Сельхознавоз

Подавляющая часть плодородных земель в крае засеяна соей

Насколько в Хабаровском крае налажена продовольственная безопасность? Общий кризис, связанный с пандемией коронавируса, показал, что малейшие колебания на рынке приводят к коллапсу и цены на сельхозпродукцию увеличиваются в четыре-пять раз. Так было, например, с картофелем. Доступность товаров в магазинах — это не только показатель грамотной работы регионального минсельхоза, но и индикатор социальной напряженности. Резкие скачки цен позволяют населению думать, что ситуация неуправляемая и что, возможно, могут подорожать другие важные продукты питания.

Где деньги, Зин?

По данным минфина региона сельское хозяйство и рыболовство получают в год более миллиарда рублей на развитие отраслей. Прибавьте сюда девять управлений, входящих в структуру минсельхоза с полноценным штатом, отличными зарплатами, гарантированными отпускными, комфортными офисами, спасающими от жары, и с автопарком. Ясно, что люди, отвечающие за поставку качественных и доступных продуктов в магазины на «Жигулях» не ездят. Выходит сумма очень большая в итоге, но какая с этого отдача?

Пандемия это экзамен, проверка Хабаровского края на защищенность от серьезных перебоев в поставке тех же овощей и спасение кошельков небогатых, в общем то, жителей края. Тут — провал. Когда помидоры и картофель у нас продаются по цене тропических фруктов, становится понятно, что тряхануть может и в другом месте.

В краевом минсельхозе две ключевых фигуры — министр Александр Шкурин и его зам Ольга Кравчук. И они сделали в 2018-м году, полагаю отчетности для, так называемую дорожную карту, где десятки пунктов, и все про развитие сельского хозяйства в крае. Инвестиции, куры, коровы, молоко, корма, пастбища. Увеличить, расширить, нарастить, поддержать и прочее. В общем, красиво. Сложив ежегодное финансирование, в том числе на зарплаты чиновникам, можно было подумать, что у нас в крае скоро на пальмах начнет расти мраморная говядина. Это, конечно, фантазия, но и стратегический документ о всяческом развитии аграрного сектора — тоже остался фантазией.

Александр Шкурин

Все течет по плану

Людей у нас невозможно обмануть. Вот министр Шкурин, его бывший губернатор Сергей Фургал «выписал» из Амурской области, он всеми корнями — там. Ну и как то жители края сложили два и два: пришел Шкурин из «Амурки», на прилавках — привезенное оттуда молоко, сделанное из порошка. Суррогат, короче. Многие ли мечтают запивать дорогой картофель искусственным молоком? Нет, люди еще не забыли вкус натурального молока.

По плану, по дорожной карте, в 2019-2020 годах минсельхоз хотел найти инвесторов для строительства молочных комплексов в муниципальных районах края — Амурском, Комсомольском, Бикинском, Хабаровском. Наша потребность — 3-4 комплекса от тысячи голов. Ну и — создание молочных племенных репродукторов.

На деле же пока — производство молока в 2019-м году по сравнению с 2018-м годом сократилось на 4,6 %, а за первый квартал 2020 года по сравнению с первым кварталом 2018 года на 11 %. То есть, по молоку несемся стремительно вниз, вопреки придуманной стратегии. Кстати, неудачи, точнее, провалы, в минсельхозе свалили на наводнение 2019-го года, что не очень то «бьется» с молочкой и посевной. Это было просто удобно, война как говорится, все спишет. Но пострадали, в основном соеводы и овощи у дачников.

Что будет делать «разумный» руководитель, если у него под боком чахнет производство, а людям нужны продукты? Завозить, конечно же, в том числе и из родной Амурской области. Подумаешь, молоко из порошка. Зато какая поддержка соседнего производителя. Изобилие, опять же на хабаровских прилавках.

Ольга Кравчук

Крым, конечно, наш

В наших магазинах, в том числе в тех, что — шаговой доступности, можно без труда найти куриные окорочка, привезенные из Крыма. Ближний, конечно, свет. Но, видимо, проще везти курятину с другого конца страны, сами мы не можем.

Согласно той же дорожной карте, у нас есть пара пунктов о возрождении бройлерного птицеводства в крае, поиск инвесторов для выращивания куриных ног и прочих частей тела. В минсельхозе активно обсуждали размещение новых птицефабрик в крае. Но в апреле этого года, по данным Крайстата, количество птицы у нас упало почти на 5 процентов.

Теперь о мясе. Хабаровский край вполне себе готовая территория для эффективного сельского хозяйства. И при неплохом финансировании отрасли (напомню — около 1 млрд рублей) мы могли бы выйти в плюс хоть чуть-чуть. Но в этом году, несмотря на планов громадье, местные СМИ, ссылаясь на объемный доклад о социально-экономическом положении края, писали:

« В конце февраля поголовье крупного рогатого скота в сельскохозяйственных организациях составило 7,6 тыс. голов (на 10,3% меньше по сравнению с аналогичным периодом 2019 года). Самая большая убыль — в поголовье свиней (2,3 тыс. голов на весь Хабаровский край — на 20,9% меньше, чем в феврале 2019 года). Коров убавилось на 17,2% (осталось 3 тыс. голов), птицы — на 4,8% (1 274,5 тыс. голов. На уровне прошлого года осталось лишь поголовье коз и овец — 100 (!) голов». Не прибавить, а убавить, опять мимо карты дорожной.

А количество «убойного» мяса в Хабаровском крае упало на 8 процентов.

Было ли желание у бизнесменов наладить в крае производство мяса? Конечно, но им не дали. Например, в свинокомплексе «Скифагро-ДВ» после эпидемии ящура, пришлось зарезать все поголовье канадских свиней. Но инвестор предложил правительству региона переориентировать комплекс на мясо-молочное производство крупного рогатого скота. И, как пишут СМИ, руководство холдинга получило жесткий отказ. В итоге — продолжаем жить с дефицитом своего мяса, а бизнес недобро косится в сторону чиновников.

При этом министр Шкурин, отчетливо понимает, что Хабаровский край обеспечивает себя собственным продовольствием всего на 15 процентов. И вместе с Ольгой Кравчук, своим замом, они планируют увеличить эту цифру чуть не до 70 процентов, построить новые животноводческие комплексы и проч. А желающие сделать это получают «жесткий отказ». Вот как это так?

Кто с чего кормится?

Как-то так вышло, что подавляющая часть плодородных площадей у нас засеяно соей. Это выгодно. Но это сильно истощает почву, которую восстановить очень сложно. Были заявления высокого аграрного руководства, что в крае сократятся «соевые» площади, но эти обещания за 2 года не сбылись. Под сою отдано почти 60 (!) процентов земель сельхозназначения, при норме — в 30 процентов всех посевов.

В то же время, при министре Шкурине появились такие цифры — общее сокращение посевных площадей составило 22,4 процента наибольшее сокращение наблюдается по кормовым культурам — 41 процент. Тут вообще ничего не складывается. Падение очень большое, даже — огромное. Скот остается без местных кормов. Как при подобном дефиците в минсельхозе собираются строить животноводческие комплексы? Чем кормить коров, простите? Вновь жить на привозном?

Я как-то наткнулся на явное противостояние краевого минсельхоза с фермерами, я про корма. Фермеры из хозяйства «Даниловка» вынуждены судиться с министерством сельского хозяйства края. Причина — «отказ в предоставлении субсидии ООО «Даниловка» на приобретение семян сельскохозяйственных культур, минеральных и органических удобрений, а также нефтепродуктов»

Люди говорят — тут личная неприязнь министра Александра Шкурина к собственникам фермы. Директору «Даниловки» есть с чем сравнивать — Александр Яненко вспоминает 2012-й год, когда министром сельского хозяйства Хабаровского края работал Сергей Гоманюк.

«Гоманюк разработал оптимальный порядок получения субсидий. Субсидировали все – сено, технику, скот. И денег всем хватало, и фермерских хозяйств было больше. Ничего нового не надо было придумывать. А сейчас и хозяйств нет, и денег в краевом бюджете нет. Я говорил району, чтобы хотя бы не мешали работать. У нас в «Даниловке» в прошлом году ни с того ни с сего землю хотели забрать. Но мы ее отстояли. Сейчас подали в суд на выкуп земли. Первую инстанцию мы проиграли, подали апелляцию», — рассказал фермер Яненко.

Ну, то есть вот так. По дорожной карте — у нас «поиск инвесторов, поддержка производителей» и прочее. На деле — фермеры едва не остались без земли. Еще и судятся с чиновниками.

И да, город у нас небольшой, слух пошел, что Александр Шкурин, печется в том числе и о своей прекрасной (в денежном выражении) чиновничьей пенсии. Досиживает, короче. Ну а, поскольку, работа все таки есть работа, его заместитель рисует нам бумажную перспективу о будущем сельского хозяйства. Помните у Райкина? «Куры передохли, высылайте новый телескоп».

Вот, примерно так и живем. Общий объем всего производства сельхозпродукции, по данным Крайстата, в 2019-м году упал на 19 процентов по сравнению с годом предыдущим. Растём.

Евгений Постышев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.