В Хабаровской филармонии прошел большой праздник музыки

Галерка

Конферансье Светлана Елистратова охарактеризовала мероприятие большим праздником музыки и была совершенно права. Дело не только в том, что состоялось открытие восемьдесят шестого концертного сезона замечательного хабаровского оркестра, а в замечательной музыке, пусть концерт и состоял всего из трех номеров. (Правда, московский пианист-виртуоз Андрей Гугнин, будучи возвращен овациями на сцену трижды по окончании концерта, сыграл еще два этюда «от себя». Но это – разговор отдельный.)

Увертюра «Кориолан» Бетховена и единственный для великого Скрябина, но воистину неповторимый концерт для фортепиано с оркестром все в зале выслушали не только с подобающим концерту классической музыки вниманием. Нет, двум весьма значительным, многогранным в стилевом и тематическом плане произведениям зачарованный зал внимал, затаив дыхание. Какой порыв, какая страстность, какая эмоциональность! И пусть дирижер Леонид Привалов вел игру оркестра в свойственной ему несколько сдержанной, академической манере, он никоим образом не мог остаться в стороне от всеобщего творческого, эмоционального порыва.

Более того, он сам был виновником тех вдохновенных эмоций, охвативших и оркестрантов, и зрителей. Но подлинным героем того концертного вечера в Хабаровске (как прежде в Вене, Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Сиднее и т. д.)  стал еще молодой творческий гость из Москвы – замечательный музыкант Андрей Гугнин.

Согласитесь, на безукоризненную и вместе с тем оригинальную, если угодно, личностную интерпретацию шедевров Бетховена и Скрябина способен не каждый пианист.

А во втором отделении Андрей Гугнин, коренной москвич, видевший весь мир от Солт-Лейк-Сити до Токио и приехавший к нам в Хабаровск уже в третий раз, исполнил просто неподражаемо уже современное музыкальное произведение. Имею в виду прежде автору этих строк неведомый лирико-эпический шедевр московского композитора Алексея Шора «Детские воспоминания».  Мы вознаградили музыкантов бурными аплодисментами не только за репертуарную новинку, мы благодарили за бесподобную музыку, вся магия которой, все богатое содержание были раскрыты до конца и раскрыты по-своему.

В чем состоит это «по-своему» можно понять и уловить, пожалуй, лишь интуитивно и абстрактно. Подобным анализом исполнительского стиля Андрея Гугнина уже занимались многие музыковеды России и ближнего зарубежья, в Европе и за океаном. Но, может быть, исключительно одаренный музыкант в тот вечер представил хабаровской публике очень глубокую и страстную музыкальную исповедь о своем собственном детстве и о творческой юности? Лично у меня такое ощущение возникло.

В интервью, мне кажется, он сказал мне гораздо меньше: горячо любимая Москва, еще более сильно любимая московская консерватория, замечательная первая  музыкальная наставница Вера Васильевна Горностаева… Все последовавшие исполнительские триумфы этих воспоминаний не стерли.

Надеемся, не сотрутся и воспоминания о Хабаровске. «Город очень даже приятный, мне он особенно нравится в теплое время года, — добродушно признался Андрей Гугнин. — И публика очень приветливая». Еще он говорил, что считает за счастье постоянные поездки по России. Особенно ему понравились Воронеж, Новосибирск, Екатеринбург и симфонические оркестры в них.

— А какие тут у Хабаровска возможности на первенство? — спрашиваю.

— Хабаровск приближается, оркестр растет и развивается, — отвечает маэстро.

— Вы еще приедете в Хабаровск?

— Я верю в это! – улыбнулся лауреат конкурса Джины Бакхауэр.

Такая вера – просто честь для всех нас, хабаровских любителей классической музыки. Будем ждать!

Михаил Корчмарев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий