Хабаровчанин нашел в Белоруссии могилу своего прадеда-ветерана

Еще одно имя…

Когда-то Роман Немцев заинтересовался своей родословной и начал собирать информацию о своих родственниках. Сначала он делал это эпизодически, позже втянулся и настолько увлекся, что бросить уже не мог.

— А недавно произошла история, которая убедила меня, что я на верном пути, — говорит Роман.

80 лет назад, 17 августа 1941 года, в белорусском городке Забелышин  Могилевской области был похоронен прадед Романа — Герасим Павлович Лухтин. Он погиб страшной смертью — заживо сгорел в грузовике, когда эвакуировал людей, спасая их от наступающей немецкой армии. Об этом сообщили жене прадеда Анне, велев приехать в больницу. На конной подводе она выехала из Забелышина в райцентр Хотимск, надеясь, что муж хоть и обгорел, но все же живой. Работники больницы указали на сарай: он там…  Женщина увидела лишь обугленные останки мужа да клочки одежды, которую он надел неделю назад, когда заезжал проведать семью.

Вместе с односельчанками сколотили из досок ящик, в котором Герасима похоронили в Забелышине. На могилке не было ни креста, ни таблички — только холмик. Не до того было в голодные, полные горя и лишений годы оккупации.

26 сентября 1943 года Хотимский район был освобожден войсками Брянского фронта. Однако страшный голод 1946-1947 годов вынудил Анну с тремя детьми уехать на Украину, а затем перебраться на Дальний Восток, в село Черняево.

— По воспоминаниям моего деда Александра Герасимовича и его сестры Тамары, до конца жизни прабабушка благодарила приютившую их дальневосточную землю. Воспоминания об оккупации так запечатлелись в памяти, что она даже мысли не допускала о том, чтобы вернуться или хотя бы съездить в Белоруссию. Страх не отпускал всю жизнь.  Весной нынешнего года, изучая электронные ресурсы Белоруссии, я наткнулся на статью о могиле неизвестного солдата на кладбище Забелышина. Что-то екнуло: а может, это могила прадеда?

Герасим Лухтин

Роман отправил запросы в несколько мест Могилевской области. Ответила библиотекарь из Забелышина Светлана Петровна Баранова. Она прислала паспорт воинского захоронения, где только и было указано, что солдат похоронен в августе 1941 года. Они стали переписываться.

Строки из письма С.П. Барановой Роману Немцеву: «К сожалению, я мало чем могу Вам помочь. Я не местная, обратилась к учителю истории местной школы Николаю Васильевичу Каткову и передала ему Ваше письмо, может, он что-нибудь узнает, но надежды мало…»  

Неделей позже еще письмо: «Мы с коллегой вчера ходили на кладбище. Нашли могилу неизвестного солдата. Она находится в старой части кладбища. Николай Васильевич поднял списки погибших во время войны жителей Хотимска и Хотимского района, но фамилии Лухтина там нет. Он сказал, что все архивы военкоматов, где могли быть какие-либо сведения, во время войны вывозили в Россию, в Подольск. А ещё он посоветовал обратиться в Могилевский областной архив. Я попробую узнать, как эта могила стала могилой неизвестного солдата, кто сказал, что там похоронен военнослужащий».     

Неравнодушная женщина не оставляла попытки помочь Роману Немцеву. В очередном письме она сообщила, что когда-то в Забелышинской школе пионервожатой работала   Валентина Шершнёва, которая руководила краеведческим кружком. Школьники ухаживали за могилой неизвестного солдата, и вожатая рассказывала им, что его привезли сюда из больницы, без документов, видимо, он все-таки имел какое-то отношение к Забелышину.    

Светлана Петровна выслала Немцеву фотографию могилы, которую он показал деду, и тот узнал место захоронения, за которым вместе с мамой ухаживал шесть лет. А увидев границы кладбища на снимках, дед подтвердил, что относительно дороги могила находилась как раз на таком расстоянии.  

«Вы – наши глаза и уши в Забелышине, — написал Роман Светлане Барановой. — Я боялся, что кладбище могло быть какое-то другое. Теперь же надежда на то, что могила неизвестного солдата – это могила прадеда, еще более укрепилась. Жаль, что не могу свозить в Белоруссию престарелого деда, он уверен, что узнал бы могилку отца».

А недавно написал учитель местной школы Н.В. Катков: «Я работаю в школе более трех десятков лет. Вместе с учениками занимаюсь изучением истории Забелышинского края, героическим прошлым жителей этой земли. С искренней радостью мы встретили известие о том, что решением Хотимского районного исполнительного комитета изменен статус воинского захоронения, расположенного на кладбище агрогородка Забелышин. Еще одна могила неизвестного солдата обрела имя героя, который погиб в первые месяцы войны.

Благодаря Вашей настойчивости и стараниям, работе, проведенной сотрудником нашей сельской библиотеки, спустя 80 лет вернулось из небытия еще одно имя забытого героя той страшной войны.  Искренне рад, что Ваш благородный труд увенчался успехом.

Иначе и быть не могло… Учащиеся и учителя Забелышинской школы продолжают ухаживать  за воинскими захоронениями, размещенными на нашей малой родине. Теперь они будут знать, что под каменной плитой покоится ваш прадед – Герасим Павлович Лухтин. Бесценные материалы, присланные Вами, будут экспонироваться в историко-краеведческом кабинете нашей школы, использоваться для проведения экскурсий и бесед».

— Выяснилось, что по законам Беларуси нужны два свидетеля, чтобы официально уточнить сведения о воинском захоронении, — говорит Роман. — К счастью, такие свидетели у нас нашлись — мой дед и его сестра. Хотимский райисполком прислал нам новый паспорт воинского захоронения Герасима Павловича Лухтина. Неизвестный солдат обрел имя, и 26 сентября, в День празднования освобождения Белоруссии от фашистских оккупантов, на могиле прадеда появится именная табличка и его фотография. Мы с сыном весной решили съездить в Белоруссию, но доехали только до Москвы, дальше границы были закрыты. Но я не терял надежды побывать на могиле прадеда. Благодарю деда, Александра Герасимовича, Тамару Герасимовну, забелышенцев, власти Беларуси за сохранение памяти о былом. Спасибо, что помните!

Юлия Рудакова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий