Тен: Работа такая — ходить по ресторанам и магазинам

Опрос с пристрастием

Гость редакции — Олег Янович Тен, и.о. заместителя мэра, начальник управления торговли, питания и бытового обслуживания администрации г. Хабаровска

— Какое направление сегодня самое сложное для города?

— Сложных направлений много. Но основное сейчас — выполнить поручение мэра о приведении в порядок остановок общественного транспорта.

— Причем здесь ваше управление?

— На остановках стоят торговые киоски, а мэрия — куратор торговли.

— Понятно.

— Ставили их давно. В бюджете тогда денег на это дело не было, и мы предлагали коммерсантам поставить киоски за свой счет. Сейчас они выглядят неприглядно, поскольку коммерсанты больше думают о выручке, забывая о внешнем виде. Пришло время обновляться. Мы ведем диалог с их хозяевами на эту тему.

— Хозяин волен сам на свой вкус соорудить киоск?

— Нет. Проводя аукцион на установку киоска, мы ставим условие, чтобы проект был согласован в архитектуре, чтобы утвердили цветовую гамму и т.д. После установки ведем приемку этих объектов вместе с департаментами архитектуры, муниципальной собственности и районным комитетом.

— Значит, сейчас все киоски на остановках будут убирать?

— Нет, убирать не будут. Мы делаем программу, по которой предлагаем коммерсантам добровольно привести объекты в соответствие.

— А в чем сложность замены киосков?

— Сложность во времени. Завтра мы всю замену не сделаем. У нас в городе таких киосков, павильонов и ларьков около тысячи. Все просмотреть, переговорить с хозяевами, озадачить их, проследить исполнение — требуется время.

— «Колос-Пром» убирает свои хлебные киоски тоже по вашей программе?

— Мэрия к этому никакого отношения не имеет. Когда появилось требование ставить  кассовые аппараты и в киосках, то «Колос-Пром» посчитал невыгодным покупать их на сотню с лишним своих хлебных ларьков.

Олег Янович Тен

— А было так удобно — хлеб рядом с домом.

— Да, было удобно, особенно для пожилых. Но «Колос-Пром» закрывает не все свои киоски, а лишь частично. Вообще, в городе нет проблемы с хлебом. У нас все магазины в шаговой доступности. Много появилось пекарен прямо в магазинах. Широкий ассортимент хлебной продукции. Население полностью обеспечено этим товаром повседневного спроса.

— Иногда возникает вопрос: зачем городу управление торговли, если вся она в частной собственности?

— Для связи власти с бизнесом.

— Возьмем для примера цены. Какая может быть связь, если цены на все у нас свободные?

— Мы ведем мониторинг наличия социально значимых продуктов и товаров и цен на них. Если обнаружим завышение, то сразу принимаем меры.

— Например.

— Выдаем магазину рекомендации, что следует сделать, а потом смотрим, как он отреагировал. Или обращаемся в соответствующее министерство или комитет по ценам. Этого чаще всего бывает достаточно.

— В вашем управлении есть отдел торговой политики. Как ее понимать?

— Обеспечение продуктами и товарами повседневного спроса — вопрос политический. Цены — тоже политика. Качество продуктов — разве не политика? Мы всему этому уделяем внимание. И то, что Хабаровск сегодня насыщен товарами, продуктами и услугами в необходимых объемах, я считаю результатом нашей торговой политики. У нас нет перебоев в обеспечении населения товарами и ажиотажного спроса на них.

Для справки

Оборот розничной торговли за январь–июль 2021 года составил 51,4 млрд руб. (117,2 % к соответствующему периоду 2020 года).

Предприятиями общественного питания с начала 2021 года реализовано продукции на 2,8 млрд руб.(140 % к аналогичному периоду 2020 года). 

— Каким образом вы отслеживаете качество, к примеру, продуктов?

— У нас для этого есть только одно право — потребовать сертификат.

— Но потребовать его может и покупатель.

— Хорошо, дали его вам, и что вы из него поймете? А в нашем торговом отделе все сотрудники с торговым образованием.

— Ясно: их на мякине не проведешь.

—  Они, как и я, товароведы высшей квалификации продовольственных товаров. Их не обманешь. Они разбираются во всяких нюансах.

— Бывает ли у нас в продаже несертифицированная продукция?

— Если такая попадается, то мы сообщаем в Роспотребнадзор, и она снимается с продажи.

— Кто грешит? Крупные сети?

— Зачем компромат таким крупным сетям, как «Самбери», «Амба», «Экономыч», «Пятерочка»? Никто не хочет опорочить свою репутацию некачественным товаром. Несертифицированный товар они не приветствуют. Грешат чаще мелкие торговцы. Просрочка бывает, но все зависит от руководителя торговой точки.

— И много просрочки?

— Она в основном в местах стихийной торговли. Это в районе Центрального рынка, в Южном и Северном микрорайонах, в поселке имени Горького. Там весь товар просроченный.

— Кто отдает туда просрочку? У нас ведь отдавать ее не запрещено.

— Отдавать не запрещено. Торговать запрещено. Стихийную торговлю мы проверяем раз или два раза в неделю по жалобам населения. Берем полицию, представителей районного комитета, чтобы протоколировать нарушения. А кто отдает? Судя по большому количеству просрочки, не наши магазины ее отдают в стихийную торговлю. Поверьте, проработав всю жизнь в торговле, я прекрасно понимаю, сколько просрочки может быть даже в большом магазине, отнюдь не столько.

— Про цены: они растут, растут и растут. Вы можете повлиять?

— Мы можем повлиять только на цену тех товаров, на которые есть законодательные ограничения по торговой надбавке. Например, на некоторую молочную продукцию, на хлеб допускается торговая надбавка не больше определенного процента. И т.д. Мы рекомендуем не увлекаться надбавками, потому что это чревато.

— Они и не увлекаются: цену поднимают на чуть-чуть, зато вес уменьшают. Раньше была килограммовая булка хлеба, а теперь 900, а то и 700 граммов. Это хитрость производителей. А торгаши цену не повышают, зато уменьшают вес многих расфасованных продуктов.

— Конечно, всякие хитрости присутствуют. Не случайно правительство страны поручило органам местного самоуправления вести наблюдение за ценами на основные социально значимые товары. И за время наблюдения фактов резкого, необоснованного повышения цен на такие продовольственные товары в розничной торговле не выявлено.

— Вот так? Откуда же оно идет?

— В основном повышение цен в розничной торговле обусловлено повышением цен предприятиями — производителями продукции, поставщиками продукции, оптовым звеном.

— Значит, на цену картошки, которая стала дороже бананов, вы не повлияете.

— Нет, конечно. Хотя мы работаем с местными фермерами. Однако и у них обида на перекупщиков, которые в сезон дешево скупают урожай, а потом продают его в два-три раза дороже. Фермеры трудились в поте лица, а перекупщики, ничего не делая, получили выгоду. Это давнишняя проблема. Фермеры страдают от того, что не могут свою продукцию сохранить. У нас нет овоще- и картофелехранилищ. Однако и они тоже кое-чему научились. Раньше на ярмарках выходного дня они продавали свою продукцию дешевле, но быстро сориентировались и стали  продавать дороже. У них такая же политика: зачем снижать цену, если народ покупает?

— Не слишком ли много у нас торговли? Прямо засилье магазинов, торговых центров — везде, на каждом шагу…

Для справки

В Хабаровске работает 2 868 магазинов и 67 торговых центров. На 1000 жителей города приходится 1235,8 кв. м торговых площадей при нормативе 643,2 кв. м.

— Да, фактически превышение торговых площадей у нас на 92 процента, чем положено по нормативу. В торговых центрах часть торговых площадей просто пустует. Много закрытых киосков.  

— А я вообще против киосков, где даже руки помыть негде, не говоря о других санитарных условиях. Как вы оцените такую мою жесткую позицию?

— Правильная позиция, здравая. Сейчас на аукционах мы чаще предлагаем павильоны — хотя бы так окультурить эту часть мелкой розничной торговли.

— Но есть еще одна сторона. В киосках торгуют цветами, фруктами, да и национальными, скажем так, продуктами наши друзья из бывших советских республик. Значит, и выручка уходит из нашей страны. Мы правильно понимаем?

— Правильно. Но эта тема не в моей компетенции.

— Поменяем тему. Если у нас превышение норматива по торговым площадям, то, быть может, есть смысл ограничить строительство новых торговых центров? Понятно, что торговать проще, чем производить — оборот быстрее и эффективнее, но…

Мы не можем на этот процесс повлиять в силу закона о конкуренции. Дескать, мы не даем торговле развиваться. По поручению мэра однажды мы уже пробовали ограничить. Не получилось. Мы не должны запрещать. Ограничения есть с другой стороны: любая торговая компания не имеет права превышать некоторые показатели, чтобы не стать монополистом на данной территории. Почему появились магазинчики «Раз, два»? Потому что «Самбери», чтобы не прослыть монополистом, открыло их под другим названием, с другим счетом.

Для справки

В Хабаровске работает 826 предприятий общественного питания на 44,3 тысячи посадочных мест. Обеспеченность населения составляет 128,3 %, или 51,3 посадочных места на 1000 жителей при нормативе 40 мест.  

— Общественное питание, однако, живет и здравствует, хотя так хотелось задать вопрос о его тихом угасании.

— По нашей статистике (еще до коронавирусной напасти) в год около пятидесяти предприятий закрывалось и столько же открывалось. Причем количество посадочных мест не уменьшается. Их для города вполне достаточно.

— У вас есть понимание причин таких «качелей»?

— Причины разные. Но есть у некоторых бизнесменов и некое лукавство. Отработал три года и закрылся, чтобы уйти от налоговой проверки. А следом открыл такое же предприятие, но под другим названием.     

— Вообще-то хабаровчане не имеют привычки, к примеру, завтракать в кафе.

— А такой менталитет у подавляющего большинства россиян. Дело здесь, быть может, не столько в привычке, сколько в цене. Когда говорят, дескать, дома за эти деньги можно приготовить больше… В этом есть резон. Будь народ богаче, и спрос на общепит был бы иной.

— Что для бизнеса выгоднее: ресторан, кафе или столовая? В городе стало заметно открытие новых столовых…

— Я не могу сказать, дать ответ на такой вопрос могут только практики. Требований больше к ресторанам, проверки там чаще. Но по реестру в городе больше кафе. Однако бизнес стал активно открывать и столовые. И они не пустуют, пользуются популярностью. Может, потому что там дешевле.

— Дешевле, значит, и качество ниже?

— Качество еды зависит от повара. И в столовых бывает очень вкусное приготовление, по-домашнему. Зачастую они берут свеклу, морковь, помидоры, капусту у местных фермеров, у которых овощи высокого качества.

— А повлиять ни на что вы не можете?

— Почему не можем? В рамках своих полномочий можем. Я стараюсь, чтобы в нашем коллективе были технологи общественного питания, которые досконально знают закладку продуктов в любое блюдо. Мы ходим на проверки с привлечением Роспотребнадзора или самостоятельно по жалобам. Кстати, когда проверяем жалобы, предприятия относятся к проверкам с пониманием.

— А ведь могли бы и не пустить проверяющих на свою кухню.

— Здесь все зависит от наших сотрудников, как они поставят свою работу.

— Как это сделать?

— Например, вновь открывающиеся предприятия мы приглашаем на консультации, разъясняя и правила, и отношения. Ведь некоторые бизнесмены, открывая предприятие общепита, не имеют представления об этой сфере. Скажем, понятие технологической карты, закладки для них тайна за семью печатями.

— Общепитом занимаются в основном молодые коммерсанты?

— Да. Молодые. Мне кажется, им проще заниматься таким делом, чем любым другим.

— Конечно, нанял хорошего повара… Но опять же: хороший повар — это либо талант, либо большой опыт.

— Повара у нас очень ценятся. Это высокооплачиваемая работа. Хороших поваров и рестораны, и кафе переманивают.

— Что значит «хороший повар»?

— Значит, он вкусно готовит. Вы же ресторанную еду не приветствуете. А у меня работа такая — ходить по ресторанам. В рестораны или кафе мы идем, что называется, «на повара». Это означает, что там вкусно кормят. Если же повар плохо готовит, то слухи быстро разнесутся.

— Есть такая примета: если открылся ресторан, то три месяца можно его посещать — все будет вкусно. Так же и с магазином: три месяца будут пониженные цены…

— Это нормальный маркетинговый прием. Так же, как украшение фасада предприятия.

— Говорят, мэрия заставляет всех украшать их, особенно перед праздниками.

— Про «заставляет» — неправда. Однажды я разослал коммерсантам просьбу украсить фасады. На меня написали жалобу в прокуратуру. Прокуратура посчитала, что я превысил свои полномочия, и меня наказали.

— Давайте поговорим о кухне. Что есть в нашем городе?

— Кухонь у нас много: китайская, корейская, японская, армянская, азербайджанская, узбекская… У нас в общественном питании города присутствуют все кухни народов мира. Чем берут национальные кухни? Невысокой ценой, качественной едой, быстрым обслуживанием. А чем еще привлечь посетителей? Как еще завоевать место под солнцем? И, разумеется, наличием хорошего повара. Запомнили: в общепит идем «на повара».

— Почему в Хабаровске не развит гастрономический туризм? На каждый выходной есть повод, начиная от праздника папоротника и до осеннего праздника диких ягод. Начинали «губернаторскую уху» и забросили… А ведь народу понравилось. И торговлю местной продукцией можно оживить. Опять же: какая-то деревня Дормидонтовка начинала с маленького праздника варенья, а довела его уже до межрайонного…

— «Губернаторская уха» — мероприятие краевое. Я думаю, и мы придем к гастрономическим праздникам.

— Но как скоро?

— Я вас позову. На очереди у нас пока другое. Две недели назад мэр города Сергей Анатольевич Кравчук дал мне поручение найти площадку под ярмарку выходного дня.

В.Шпорт — «Губернаторская уха»

— Так они же проходят в разных местах города.

— Проходят. Но все площадки — краевые. А нам надо сделать городскую ярмарку. Мы планируем проводить ее на улице Ленина, 19. Там, где сейчас расположен «Фермерский дворик».

— Место хорошее. Рядом большой жилой район.

— Фермеры к нам придут, так как планируем вначале не брать плату за аренду.

— Обещаете в сентябре открыть ярмарку?

— Обещаю. Хотя сентябрь большой. Мы постараемся организовать все быстрее, пока идет сельхозпродукция.

— Разве других городских площадок нет? Владивосток торгует на центральной площади города. В Хабаровске пустует площадь Блюхера…

— Мы однажды разрешили провести там ярмарку белорусских продуктов, так потом неделю нам шли жалобы жителей.

— Почему? Казалось бы, благое дело…

— Белорусы ставили свои рефрижераторы во дворах жилых домов, прилегающих к площади Блюхера. Кому приятна работающая махина под окнами? Это неправильно. Мы смотрели пятачки на Амурском бульваре — мало места. Смотрели участок на речном вокзале. Постепенно будем подыскивать.

— Кроме этой частной ситуации, какие есть общие проблемы в вашей сфере?

— Я бы назвал такие. Нехватка оборотных средств у коммерсантов, с одной стороны, а с другой — низкая платежеспособность населения. Еще: во всех наших сферах ощущается существенный дефицит квалифицированных работников. Не лучшую роль играет рост арендных ставок и коммунальных расходов.

— Это ваш взгляд. А на что обращают внимание граждане, присылая вам жалобы?

— Жалоб, кстати, немного. Ежегодно в наше управление поступает примерно триста обращений. О чем они? О качестве обслуживания, ремонте окон, бытовой техники, мебели, сотовых телефонов и пр. Есть жалобы на ухудшение условий проживания, связанных с размещением в жилых  домах предприятий общепита или магазинов по продаже алкоголя и пива. Бывает, пишут про рост розничных цен. И т.д.

— Приведите пример хотя бы одной жалобы.

— Пожалуйста. Жителям спального района, прилегающего к торговому центру «Энерго-Плаза» на улице Ленина, 85, не нравится шум танцпола «Облако», расположенного на седьмом этаже. Будем встречаться, разбираться, можно ведь и не включать музыку на всю мощность, найти некий компромисс…

— Мы не спросили вас про бытовое обслуживание населения.

— В Хабаровске 1528 предприятий бытового обслуживания. Из них 412 парикмахерских и салонов красоты, 312 предприятий по техобслуживанию автомобилей, 118 объектов по ремонту бытовой техники, 96 автостоянок, 91  ломбард, 78 ателье по ремонту и пошиву одежды, и т.д.  Здесь трудятся около восьми тысяч специалистов сферы услуг. И каждый год идет прирост предприятий примерно на два десятка. Сфера нужная, но очень сложная. Задачи свои выполняет.

Для справки

Налоговые поступления по курируемым видам деятельности на 01.07.2021 составили 734,1 млн руб., или 107,4% к соответствующему периоду 2020 года. Задание по мобилизации налоговых поступлений выполнено на 140,8%.

Раиса Целобанова

В опросе также участвовала Ирина Северцева

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.