В борьбе с бездействием

Это продолжение истории о том, как хабаровчане на протяжении практически трех лет пытаются найти и привлечь к ответственности виновных в поджоге своей квартиры

В № 6 «Молодого дальневосточника XXI век» за 6-16 февраля 2019 г. был опубликован материал, рассказывающий о трагическом  происшествии в новогоднюю ночь. С подробностями можно ознакомиться в статье «Выстрел под бой курантов». В сегодняшнем номере – продолжение темы и краткая предыстория. 

По памяти

Все началось за полчаса до нового, 2019 года. В окно моей квартиры влетела армейская сигнальная ракетница. Она безжалостно пробила сначала балконное окно, после окно, ведущее в комнату, ударилась о стену, оставив на ней вмятину, и, отскочив вглубь комнаты, разорвалась прямо на кровати.

Так начался пожар, в котором я оставила все свое прошлое.

По иронии судьбы, дома в этот момент не было никого, кроме кота Банана, который оказался запертым в огненной западне и задохнулся, сидя на коврике у входной двери, так и не дождавшись помощи.

Кто знает, что было бы, будь мы на тот момент дома. Может, смогли бы потушить все своими силами гораздо раньше, избежав таких масштабных потерь, а может, вышли бы с гораздо большими…

Мы с моей семьей — полуторагодовалым сыном и на тот момент еще мужем (сейчас уже бывшим) — в ту ночь были далеко от города. Поехали к родственникам праздновать Новый год в семейном кругу.

Спасти удалось только те вещи, что мы забрали с собой. Все остальное было испорчено жаром, копотью или вовсе сгорело.

Вот так мы обнулились за каких-то полчаса. У нас больше не осталось ничего, на что мы так долго копили, ничего из того, что с такой нежностью покупали к рождению ребенка… ни одежды, ни мебели, ни фото – один пепел.

Но принять тот факт, что у тебя ничего больше не осталось в квартире (кроме стен, потолка и пола), оказалось гораздо легче, чем добиться от правоохранительных органов привлечения к ответственности виновников.

Полицейские «здрасти»

Прошло без малого 3 года. Эмоции приутихли, события уже не так ярко всплывают в памяти, но «добрые» воспоминания именно о бездействии тех, кто отвечает за нашу безопасность, никуда не денешь… 

Наши отношения с сотрудниками полиции не сложились с первого взгляда. Несколько раз подряд они нам прямо в лоб заявляли: «Мы никого не найдем». Даже времени на это можно не тратить…

И не стали тратить.

За полтора года они лишь сняли «пальчики» с ракетницы, которую мы сами же нашли. И не смогли их идентифицировать. Интересно, почему? Может, потому, что человек, который приехал за уликой спустя 12 часов после того, как мы ее нашли, голыми руками ее взял и сунул подмышку?

В первые дни после пожара мы взяли записи с камер видеонаблюдения у управляющей компании, на которых видно, что летит, откуда и к чему приводит. Но ни одно видео не было прикреплено к материалам дела. Их как будто и не было вовсе. На одном из них, кстати говоря, видно: за несколько секунд до запуска из соседнего подъезда моего дома на улицу выходит мужчина. Он курит и в момент, когда огненная вспышка вылетает, он в ужасе со скоростью света вбегает в подъезд.

Почему бы не найти его? Может, он мог бы дать показания, может, он видел, откуда именно вылетела ракетница, может, он видел, кто ее запустил… Но нет.  

Его нет. Как и упоминаний о записи в материалах дела.

Что все это время делали доблестные сотрудники? Тянули время, чтобы закрыть дело за истечением срока. На все наши запросы мы получали однотипные ответы: работаем, проводим экспертизы.

Потом материалы, которые так и не дотянули до дела, и вовсе  исчезли.

Полгода мы искали наше «недодело». Но безуспешно. Испарилось… Видимо, лежало в столе у сотрудника под кучей ненужных бумажек.

Что мы делали все это время? Ходили по кругу. Наши обращения, жалобы не имели никакого выхлопа. Мы писали во всевозможные инстанции, в управление, прокуратуру, но все время получали один и тот же ответ: «В возбуждении уголовного дела отказать за отсутствием события преступления». Таким образом, мы дошли до Колокольцева и Путина, но… ничего. Одни отписки.

Мы уже настолько привыкли к тому, что нас футболят, что, когда получили очередной ответ из управления,  не поверили своим глазам.

Кто помог сдвинуть дело с мертвой точки? Начальник краевого управления МВД генерал Ильичев. Он спустил наше обращение в уголовный розыск. После чего документы чудесным образом нашлись и наконец-то через полтора года попали в отделение надзорной деятельности и профилактической работы краевого управления МЧС. Аллилуйя!

Свет в конце тоннеля

В идеале, материалы должны были передать в течение месяца. Так как именно в ОНД проводят необходимые экспертизы и принимают решение о возбуждении уголовного дела по факту поджога… Передать материалы нужно было еще на первых порах, но что сделали? Просто потеряли папочку. Парапара-пам.

На наше счастье, специалисты ОНД взялись за дело основательно. Правда, было бы за что, потому что дело – это слишком громкое название для 1,5 листа А4, в которых описание нашей квартиры и отверстия, которое оставила ракетница в окнах и стене, плюс 12 фото.

В этих же материалах информация о том, что лейтенант Устьянцев — человек, который занимался сбором информации, потерял наше дело на полгода, а также о том, что он уже неоднократно терял дела…

Пишут, что наказали парня, но как-то даже не радует. Слишком много времени потеряно.

Из этого же дела мы узнали, что полицейскими было установлено, что на момент, когда ракетница влетела в мое окно, она стояла на балансе в воинской части с. Князе-Волконское.

Но и на этом все.

Инспектор-дознаватель провела собственное расследование. Она посмотрела видеозапись, прикинула, откуда могли запускать ракетницу, попыталась найти собственников квартиры, обратилась в управляющую компанию, выяснила, что эта квартира ничья. В ней никто не живет. На этапе застройки в нее вложилась одна леди, точнее, взяла ипотеку, но потом что-то пошло не так, и квартира отошла банку. Вопрос, если она в собственности у банка, кто мог ее сдать или открыть нашему потенциальному пироману, остался без ответа.  

Инспектор рассказала, что сама лично проверила, живет кто-то в этой квартире или нет… Говорит, что, когда зашла,  увидела огромный слой пыли. Но с момента поджога на тот момент прошло более полутора лет. Где теперь искать правду, непонятно.

Никакой экспертизы по горячим следам проведено не было. Имущество описано не было. В материалах дела лишь упоминание о том, что все в гари и копоти.

Поэтому нам пришлось предоставить чеки на ремонт и вспомнить цену всех вещей, испорченных огнем. На свою беду, мы сохранили не все чеки, увы. Вышло всего 230 тысяч.

Инспектор объяснила, что уголовное дело было бы возбуждено, если бы ущерб составил 250 тысяч. То есть нам не хватило до возбуждения уголовного дела 20 тысяч рублей. Приехали.

Спасительный звонок

Раздосадованная семья опустила руки и уже просто не знала, куда идти со своей проблемой. Казалось, что за эти два года мы прошли десять кругов бюрократического ада. Мы словно находились за толстым бронированным стеклом, по другую сторону закона и справедливости и, сбив кулаки в кровь, пытались доказать свою правоту, свои потери.

Ты потерял все? Попробуй докажи теперь… В отчаянии собственник квартиры (моя мама) набрала номер старого знакомого, адвоката, чтобы спросить, что дальше делать.

— Почему вы не позвонили раньше? Я могу вам помочь.

На нашем конце провода — пауза. Никто из нашей семьи за все это время даже не додумался проконсультироваться со специалистом. Мы так отчаянно хотели победить в этой войне своими силами, что упустили один очень важный момент: каждый должен заниматься своим делом.

Этот телефонный звонок изменил ход нашей истории. В кратчайшие сроки уже адвокатом были подготовлены исковые заявления в суд на Министерство обороны и Министерство финансов.

Первые заявления были направлены в Хабаровский гарнизонный суд, но вскоре возвращены, так как нужно обращаться в суд по месту нахождения ведомства…

А вот вторая попытка была более успешной. Пресненский суд г. Москвы принял наши заявления и даже  уже провел одно заседание. Головокружительных результатов пока нет, но сам факт того, что нас услышали,  значит для моей семьи, так долго ищущей справедливости, очень много.

Мы все еще, как бы это ни звучало наивно, верим в то, что бумеранг найдет того, кто украл ракетницу из воинской части и запустил (может, и по неосторожности) в наше окно. Да, такое могло произойти с каждым, но человека во многом определяет ответственность, которую он готов понести за свои поступки.

Горе-пироман  же просто спрятался, как последний трус. И молча смотрел на то, как горит моя квартира (как и тот свидетель, которого мы разглядели по камерам видеонаблюдения). Лишь спустя 15 минут, когда у соседей сверху из-под ламината повалил дым, они вызвали пожарных.

Сами соседи, а не виновники торжества.

На самом деле эти 15 минут решали многое. Кот, которого пожарные так отчаянно пытались реанимировать, мог бы остаться в живых. Вопрос с ущербом мы могли бы решить полюбовно.

Но сейчас, пройдя через несколько десятков кругов бюрократического ада, мы сломлены, но не убиты и найдем того, кто «упустил» ракетницу со склада воинской части, чего бы нам это ни стоило.

Катерина Серебренникова  

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий