В Хабаровске прошел второй фестиваль театров Дальнего Востока

Будни Мельпомены

С 17 по 24 сентября театральными коллективами из семи регионов было представлено 15 постановок. За восемь дней их посетили около четырех тысяч зрителей.

Чудовища и семенные ценности

Это был спектакль мечты. Почти.  Исполненный тишиной, не благостной, а той самой, когда за едва слышным шорохом скрывается рождение самых страшных чудовищ.  В негромкости реплик, в сдержанности эмоций да в сценографии, как казалось, скрывалась та самая настоящность, которая позволяла говорить зрителям: «Как в кино!» Здесь не изображали, здесь играли или старались играть, потому что это невыносимо тяжело — играть зло.

Спектакль «Наводнение» Русского драматического театра им. Н.А. Бестужева из города Улан-Удэ стал заключительным в программе Второго фестиваля театров Дальнего Востока. Инсценировал рассказ Сергей Левицкий, художественный руководитель театра.

Редкий случай в театре, когда для традиционной русской семьи главной сакральной точкой являлось не брачное ложе, не обеденный стол, а уборная. Совмещенный санузел – раковина, ванная, унитаз.

 Там скрывались, чтобы хоть чуть-чуть побыть самими собой, там мыли руки, словно пытались отмыть души, там предавались похоти. Но все это было не явно, об этом можно было только догадываться, поэтому никакой неделикатности не было.

Что касается кровати – настоящей, громоздкой, то это было не место для супружеской любви, а, скорее, место супружеского одиночества.

Сама сценография – большая комната – массивные двери – комната и двери поменьше и т.д. Все это исподволь напоминало зеркальный «коридор», который создают для вызова какого-нибудь воплощения адского ужаса, чаще женского пола.

Эка уникальность! Женщина не может понести. У героини это становится навязчивой идеей. Вроде все есть – и брачное ложе, и муж. Графиня и разбойник – утонченная переводчица и гопник. Это просто кажется вечным алгоритмом, если не станком для клепания угрюмого сословия, как насмешка над самим смыслом бытия. И если вы думаете, что чудовища приходят из ада, вы ошибаетесь. Чудовища и клепаются таким образом. 

Как издевка над самой сутью семейных ценностей — рефрен: «Накрой на стол!»

Если образ главной героини Софьи по инерции вызывает сочувствие: «Беги ты от этих простых людей! Добром это не кончится!», то ее пузатый муж Трофим со своей мамашей, напоминающей завуча советской школы, пакостны даже в начале спектакля.

И еще один персонаж – сиротка Ганька, которую из-за отсутствия своих детей берут на содержание и воспитание Софья и Трофим. Так бывает. Усыновляют ребенка, думают, что ангел, а он оказывается адским существом. Так несколько лет назад одна американка усыновила мальчика из российского детдома. Ей не сказали, что ребенок из династии алкоголиков. У него на генном уровне мутации. Мальчик денно и нощно говорил своей приемной матери, что убьет ее. Через некоторое время у американки случился срыв. Она посадила мальчика одного на самолет и отправила обратно в Россию.

Да сколько угодно случаев, когда приемные дети вырастали подонками.

То, что Ганька спуталась с Трофимом, так что поделать – малолетняя шалава. А что этот самый Трофим оказался педофилом – так что вы хотите от гопника?

И тут случилось наводнение. Усилило страсти, подчеркнуло их.

Только вот здесь и закончилась вся тонкость реализма. И когда Софья тюкнула топором по голове Ганьку, убив ее, в зале хихикнула какая-то взрослая женщина. И началось наводнение – и буквально за окном, и символически в квартире.

Эта фантасмагоричная стихия с наводнением, с убийством, темой войны и патриотизма придала динамики действу, некоторым зрителям стало веселее наблюдать за происходящим.

Жертва в виде Ганьки принесена, Софья забеременела. Схватки были апокалипсичны: с падающей штукатуркой и признанием в бреду родильной горячки, что именно она убила свою приемную дочь.

Если бы не эта фантасмагория, если бы не кругляши, падающие с потолка, эта совсем не киношная, а настоящая театральная вязь с нужными паузами, с органичными длиннотами и актерами, у которых есть вера в то, что они делают, где все вымерено чуть ли не математически, где нет места пресловутому актерству, которое давно уже стало чуть ли не притчей во языцех и осталось сегодня только для увеселения угрюмого сословия, это был бы спектакль мечты, возвращающий веру в волшебство театра.

Финал

Бурятский спектакль «Наводнение», сахалинских «Экстремалов» и «Вафельное сердце» хабаровского ТЮЗа  эксперты называют шедеврами. А еще якуты с их поэтичностью и самобытностью!

Для одного фестиваля это много, а значит, те москвичи, кто приехал на Второй фестиваль театров Дальнего Востока, проделали неблизкий путь не зря. Значит, прав был художественный руководитель московского Театра Наций народный артист РФ Евгений Миронов, который сказал, что во время проведения фестиваля Хабаровск стал театральной столицей Дальнего Востока.

Фестивальная программа была разнообразна. Среди участников были государственные коллективы, инклюзивный и частный театр.

Наблюдалось и жанровое разнообразие. Зрители увидели спектакль-реконструкцию, драматический фокстрот, документальную сказку, современную трагикомедию, мокьюментари и, конечно, традиционные постановки.

— Если коротко обозначить отличие первого и второго фестивалей, то стоит сказать, что театров-участников стало больше, афиша стала шире, объемнее, в ней представлен самый широкий спектр названий, режиссерских имен и жанров. Например, на первом фестивале театров Республику Саха (Якутию) представлял один театр – Якутский ТЮЗ, а на втором фестивале мы увидели четыре театра из Якутии, все они работают в разных направлениях, а потому гораздо богаче раскрывается театральный спектр региона. Также в первом фестивале принимал участие Русский драматический театр из Улан-Удэ, во втором мы увидели уже не только этот коллектив, но и Бурятский национальный театр со спектаклем по бурятскому эпосу, — рассказала Анна Шавгарова, член художественного совета Фестиваля театров Дальнего Востока.

Ну и бонусом для хабаровчан – показ спектакля «Сережа» по роману Льва Толстого «Анна Каренина», который представил Московский художественный театр им. А.П.  Чехова.

Юрий Вязанкин

 Фото Александра Белова

Фестиваль театров Дальнего Востока состоялся в рамках двухгодичной программы поддержки театрального искусства, которая стартовала в 2019 году. Инициатором мероприятия выступил художественный руководитель Театра Наций Евгений Миронов. Первый фестиваль театров Дальнего Востока состоялся в 2019 году.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий