В Хабаровском крае военные контрразведчики показали силу и сноровку

Точно в «яблочко»!

Ветераны военной контрразведки стрелять не разучились

Свои сноровку и навыки они продемонстрировали «в поле», на глазах у восхищенных родных и близких, которых пригласили на военный полигон 392-го учебного центра Краснознаменного Восточного военного округа в районе села Князе-Волконское. Таким вот необычным образом отметили военные 75-летний юбилей Великой Победы над фашистской Германией и милитаристской Японией, а также окончание Второй мировой войны.

По традиции перед выездом ветераны и их родные возложили цветы к Мемориальному камню военным контрразведчикам Дальнего Востока и Забайкалья, заглянули и в зал боевой славы, который недавно пополнился новыми экспонатами. Именным оружием и даже… патефоном.

Я ничего не исправлял, цитирую дословно. «Справка. Дана настоящая Зам. Начальника 7-го отделения ОО (Особого отдела. – Авт.) НКВД 1-й Краснознаменной Армии Лейтенанту Госбезопасности тов. Мельникову Г.П., что он согласно приказа по Особому отделу НКВД 1-й Краснознаменной Армии от 1 декабря 1939 года за успешную оперативно-чекистскую работу и образцовое отношение к своим служебным обязанностям в день ХХП Годовщины ВЧК-ОГПУ-НКВД премирован подарком — Патефоном». Далее — число и подписи двух больших начальников от 4 января 1940 года. Сейчас ветераны роются в архивах: чем же так отличился тов. Мельников? 

А на полигоне гостям продемонстрировали боевую технику и вооружение, обмундирование, вещевое и продовольственное обеспечение современной армии. Иерей отец Сергий, настоятель воинского храма Дмитрия Салунского в гарнизоне Князе-Волконского, провел молебен, посвященный окончанию Второй мировой войны.

Но, конечно же, оружие! Когда «дедушки» взялись за «стволы», все обомлели. Отстрелялись как «Отче наш». Умеют! И молодежи дали пострелять. А самым маленьким — из воздушки. А после — обед.

Ну, и каша! Солдатская, только сейчас она намного вкуснее, чем мы ели когда-то. Не вру —  солянка, гречка, салаты, компот, чай и другие блюда солдатской кухни, приготовленные в полевых условиях, мне напомнили что-то домашнее. Умеют же, если захотят! Или сейчас это действительно стало реальностью? Правда, вкусно…

Здесь же ветеранам вручили почетные знаки «Департамент военной контрразведки», благодарности и грамоты ФСБ России, памятные медали «75 лет Победы», «Жене офицера» и другие, грамоты и дипломы участникам стрельб и викторин. Кроме того, была рассмотрена и утверждена памятная медаль, посвященная 100-летию УФСБ России по Восточному военному округу, которое будет отмечаться в мае следующего года.

Контрразведка рулит

Как рассказал председатель Совета ветеранов военной контрразведки   Восточного военного округа Владимир Пнев, эта служба  изначально ставила своей задачей выявление действующих в рядах армии провокаторов, агентов иностранных разведок, оказавшихся на тех или иных воинских должностях в армии Советской России. В связи с тем, что в 1918 году сама армия нового постреволюционного государства только формировалась, работы у военных контрразведчиков было более чем достаточно. Сама система военной контрразведки фактически писалась с нуля. Однако в результате проведения по-настоящему гигантского объема работы эффективная деятельность службы была отлажена до мелочей.

Помимо наблюдения за моральным состоянием военнослужащих и их политическими взглядами, перед сотрудниками военной контрразведки ставились задачи по выявлению контрреволюционных ячеек и лиц, занимающихся деструктивной агитацией. Особисты должны были определять лиц, которые занимались подготовками диверсий в составе подразделений РККА, шпионажем в пользу тех или иных государств, проявляли террористическую активность. Отдельной функцией представителей особых отделов являлось ведение следственной работы по преступлениям против государственности с передачей дел в военные трибуналы.

Как отметил Владимир Пнев, были, конечно, и всяческие перегибы. Но с помощью представителей особых отделов действительно выявлялись целые сети агентов противника, которые действовали под прикрытием офицерских погон, и не только. Благодаря деятельности военных контрразведчиков нередко удавалось поднимать боевой дух подразделения в тот момент, когда бойцы подвергались панике и намеревались хаотично оставить свои позиции, поставив под угрозу проведение той или иной операции. Отмечено немало случаев в ходе Великой Отечественной войны, когда именно сотрудники особых отделов вели за собой подразделения (хотя эта функция уж точно не входила в круг обязанностей военной контрразведки), к примеру, в случае гибели командира. И вели отнюдь не за спинами солдат.

По словам Пнева, задачи военной контрразведки и сегодня связаны с выявлением деструктивных элементов в рядах подразделений российской армии, включая тех, кто, нарушая уставные требования и российский закон, ведет негативно отражающиеся на боеспособности или информационной защищенности частей и соединений контакты с представителями иностранных разведок и организаций, курируемых иностранными разведками и их производными. Это и деятельность по выявлению лиц, публикующих в открытом доступе секретные сведения о новых вооружениях, а также личные данные российских военнослужащих, участвующих в различного рода операциях, включая антитеррористическую операцию в Сирии. Эта, на первый взгляд, невидимая работа является одной из основ безопасности государства и совершенствования боеспособности российской армии.

Смерш всему голова

Эту службу в годы войны вообще стоит отметить особо. Как подчеркнул председатель Совета ветеранов военной контрразведки Восточного военного округа Владимир Пнев, контрразведчики Смерша установили и арестовали  тогда на Дальнем Востоке более трех тысяч сотрудников, пособников и агентов  спецслужб и карательных органов Японии и их сателлитов на территории Маньчжурии, Кореи, Сахалина и Курильских островов. Обнаружили и изъяли более 70 тысяч оперативных дел и документов разведывательных, контрразведывательных, карательных и других спецдокументов, в том числе так называемого Бюро российских эмигрантов (БРЭМ) и других организаций. И подчеркнул, что за время существования Дальневосточного подразделения Смерша среди его сотрудников не было ни одного факта предательства, ни один из агентов спецслужб противника не смог проникнуть в ряды Смерша, а также обслуживаемых штабов. А по статистике военных лет, контрразведчик жил в действующей армии в среднем до трех месяцев. Затем либо погибал, либо выбывал по ранению с последующим возвращением в строй.

Что интересно, только в течение 1942 года в более чем двухстах различных учебных центрах абвера и СД на Восточном фронте проходили единовременную подготовку более полутора тысяч будущих диверсантов. Всего же в тот год в тыл Красной армии было заброшено свыше десяти тысяч подготовленных агентов и подрывников.

Созданная в противовес  по инициативе И.В. Сталина и им же названная новая контрразведывательная структура должна была организовать эффективное противодействие немецким спецслужбам.

Возглавил ее на правах заместителя наркома обороны Виктор Абакумов, с функциями прямого подчинения службы Верховному Главнокомандующему и ее выводу из подчинённости НКВД. Одновременно было образовано управление Смерша при наркомате Военно-морского флота и отдел при НКВД СССР.

За годы войны военная контрразведка сумела полностью нейтрализовать или уничтожить агентуру противника, а их работа была настолько эффективна, что немецкая разведка, несмотря на активно принимаемые усилия, так и не смогла организовать ни одного более или менее значимого террористического акта, диверсии либо восстания в тылу СССР.

Немецкие спецслужбы также не смогли воспользоваться опытом советских военных разведки и контрразведки по организации крупномасштабной подрывной, диверсионной и партизанской войны на территории европейских государств, в том числе и в самой Германии, с началом периода освобождения Советской армией территории Европы от фашизма.

Но разгром Германии отнюдь не означал окончания Второй мировой войны. Верный союзническому долгу СССР начал осуществлять частичную переброску войск и боевой техники на Дальний Восток для войны против милитаристской Японии.

В течение всего периода Великой Отечественной войны охрану и оборону восточных рубежей страны обеспечивали войска Дальневосточного фронта, противостоявшего миллионной Квантунской армии.

Отпор, полученный японской военщиной у озера Хасан в Приморье и у реки Халхин-Гол в Монголии, существенно охладил воинственный пыл японского  генералитета в отношении попыток захвата дальневосточных территорий, однако этого желания не отбил. Отправка целого ряда крупных воинских соединений фронта в действующую армию, регулярная подготовка маршевых рот для восполнения боевых потерь отнюдь не означали безопасности ситуации для самих дальневосточных территорий.

Помимо непосредственно войскового противостояния и постоянных вооруженных провокаций, сопредельная сторона вела активную диверсионную работу. В интересах японских военных миссий вдоль границ с СССР работала агентура японской разведки, в том числе из бывших белогвардейцев и перебежчиков, представителей русского фашистского союза, ряда других террористических организаций, а также их пособников.

Всем этим силам в течение всей войны противостояли сначала сотрудники Особых отделов НКВД СССР в регионе, а с мая 1943 года – офицеры-оперативники военной контрразведки Смерша Дальневосточного фронта. О значимости этой работы свидетельствует факт награждения контрразведчиков 25-й Общевойсковой армии Дальневосточного фронта М. Осипова и А. Лепилова,  сотрудника 190-й Стрелковой дивизии Д. Гладкого боевыми орденами и медалями за успешно проведенные оперативные мероприятия.

При выполнении задания по захвату японской резидентуры и ее оперативной документации в порту Сейсин (Корея), прикрывая отход группы Смерша Тихоокеанского флота, погиб старший лейтенант Михаил Крыгин. За свой подвиг офицер-оперативник был удостоен посмертно звания Героя Советского Союза. Всего же за годы войны это звание было присвоено четверым сотрудникам Смерша.

В одной из таких групп, работавшей по тылам противника, находился и капитан Николай Жевлаков, в совершенстве владевший японским языком, в послевоенные годы отдавший много лет службе в Хабаровском управлении военной контрразведки. Их группе удалось установить и захватить сотрудников японской военной миссии и жандармерии, а также других лиц, причастных к уничтожению советских и китайских граждан, а также добыть военно-значимую документацию. В боях за освобождение китайского города Муданьцзян отличилась и старший лейтенант Анна Хлупина, также в дальнейшем многие годы прослужившая в органах военной контрразведки Дальнего Востока.

Американские военные аналитики, с учетом боевого опыта и уровня вооружения Советской армии, отводили нашим войскам около двух лет для обеспечения победы над японскими войсками. Однако и сам этот опыт, и четкая оперативная проработка всех деталей войсковой операции, знание противника позволили нашему командованию не только уложиться практически в двухнедельный срок, но также значительно сократить уровень боевых потерь наступающих частей. При наличии нескольких тысяч смертников-камикадзе в составе японских полевых частей Квантунской армии применить свое предназначение против советских войск смогла лишь малая их часть. И в этом также лежит немалая толика заслуг военных контрразведчиков.

Вадим Решетняк

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.