Мусорная реформа в Хабаровском крае так и не заработала

Время разбрасывать

Размазывая тонким слоем

Размазывая тонким слоем

Это самый центр Хабаровска, спальный район. Контейнеры тут вывозят от случая к случаю и в период эпидемии коронавируса в городе хозяйничает антисанитария. Позиция краевой власти была такой: «мы не готовы к мусорной реформе, она может вызывать социальный взрыв». В итоге вышло, что по новому не можем и по старому не убираем. Все как бы самоустранились от помоек.

Контейнерные площадки превратились в стихийные свалки, управляющие компании стали стихийно самоорганизовываться и делить места сбора отходов. Часть контейнеров — для одних домов, часть — жильцам соседних многоэтажек. За брошенный не в ту сторону пакет управляйки штрафуют друг друга, а жильцы ругаются у помоек. Пока верхи не хотят и не могут, городские районы сами устроили реформу — раздельный сбор мусора, поделив людей на «наших» и «чужих».

В удаленных от Хабаровска регионах с мусором — не лучше. Новостные сайты Совгавани пестрят заголовками о «запахе майских свалок», глава района просит присылать ему фото не вывезенных помоек. Порядок наводят за счет дырявого местного бюджета, справедливо кивая в сторону краевой власти — мусор это ваша забота. В Совгавани вообще более 60-ти домов где мусор вывозить некому.

А край тем временем рассуждает о катастрофе, которую может вызвать мусорная реформа. Один из мотивов — компании, очищающие контейнерные площадки с приходом регионального мусорного оператора останутся не у дел и люди потеряют работу.

Позвольте, а сейчас вообще кто-нибудь находится у дел? Помойки как процветали так благополучно и процветают. И множатся по воле краевого правительства.

В Комсомольске-на-Амуре построили бизнес-инкубатор. Что это такое — сказать сложно и какие там будут бройлеры. Но точно известно одно — инкубаторская помойка получила «жирное» место и расположена на «красной линии» города. А отвечала за такой хайтэк служба заказчика краевого минстроя.

О цифрах. Я в месяц плачу 993 рубля, графа — «Содержание и ремонт жилья, в том числе вывоз мусора». В доме — 40 квартир. Если брать по минимуму, в год наш дом платит около полумиллиона рублей. Вокруг контейнерной площадки — семь домов. Сумма выходит приличная. Понятно, что ремонта никакого нет, нет и вывоза мусора. Потому что наверху что-то там не одобряют. Но деньги берут регулярно и с радостью. Деньги за некачественно оказанную услугу, то есть вонь под окнами мне никто не вернет.

Войдите в мое положение

Сейчас вся риторика краевой власти сводится к «войдите в наше (мое) положение, есть сложности». Приведу цитату, это в феврале говорил один из руководителей Хабаровского края.

«Как нам исполнить мусорную реформу? У нас в крае дорог нет, 74 населённых пункта электричество от дизелей получает, мазутные котельные стоят, весна наступает — прекращается автомобильное сообщение, наводнения и их последствия, опять же. Будем исправлять то, что можем. Но к мусорной реформе мы не готовы»

Исправлять будем, но исправленному — не верить. Сейчас скажу глупость, но просится в ответ на свалки и заявления свыше. Скоро будет жарко. Готовы ли люди к выгребным ямам возле подъездов и к мухам в квартирах? Будут ли готовы люди платить за то, чего нет? Хотят ли жители многоэтажек, чтобы места сбора мусора хотя бы раз в неделю посыпали дезинфицирующим порошком?

Краю вовсе не реформа нужна, бог с ней, пойди разбери что и отчего там наверху буксует. Разобраться бы с «удобствами во дворе», у нас на одно помойное ведро приходится чуть ли не по пять чиновников разного уровня, а, простите, дерьмо вокруг процветает.

И ведь всё это как всегда накроет неизбежность: «на услуги по обращению с ТКО также будет распространяться ежегодная индексация (повышение платы)». Серьезно?

Александр Безденежных

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.