаю на все вопросы в пределах своей компетенции.

— Надо полагать, что ярмарки выходного дня открывали потому, что в городе мало рынков?

— Нет, ярмарки — это упрощенная форма организации торговли для поддержки сельхозпроизводителей.

—  А что если ярмарки выходного дня сделать ежедневными? Еще больше поддержим сельхозпроизводителей!

— Если бы такая потребность была у фермеров, то, к примеру, «Экодом», в чьей собственности находится территория ярмарки выходного дня, уж не упустил бы такой шанс. Опять же: не забывайте, что у нас зона рискованного земледелия, и фермеры выращивают всего лишь одну-две группы продукции.

— Не надо: за речкой у соседей та же рискованная зона, но там все растет! А одну-две группы продукции наши фермеры растят только потому, что ее негде реализовать.

— Да, в городе всего два рынка, но…

— …а сельскохозяйственного рынка вообще нет!

— Нет.

— Зато уж сколько лет говорят о нем! Пытались даже открыть его в пригороде, в районе села Мирного.

— Чтобы заработал рынок, нужно совпадение двух факторов: были продавцы и были покупатели. Возьмем для примера ярмарку на ул. Ленина, 19: ведь мы уговаривали фермеров поторговать там хотя бы немного. Фермеры пришли. Но не пришли покупатели!  

— Чтобы завлечь покупателей, желательно сбавить цены. А цены там были такие же, как везде.

— Согласна. Но это рынок!

— Про продавцов. Фермеры сами найдут дорогу на рынок. А вот как завлечь сельских жителей с излишками их продукции? Я уже многим рассказывала про станцию Архару, где автобус привозит селян на рынок (и отвозит) из каждой деревни района по очереди в определенные дни. То есть районная власть организовала регулярную доставку продавцов на рынок. Мне очень понравилась такая система и такое отношение к людям.

— Я с вами согласна. Но транспорт — не моя зона компетенции.

— Понятно. Но ведь у нас пригородные автобусы не заходят на рынок. И мне кажется, есть вопрос, чтобы по-другому посмотреть на организацию доставки селян к местам торговли в городе. Еще такой вопрос: есть ли места в городе, где можно торговать с машин?

— В Краснофлотском районе на улице Тихоокеанской, 178 есть торговая площадка, куда может приехать на машине любой фермер и торговать своей продукцией. Просто он должен обратиться к нам и получить разрешение. Возьмем Матвеевское шоссе, 24 (в сторону аэропорта) – бесплатная торговая площадка примерно на десяток автомашин. Она существует уже больше двадцати лет, но никто там не торгует. Такая же площадка на пять машин есть на улице Ворошилова, 8. Там, кстати, фермеры торгуют. Площадка на три машины есть на проспекте 60-летия Октября, на которой один предприниматель зачастую торгует картошкой.

— Что значит получить разрешение?

— К примеру, этот предприниматель получает у нас разовое бесплатное разрешение в рамках ярмарочной торговли. Но он должен представить документы, что у него есть крестьянско-фермерское хозяйство и что он сам вырастил урожай.

— А если он не растил сам, а скупил картошку у селян и привез продавать?

— Почему нет? Они скооперировались, ведь не каждый может сам торговать.

— Это все площадки?

— Все. Но если кто-то из фермеров обратится к нам, самостоятельно выбрав площадку, мы посмотрим ее. Если он никому не будет мешать, то получит разрешение.

— А теперь давайте перейдем к рынкам и начнем с Центрального.

— Центральный продовольственный рынок получает у нас разрешение на организацию работы сроком на пять лет. Мы смотрим все условия, предусмотренные федеральным законом для функционирования продовольственного рынка. Но я вам скажу то, о чем вы, скорее всего, не знаете. Юридически Центральный рынок — это только первый этаж старого здания, там, где мясные, молочные и прочие ряды.

— Да??? А цокольный этаж?

— Это склады. К рынку не относятся.

— А второй этаж?

— Тоже не относится к рынку.

— А ряды на улице?

— Это торговые ряды, но не рынок.

— Надо же! Маленькое, но открытие.

— Дальше. На Центральном рынке есть своя ветеринарная служба, которая очень строго следит за безопасностью продаваемой продукции.

— Но тесно же там!

— Отнюдь. С прошлого года сократилась торговля рыбой. Недавно ушли с торговых рядов продавцы корейских салатов. Наверно, стало не выгодно, покупательская способность населения упала. Мы все считаем деньги. Но на мясных и молочных рядах стало больше полуфабрикатов.

И второй продовольственный рынок?

— Он в районе улицы Индустриальной, на территории ООО «Али».

— Всего два продовольственных рынка — маловато для большого города…

— Мы сами не имеем права открывать рынки. Если в администрацию города поступит заявка от какого-либо юридического лица на организацию рынка, то мы рассмотрим ее.

— А почему от юридического лица?

— По закону открыть рынок имеет право только юридическое лицо. Но за двадцать лет моей работы таких обращений в мэрию не поступало.

— Тогда пусть мэрия обратится к юридическим лицам: ребята, открывайте рынки, а мы вам посодействуем!

— Что вы говорите!? При администрации города активно работает предпринимательское сообщество. В прошлом году в период пандемии мы оказали очень большую поддержку предприятиям общественного питания. Выносные столы, веранды и прочее — это было разрешено по предложению предпринимателей. Но ни идей, ни предложений по рынкам от предпринимателей нет.

Опять же: для рынка нужен как минимум гектар земли. Нет таких участков в центре города. А кто соблазнится на окраину и кто туда поедет?

— Для большого рынка нужен гектар, а для маленького? Посмотрела бы мэрия на кусок земли на углу улиц Промышленной и Карла Маркса. Раньше там стоял Дом культуры, потом участок кто-то купил, нагромоздил фундамент и объявил незаконченной стройкой. Никаких работ там нет больше двадцати лет. Быть может, достаточный срок для изъятия этой земли? И сколько еще в пределах или вблизи центра города таких «незавершенок»?

— Опять же: вопрос вне моей компетенции.

— Извините. Но сделали же в свое время компактный рыночек на маленьком пятачке на пересечении улиц Ленина и Шеронова.

— Это не рынок.

— Но на нем написано «Рынок».

— Раньше он назывался рынком, а сейчас это торговый центр. Расскажу вам историю данного земельного участка. Раньше напротив него торговали бабушки. Чтобы убрать несанкционированную торговлю, город отдал участок в аренду предпринимателю, который построил там торговые ряды, где было шесть мест для пенсионеров и дачников. Со временем ряды обветшали, и предприниматель решил построить крытый рынок. Бабушки оттуда ушли на улицу. А с 2006 года в связи с новыми требованиями к рынкам предприниматель поменял его статус на торговый центр.

— Наверно, не просто работать в мэрии в управлении торговли — в плане взаимоотношений и взаимопонимания с предпринимателями?

— Я бы так не сказала. У меня более тридцати лет государственного и муниципального стажа. Но в начале 90-х годов я уходила в коммерцию. Сама занималась розничной торговлей, была руководителем большого магазина. То есть стояла по разные стороны прилавка. Поэтому мне сейчас легко понимать коммерсантов, с которыми мы работаем. Весь предыдущий опыт пригодился. А еще практика. Я ведь в пятнадцать лет, еще в школе, пошла на торговые курсы. Могла на руке определить вес товара с разницей плюс-минус десять граммов. Раньше, когда работали с наличными деньгами, могла взять пачку и сказать, сколько там купюр с точностью до одной или двух. Нас хорошо обучали: 117 граммов по 1 рублю и 23 копейки — я могла посчитать на счетах за три секунды. Были профессиональные преподаватели не только методики счета, но органолептических качеств товара.

— Здорово! Но вернемся в нынешнее время. Если у покупателя возникает недопонимание с продавцом или какие-то вопросы по купленному товару, что делать?

— В нашем управлении есть сектор по защите прав потребителей. В любом случае можно обратиться по любому виду связи или по телефону 40-89-80. Мы откликаемся на все обращения в любом формате.

— И по каким вопросам можно обращаться?

— По любым вопросам потребительского рынка: услуги, розничная торговля и т.д.

— Раньше была служба по защите прав потребителей…

— Раньше много чего было: и городская торговая инспекция, и городская санэпидслужба, у самой администрации города было больше полномочий по работе с предпринимателями, мы отслеживали реализацию просроченной продукции, ходили на проверки, составляли протоколы, которые рассматривались на административной комиссии. Сейчас проверки раз в три года по предварительному согласованию перечня объектов с прокуратурой. Перечень висит на сайте. А предприниматели хорошо владеют компьютерами… Сейчас другая политика: дать предпринимателям больше свободы, не кошмарить бизнес.

— Ага, пусть бизнес кошмарит нас.

— Как вам сказать? Хочется, чтобы наши граждане росли вместе с рыночной экономикой.

— Это как понимать?

— Очень просто. Мы всегда говорим: граждане, не покупайте продукты в местах несанкционированной торговли. У нас просрочка есть? Есть. У нас браконьерская рыба продается без документов? Продается. И так далее. А когда мы приходим на проверку таких продавцов, то граждане нас отталкивают и говорят: не мешайте покупать дешевую рыбу! Они же не видят, что непроданную рыбу везут на ночь в гараж, где бегают (извините) крысы.

— Кстати, про рыбу: великий Амур, полно рек и озер, морское побережье…  а в нашем рыбном крае нет рыбного рынка. По-че-му? Плакать хочется…

— Когда-то я работала директором типового магазина «Океан» на улице Ленина, где было немецкое холодильное оборудование. Но рыбы-то и тогда уже не было, нечего было продавать. Вы думаете сейчас лучше?

— Предположим  такой вариант: я поймала на удочку лишнюю рыбу и могла бы продать ее на рыбном рынке.

— Для собственного потребления имеете право ловить, а для продажи (с целью наживы) не имеете права, это грубейшее нарушение законодательства.

— Вы как-то загоняете меня в тупик: это нельзя, это незаконно, это плохо… Тогда предлагаю другой вариант: предприниматель сделал на ручье запруду и разводит там рыбу. Куда ее деть, если нет рыбного рынка?

— Продавать на Центральном и на других рынках, где есть лаборатории, которые проверят происхождение и безопасность вашей рыбы. При этом должен быть санитарный паспорт на транспортный термос для перевозки и витрина для охлаждения продаваемой рыбы. Но травить граждан мы не позволим.

— Понятно. О чем я вас не спросила, а вы хотели бы сказать?

— Я бы не акцентировала разговор на статусе рынков в том формате, который существует законодательно. Мы переходим в стадию торговых центров, ярмарок, торговых площадок. Если предприниматель обращается к нам в администрацию города и просит площадку, к примеру, под строительство торгового центра, которую он нашел самостоятельно, то постоянно действующая комиссия рассматривает этот вопрос.

— А какая в этом проблема?

— В том, что в городе в два с половиной раза больше торговых площадей на одного жителя, чем положено по нормативу. А покупательская способность низкая. У нас  чуть ли не половина торговых центров пустует. И на рынках стало меньше покупателей. Вот в чем проблема.  

Раиса Целобанова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.