Чем и как может поддержать страну Хабаровский край в новой экономической реальности

Предпринимательское сообщество России сейчас пребывает в таком тонусе, который старожилы припоминают разве что при зарождении отечественной частной инициативы в конце прошлого века. Рвутся выстроенные десятилетиями экономические связи и логистические цепочки, с российским рынком прощаются (правда, еще не значит, что навсегда уходят) крупнейшие отраслевые гиганты. Страну еще активнее, чем в прошлые годы, переориентируют на импортозамещение по всем фронтам. Как себя чувствует сегодня бизнес Хабаровского края, какие изменения ждать на внешнем периметре и чем ответит внутренний рынок на «бешеный принтер» иностранных санкций, разбираемся с президентом Союза «Дальневосточная Торгово-промышленная палата» Игорем Востриковым.

— Игорь Юрьевич, опишите ваше видение происходящего сегодня в отечественной экономике.

— Мы вступили в такой период нашей истории, когда все меняется очень быстро. Неслучайно сейчас говорят об изменении мирового порядка. Находясь в эпицентре этого процесса, не всегда можно оценить весь масштаб происходящего. То, что казалось вчера незыблемым и неизменным, то, что называлось верным курсом, сейчас меняется: ситуация, условия ведения экономической деятельности, приоритеты. Во многом на первое место выходит идеология, политика.

Неслучайно говорят, что данную ситуацию надо рассматривать как три фазы: острая, фаза стабилизации — это то, к чему мы должны стремиться, ну и фаза развития. Мы сейчас находимся в острой фазе, когда продолжают в режиме «бешеного принтера» вводить санкции, когда практически консолидировалась позиция наиболее экономически развитой части мировой экономики. Мы понимаем, что сейчас необходимо, во-первых: найти возможность помочь бизнесу удержаться, максимально сохранить то, что есть. Во-вторых, нужно менять приоритеты. Экономическая политика должна меняться. Сейчас уже понятно, что вопросы импортозамещения, развития производства, промышленности выходят на первый план.

— Какие самые срочные задачи требуют решения?

— Главная проблема сейчас — это разрушение цепочек поставщиков. Экономические связи разрушены, особенно у тех, кто был завязан на импорт. Выясняется, что у нас целые отрасли зависимы от поставок из-за рубежа. Причем не обязательно вследствие того, что у нас не было возможности самим это производить. Часто мы следовали приоритетам встраивания в мировую экономику. Иногда это прямое лоббирование определенных заинтересованных групп, чтобы ориентироваться на экспорт, а не на внутреннего производителя. Очевидно, что та же налоговая политика была выстроена таким образом, чтобы пополнять бюджет за счет фискального подхода, собираемости налогов. Сейчас мы понимаем, что нужно, наоборот, восполнять бюджет за счет увеличения налогооблагаемой базы, а это возможно, только если сама система налогообложения стимулирующая.

— Чем же заменить остановленный в одночасье импорт?

— Далеко не все, что мы закупали из-за рубежа, не производилось здесь. Это внушает определенный оптимизм. Можно все каким-то образом поправить. В конце концов, не все страны ведут санкционную политику, прежде всего Китайская Народная Республика. Дальше — изменение условий игры на внутрироссийском рынке, создание условий и стимула для развития собственного производства. А на первом этапе — поиск партнеров в ближайшем зарубежье, в тех странах, которые готовы продолжать сотрудничать с нами. Это та дорога, по которой мы будем двигаться далее.

— Китай нам поможет?

— Здесь нужно понимать, что экономика — это не черно-белая картинка, где просто из одного магазина пошли в другой. У того же Китая свои программы развития. Они по-своему встроены в мировую экономику, у них предприятия не работают на склад в ожидании, когда кто-то придет. Они работают со своими партнерами, продукция, которую они выпускают по контрактам, распределена. Может быть, нам следует двигаться в сторону создания каких-то совместных производств здесь, на территории края. И в первую очередь искать новые экономические цепочки, зарубежных партнеров, чтобы с меньшими потерями восстанавливать сейчас свое производство.

— Кто может взять на себя поиск партнеров, налаживание новых связей?

— В данном случае это Торгово-промышленная палата, другие институты, которые участвовали в развитии внешних торгово-экономических связей. Сейчас мы используем и системы палат, свои международные связи, сотрудничаем с российским экспортным центром, практически со всеми институтами, которые так или иначе должны были поддерживать и развивать экспорт, собственную программу импортозамещения и другие инструменты построения эффективной экономики.

— Нам уже есть с кем начать новую жизнь?

— Мы отмечаем резко возросший интерес российских предприятий к белорусской продукции. Естественно, что многие сейчас просят изучить этот вопрос… Мы уже на протяжении нескольких лет поддерживаем отношения с белорусской Торгово-промышленной палатой и с предпринимателями. Но там пока спрос превышает предложение, тем более что и здесь возникают традиционные наши вопросы и проблемы, которые всегда присутствовали при развитии связей с западноевропейскими компаниями. Это логистика. Многие логистические компании оказались под санкциями, ушли с наших рынков.

Мы поддерживаем связи с нашими китайскими партнерами, с которыми у нас до этого были контакты. Пока они принимают наши запросы, информируют, что они работают с ними. Но площадок, на которых обсуждается ситуация, тем более перспективы того, что будет дальше, пока еще нет и вряд ли появятся в ближайшее время.

— На Запад больше можно не смотреть?

— Сейчас мы сталкиваемся с тем, что наши западные партнеры, в нарушение всех норм, разрывают контракты, отказываются их выполнять. Вопрос в том, насколько будет работать вся система международного правового регулирования торговых отношений. Многие институты просто теряют свое значение. Та же Всемирная торговая организация. Сейчас все идет вопреки самому смыслу их существования.

— Как и чем могут помочь российскому бизнесу деловые объединения?

— Вместе с «Деловой Россией», «Российским союзом промышленников и предпринимателей», «Опорой России» Торгово-промышленная палата РФ готовит предложения по всем направлениям, собирая их от своих региональных и муниципальных палат. Мы здесь, на местах, занимаемся мониторингом предложений от наших коллег, бизнеса. Все это обобщается, подается в правительство.

Первый блок — это меры поддержки предпринимательства: финансовая, кредитная, снижение административных барьеров. Отмена проверок, снятие ограничений по ковиду, распаковка тех мер поддержки, которые оказывались малому бизнесу в период пандемии, специальные банковские программы.

Палата активно работает по конкретным отраслям. У каждой есть своя специфика и определенный набор действий, которые нужно предпринимать. Недавно были подготовлены обращения по мерам поддержки для текстильной и легкой промышленности, в сфере экологии. Недавно прошло заседание специализированного комитета Торгово-промышленной палаты по проблемам и мерам поддержки в лесопромышленном комплексе; на прошлой неделе рассмотрели стратегию промышленного развития до 2030 года. Это именно то, что сейчас готовится «с колес» — предложения конкретных действий для стимулирования роста промышленного производства в России. Все это можно отнести к любому направлению, которыми занимается Торгово-промышленная палата.

— Палата занимается и свидетельствованием обстоятельств непреодолимой силы, форс-мажоров для бизнеса, который не может исполнить обязательства по контрактам. Как эта работа будет продолжена в новых условиях?

— Палата России выступила с инициативой закона, который позволил бы относить сложившуюся ситуацию с санкциями к обстоятельствам непреодолимой силы. Гражданским кодексом колебание курса, повышение процентной ставки, нарушения субподрядчиком одной из сторон условий выполнения контракта к ним не относятся. Но мы понимаем, что нынешняя ситуация — это не просто предпринимательские риски. Для того чтобы все было юридически обосновано, нужно внести изменения в законодательство, которое регулирует этот процесс. Чаще всего это область закупок, предприниматели обязаны исполнить свои обязательства перед заказчиком, а сырье для производства или какие-то запасные части они получали из-за границы. Мы надеемся, что в ближайшее время мы сможем помочь предпринимателям.  А пока палата приняла решение выдавать эти свидетельства бесплатно до конца апреля.

— Что же дальше?

— Не вся заграница пока еще объявила нас недружественной территорией. Но не случайно повторяется, что «назад дороги нет». Мы вступили в такую ситуацию, что уже все слишком далеко зашло. Когда говорят о том, что нам нужно радикально менять сами подходы и приоритеты, экономическую политику, это просто означает, что мы вынуждены будем жить в этих условиях, развиваться и, может быть, под себя их подстраивать. У нас слишком большая страна с достаточным количеством ресурсов, достаточно большим потенциалом. Есть примеры стран, которые годами живут под санкциями. Я не сторонник того, что мы будем выживать, отгородившись забором.

Сейчас решения, о которых мы говорили годами, принимаются очень быстро. Например, закон о том, что в разы сокращаются согласование, разрешительные процедуры в строительстве; закон о введении моратория на проверки бизнеса; изменения в налоговой сфере. Мы будем говорить, что нужно переходить к политике увеличения налогооблагаемой базы за счет стимулирования ее роста. Например, понижение налогов в определенных отраслях для того, чтобы они могли развиваться.

— Есть мнение, что Хабаровский край с его территорией, логистическими возможностями, в условиях разворота от Запада к Востоку станет привлекательным для инвестиций…

— Я могу только согласиться. Хабаровский край исторически всегда был на Дальнем Востоке центром промышленного производства, а сейчас в стране ожидается его развитие. Несмотря на те потери, которые мы понесли в прошлом, база осталась, и я думаю, что интерес к краю будет высоким как к нашему промышленному потенциалу. Восприятие Дальнего Востока со стороны бизнеса, который располагался в западной части, благодаря нашему соседству со странами АТР и Юго-Восточной Азии, которые не поддержали санкции, изменилось в сторону поиска новых возможностей. Это непростой процесс. Тем не менее у наших деловых объединений и бизнеса есть наработки, и мы не в первый раз переживаем ситуацию, когда внешнеэкономические связи претерпевают изменения. В 1990-е годы Дальний Восток стал островом, отрезанным от остальной части экономически. Выживали тогда через развитие внешнеэкономических связей с Китаем. Готовы работать в этом направлении и теперь.

Беседовала Елена Романова. Фото автора

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий