Чего нам ждать от Амурской путины?

споры от путины

Перед ее началом журналист Виктор Марьясин обратился в профильные ведомства, к общественным деятелям, экспертам и депутатам с просьбой прояснить ситуацию на Амуре. И вот что из этого получилось.

Среди вопросов, волнующих как рыбаков, так и любителей вкусной рыбы: почему путина начинается раньше обычного, сколько осенней кеты планируется выловить на Амуре, кто будет следить за охраной и заполнением нерестилищ, сколько разрешено сетей и заездков, хватит ли заездкам одного проходного дня в неделю для необходимого пропуска рыбы к нересту, будут ли общественники участвовать в контроле за промыслом?  И, наконец, самое интересное: появится ли на местных рынках недорогая кета?

Из «ХабаровскНИРО» сообщили, что прогнозируемый вылов по всему Амуру утвержден в количестве 13002 тонн, что при   соблюдении правил рыболовства и решений краевой анадромной комиссии  «негативных тенденций на нерестилищах не прогнозируется», что проходные дни «обсуждались на площадках различного уровня», а Стратегия промысла была единогласно принята на Дальневосточном научно-промысловом совете, и при соблюдении комплекса мер регулирования промысла будет обеспечено удовлетворительное заполнение нерестилищ. Но, насколько известно, единогласия не было, поскольку, например, ассоциация АРУК на этом совете выразила несогласие по ключевым позициям утвержденной стратегии. И на десерт хорошая новость: «ХабаровскНИРО» пригласило в свой полевой отряд на исследование нерестилищ представителей ИВЭП ДВО РАН, WWF, ассоциации КМНС.

Вопрос по заездкам отраслевая наука переадресовала в краевую Комиссию по анадромным, а краевой Минсельхоз в Амурское теруправление Росрыболовства. Согласно протоколам этой Комиссии в 2021-м на традиционный лов в Бассейне Амура выделено 2219 тон, на промышленный лов–8589тонн и на любительский–800. Из промышленного объема на предприятия Николаевского района с южной частью Амурского лимана выделено около 5000 тонн, на Ульчский около 1800 тонн, на Комсомольский 210, на Амурский –84, на Нанайский–17,7, и на Хабаровский район пять. Всего 7241 тонн.  От 8589 остается 1341 тонна. Этот нераспределенный резерв для тех, кто быстрее выловит свою квоту. Нетрудно догадаться, что первыми всегда успевают заездки Николаевского района. В итоге им светит 5000+1341=6341 тонн, или 75% от всей промышленной квоты.  

Слегка обескуражили сведения Амурского территориального управления Росрыболовства. Вместо конкретных данных по числу заездков получаю ссылки на то, какими приказами федеральный Минсельхоз регулирует орудия лова. По телефону мне объяснили, что мой вопрос был сформулирован не совсем точно. Такое впечатление, что пресловутые заездки самый большой госсекрет! Зато поделились информацией по плавным сетям: выдано 12 разрешений для традиционного лова и 213 для промышленного. И обнадежили, что для рыбоохранных мероприятий закуплено большое количество водной техники, судов и автомобилей, предусмотрено применение беспилотных летательных аппаратов, планируется формирование межведомственных групп с концентрацией сил и средств по мере прохода рыбы на самых браконьерских районах, освещение в СМИ борьбы проводимых мероприятий, работает горячая линия 8-914-407-37-77. Перечисленных сил и средств наряду с самыми строгими санкциями к нарушителям более чем достаточно для пресечения любого нелегального промысла, так что никому не советуем нарушать правила рыболовства! Поскольку в прошлую путину АТУ на проверку заездков меня не взял, остается надеяться что в этом году журналистам их наконец-то покажут.

 С аналогичными вопросами обращаюсь к руководителям рыболовецких ассоциаций Александру Позднякову, Сергею Рябченко, Максиму Бергеля, но ответил только Бергеля. Остальные вежливо отказались. Дальше без комментариев.

В поисках общего знаменателя

Максим Бергеля, председатель Ассоциации рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов:

1. Почему промысел перенесли на более ранние сроки, мы аргументированного ответа не получили. Надо учитывать, что заходящая первой в Амур кета пробивается на самые верхние нерестилища. Нерестовый потенциал верхних притоков Амура снижается из-за нещадной эксплуатации в низовьях тех популяций, которые дают потомство в верховьях. Поэтому промысел нужно начинать позже, чтобы обеспечить воспроизводство кеты по всему Амуру.

2. После сокращение уловов у наших предприятий не осталось средств для мониторинга нерестилищ, а наука не всегда воспринимает итоги наших исследований как объективные и достоверные. В 2017 году мы заказывали такие исследования, но их результаты не учтены при формировании официальной статистики и прогнозировании рыбных запасов.

3.  Мы категорически не согласны с одним проходным днем в неделю для заездков и настаиваем на режиме «один проходной день через день» для всех орудий лова по всему Амуру  с целью обеспечения свободной миграции лосося к нерестилищам. Только так можно сохранить популяцию и рыболовство во всех районах. Пока снижение промысловой нагрузки осуществляется за счет промышленных сетей, хотя гораздо большую нагрузку создают ставные орудия лова и браконьеры.

4. Участие рыбопромышленников и экологов в рыбоохранной деятельности заметно повышает ее эффективность. При должной поддержке со стороны государства и включением в соответствующие госпрограммы эта работа может выйти на новый уровень. Наша Ассоциация ежегодно вносит весомую лепту в охрану амурских биоресурсов. В этом году мы профинансировали работу двадцати общественных инспекторов в период открывающейся путины.

5. На краевой рынок мы поставляем лосося по программе «доступная рыба», остальные объемы отправляем в другие регионы РФ. В отличие от Николаевского района, предприятия Ульчского и Комсомольского районов экспортом рыбы не занимаются. У нас слишком малые объемы добычи, что стимулируют более глубокую переработку и реализацию внутри страны. Население края потребляет преимущественно дешевую браконьерскую рыбу, тогда как промышленникам объективно выгодней поставлять на более емкие российские и зарубежные рынки.

6. Создание общественного совета по мониторингу лососевой путины едва ли принесет пользу. Другое дело– создание компетентной экспертной группы при правительстве края для разработки полноценной отраслевой стратегии, облечения ее в нормативные акты и плодотворной реализации. Чтобы рыбный край не страдал от отсутствия рыбы. Сегодня рыбной отрасли не хватает системности, постановки долгосрочных задач и целей. При принятии решений ее руководители вынуждены лавировать между неоднозначными распоряжениями федеральных органов и интересами различных рыболовецких ассоциаций. Потому что нет конструктивного общего знаменателя.

Откуда берутся завышенные объемы

Сергей Золотухин, кандидат биологических наук, автор четырнадцати книг и более ста научных публикаций о тихоокеанских лососях:

 Поскольку мне довелось исследовать нерестилища в 2017-м и в 2018-м  на Амгуни и на малых притоках Амура в Ульчском районе, могу засвидетельствовать, что их заполнение осенней кетой было во многих случаях нулевым. Стадо осенней кеты в нынешнем году до 80% составят потомки отнерестившихся в 2017 году особей, и до 20% –потомки 2016-го и 2018-го. По моему мнению, официальный прогноз на нынешнюю путину в объеме 13000 тонн завышен примерно в три раза от того, что удастся реально выловить.

При составлении прогнозов ХабаровскНИРО использует методы, не подтвержденные полевыми обследованиями нерестилищ в предыдущие годы. Завышенные объемы таких прогнозов ведут к узаконенным промышленным переловам, а они негативно сказываются на заполнении нерестилищ и на воспроизводстве будущих поколений. Из-за завышения промысловых объемов и одного проходного дня для стационарных орудий лова  потомков осенней кеты этого года будет настолько мало, что в 2025 году, когда должно вернуться потомство 2021 года нереста, вылов осенней кеты окажется под запретом из-за ее фактического отсутствия.

В этом году полностью запрещен вылов горбуши и летней кеты. Можем потерять и осеннюю. Хорошую службу мог бы сослужить центр объединенного мониторинга при правительстве края с участием гражданских активистов, экспертов, экологов, правоохранителей, рыбинспекции, представителей СМИ для совместного наблюдения за ходом путины, научными обследованиями нерестилищ и пресечением браконьерства.

 Убрать заездки и урезать квоты на вылов

Михаил Милькович,  работал в рыбохозяйственной отрасли с 1983 по 2007 год  председателем и заместителем председателя рыбколхоза:

Осенняя путина около Николаевска начиналась обычно 26-27 августа, однако в прошлом году первая осенка зашла в Амур раньше обычного и успела проскочить мимо заездков. В этом году, видимо, решили перестраховаться и начали путину с 20 августа. Рыбалку возле Николаевска нужно начинать с 1 сентября, чтобы кета могла пройти вверх и на рыбозаводы, роль которых в последние годы выросла, так как в низовьях не пропускают лосося, а то немногое, что проходит, уничтожается на нерестилищах ради икры.

 Нужно убрать все ставные невода и заездки, ловить только сетями до 150 метров, не перегораживающими ход кеты, и резко уменьшить квоты. И охранять не русло Амура, а непосредственно нерестилища. На самом Амуре контролировать прежде всего рыбопромышленников, чтобы не было переловов. Раньше ловили без проходных дней, так как квоты были во много раз меньше.

Рыбколхозы их отлавливали за несколько дней и рыбалку на этом полностью прекращали, сколько бы рыбы в Амур не зашло. С 2007-го, после передачи рыболовных участков предпринимателям в процессе каждой путины утвержденные квоты увеличивались по их просьбе в течение всего хода рыбы. В результате Амур остался без лососевых. И нет никакой уверенности что соблюдается проходной день на заездках.

Нужны стратегия и закон об Амуре                               

 Борис Гладких, депутат Государственной Думы:

1. Пора задуматься о сохранении амурских биоресурсов и стратегии их использования. За ее неимением мы не знаем, какой будет путина через 5 лет.

2. Научные прогнозы принимать к руководству и вместе с тем спрашивать за их конечные результаты. Но для реального спроса нужны достаточные полномочиями и стратегия как критерий оценки. Властные полномочия сегодня размыты, а стратегические критерии по факту отсутствуют.

3. Многие за то, чтобы пропускных дней было больше, но непонятно зачем, если всю рыбу все равно выловят. Важнее сохранение биоресурса в целом, иначе придется полностью запрещать лов. Без увязки промысла со семи вопросами в комплексную стратегию, нет понимания общей картины. 

4. Насыщение местного рыбного рынка во многом зависит от стоимости электроэнергии, топлива и транспортировки, а она в отдаленных районах очень высокая. Чтобы на наших прилавках была доступная рыба, государству следует хотя бы частично покрывать издержки рыбопромышленников, мотивировать их через квоты и ощутимые меры поддержки.

5. Для экспертного сообщества важен не столько контроль, сколько публичное обсуждение основных  подходов к рыбным вопросам. Наблюдательные общественные советы, погруженные в рыбную проблематику, могли бы обеспечивать с участием СМИ  прозрачность управленческого процесса.

6. Крайне необходим федеральный закон об Амуре с учетом всех его факторов. Сами депутаты такой закон не напишут. Его разработкой и формулированием амурской стратегии следует совместно заняться науке, исполнительной и законодательной власти, контроль-надзорным органам, авторитетным экспертам. Без реализации этого требования мы ничего не решим.

Пустые реки и неприкасаемые заездки

Любовь Одзял, президент краевой Ассоциации КМНС:

Только что вернулись с нерестилищ на реках Николаевского района – Лича, Камора, Верхняя Патха, Нижняя Патха, Первая. Все очень грустно, жители района голодные, рыбы фактически не было, даже от браконьеров. У местных жителей, особенно коренных малых народов, настоящий мандраж: организм требует хотя бы немного свежепойманного лосося, но нет даже обычной рыбы. Для них это настоящая трагедия. Взять реку Амурского лимана Ныгай, где ловились огромные сиги. С появлением заездков она опустела, нарушилась пищевая цепочка, ведь лосось это основной корм для рыб в горных реках, которые были всегда до отказа забиты рыбой. И даже запрет в 2019 году ничего не дал, горбуша в 2021-м не пришла и не восстановилась. Зато никуда не делись заездки. В Николаевском районе мы насчитали 21 заездок и три ставных невода. Этим частоколом можно окончательно уничтожить кету.

Собираемся обследовать реки Амгунь, Им, Сомня, затем до конца октября вместе с Амуром – Горин, Гур, Тунгуску, Анюй, Амгунь. Наша задача – увидеть объективную картину нереста во всех амурских районах. Мое отношение к прогнозу на кетовую путину в количестве 13000 тонн: он завышен в несколько раз для беспрепятственного рыболовства заездками. Раньше любой заездок работал с момента захода рыбы не более трёх часов, после чего пропускал рыбу дальше при жёстком контроле со стороны ихтиологов. Если численность рыбы снижалась, принимались жесткие меры без запретов традиционного и любительского лова. Сейчас контроля как такового нет. 

Краткое послесловие: оценки ситуации со стороны различных ведомств и депутатов, общественников, экспертов, как видим, самые разные. Кстати, в 2019-м в низовьях стояло 14 заездков, в 2020 уже 19, а в этом, пожалуйста, уже 21. Но не будем спешить с выводами, посмотрим, что покажет путина. Заодно пожелаем рыбакам успешной рыбалки и обильного заполнения нерестилищ.

Виктор Марьясин, город Хабаровск

1 комментарий

  1. Москве не важна экология Амура вообще. Это все одно, что у вора просить милостыню. Ишаев начал, Шпорт продолжил, Дегтярев не вывез.. Нахер с пляжа москвичей!

Оставить комментарий