Белых из Волочаевки выбили танки на спирту и поезда из дерева

Колесо истории

Танки на спирту, бронепоезд из дерева и пучок соломы — реальный бой под сопкой Июнь-Корань несколько отличается от канонического описания

Гражданскую войну в Дальневосточном регионе можно описать парой слов – просчеты и отвага. В боях, прошедших 10-12 февраля 1922 года, проявились все характерные для того времени моменты: верхоглядство командиров и личный героизм бойцов, паршивые разведывательные и контрразведывательные действия, порывы масс и просчеты штабов. Это было характерно для всех сторон конфликта — белых, красных, интервентов.

Нагромождая планы, такие вещи, как инженерное обеспечение и логистика при прорыве укреплений Волочаевки, командование красных, судя по показаниям бойцов, просто не смогло осилить. Внимательно знакомясь с приказами, распоряжениями, воспоминаниями и свидетельскими показаниями обеих сторон конфликта, приходишь, по большому счету, к парадоксальным выводам.

Выпить досуха

В иной ситуации не срабатывает чисто техническое превосходство. В самом начале апреля 1920 года красные увели у японцев десять танков, разоруженных и частично разукомплектованных. За несколько месяцев с грехом пополам «допилили» до рабочего состояния «вундерваффе по-дальневосточному»: переделали карбюраторы. В результате танки могли ездить практически на всем, что горит.

 Десять броневых машин на гусеницах, частично с пулеметным, частично с пушечным вооружением, примененные в одном месте, массово и неожиданно — такая сила способна существенно изменить ситуацию на фронте. Именно об этом в специальной инструкции писал командир дивизиона Шамрай, главный по танкам в НРА ДВР. Не услышали и не поняли – в локальных стычках угробили ресурс большинства танков. И к решающему бою под Волочаевкой на ходу осталось две боевых машины.

По классической версии один танк из-за холодов не завелся. Есть воспоминания, что обе машины в то время ездили на спиртовой смеси (привет тыловым Кулибиным), и мерзнущие красноармейцы слили горючку для личного сугрева, долив в баки воды. Экипаж второй броневой машины не допустил полного мародерства.

Правда, не очень-то помогло – пара точных выстрелов с обложенного деревянными шпалами бепо «Каппелевец» добила одинокий танк, с трудом проломивший два ряда колючей проволоки. Кстати, именно этот бронепоезд метким огнем нанес серьезные потери наступавшим красным частям.

Рви и поджигай

Оставшиеся ряды колючки рвали руками, рубили шашками и кинжалами, сбивали прикладами корейские и китайские интернационалисты и бойцы НРА. Тут бы топор, партизанский инструмент, помог или иной справный инструмент, но не оказалось их  на фронте. В тылу же на складах лежала масса инженерного снаряжения, в том числе и саперные ножницы. Вот и залегли перед укреплениями белых бойцы НРА ДВР. При нехватке теплой одежды приходилось выкручиваться народными средствами, обвязывая тело всяческим тряпьем, а ноги утепляя пучками соломы.

Но не все краскомы были послушными исполнителями. Партизанский командир Иван Шевчук не стал «под пулеметы» своих ребят класть. Слишком хорошо он знал про стратегические и тактические «таланты» старших товарищей. Будущий орденоносец и генерал-майор РККА мог и в морду запросто заехать вышестоящему начальству, как это было с главкомом Булгаковым-Бельским весной 1920 года, и любого политкомиссара послать в дальний поход.

Своего агитатора Постышева он ни в грош не ставил, как и многих ему подобных, из-за «драпа» 5 апреля 1920 года. Отряд Шевчука — один из немногих, кто люто бился в Хабаровске с японцами. После боя в районе железнодорожного вокзала партизаны сумели достойно отступить на Красную Речку, прихватив с собой брошенные красными орудия. О, это еще та история!

Именно сводный отряд пластунов Петрова-Тетерина и боевиков Шевчука обеспечивал фланги штурмующих Волочаевку частей. Боковой охват и поджог моста в тылу белых явились одним из факторов отхода бронепоезда белых к Хабаровску. Ну и удар красных броневиков, которые к 12 февраля подтянулись к полю боя — раньше было никак, сжег мосты, разрушил пути.

«Путя свободны!»

Сколько мужичков померзло бы перед окопами, если бы не лихость и трезвый расчет комиссара БП №8 Михаила Кручинина. Даже по меркам Гражданской войны редкостный был талант.  И команда бепо подобралась под стать — лихая и умелая. Под Ольгохтой, в декабрьский снег 1921 года, при поддержке пулеметной команды и легкоорудийной батареи выбили несколько сот белых, и в боях под Ином, и под Волочаевкой…

Из-за дурного планирования штурм сопки Июнь-Корань мог обернуться кровавой баней и жуткими потерями. Артиллерия белых давила любые попытки выдвижения красных батарей, лупила по заранее пристреленным квадратам. И тут в полной мере показала себя грамотная работа дивизиона бронепоездов. Увы, 120-миллимитровое орудие, установленное на БП №9, было повреждено после первого же выстрела  очень некачественным, вручную переточенным снарядом. Буквально на ходу пришлось менять порядок применения ударных сил – бронепоездов.

 «Сыпь песок на рельсу!» — отдает приказ Михаил Кручин. И с двойной нагрузкой – плюс еще один состав в десяток теплушек, битый бепо №9 ползет в горку, «у Лумку-Корань» красный броневик. «Сбивай его!» — кричит комиссар Кручинин. И летит под откос паровоз-«кукушка», что мешал набрать воду БП №8.

Как ответ на призыв Михаила Кручинина через век слышу я крик Акима Дмитриева, уроженца села Волочаевка: «Путя свободны!». И, закинув на платформу тяжелый молот, взлетает на подножку Аким Григорьевич. По восстановленному его бригадой железнодорожному полотну, набирая скорость, лупя по позициям белых из всех пулеметов и пушек, на всех парах уходит в историю бепо №8 «Освободитель». За бой под Ольгохтой Аким Дмитриев, с 1918 года бригадир пути бронепоезда №8, награжден орденом Красного Знамени, за Волочаевку – именным наганом.

Итоги и уроки

Выход во фланг укрепленных позиций белых бронепоезда №8  с его мощным пулеметным вооружением — свыше 20(!) штук — стал началом конца Волочаевского боя. В прямом смысле — ливень огня, так, что голову не поднять. Именно это позволило красным артиллеристам начать эффективный обстрел позиций белых. Бойцы НРА с гораздо меньшими потерями, чем в предыдущих атаках, пошли на последний приступ.

«Волочаевский Верден», он же «Дальневосточный Перекоп» – именно так с конца 20-х и до конца 80-х годов прошлого века пропагандисты называли окопы в снегу и ряды колючей проволоки — пал. Что белые, что части ДВР так и не сумели достигнуть поставленных задач. Первые не остановили «красную волну», вторые не смогли разгромить ударные подразделения. Вот и пришлось выдавливать беляков до Владивостока. Чтобы в октябре 1922 года на Тихом океане закончить свой поход.

Андрей Дунаевский

Бепо, броневик, бронепоезд – обозначения для бронированного и вооруженного пушками и пулеметами железнодорожного состава времен Гражданской войны.

Численность сторон во время сражения 10-12 февраля 1922 года. НРА ДВР: около 8 тысяч бойцов, без малого 300 пулеметов, 30 орудий, 2 бронепоезда, 2 танка. Белоповстанческая армия: более 5 тысяч бойцов, свыше 60 пулеметов, 13 орудий, 2 бронепоезда.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.