Родился на стадионе

На роду Коберскому было написано быть футболистом

На роду Коберскому было написано быть футболистом

Далекий 1946-й, первый послевоенный год, стал в своем роде знаковым для хабаровского футбола. Именно тогда у нас появилась армейская команда, с которой и началась славная летопись клуба. Но 1946-й я сейчас вспомнил по другой причине. Так получилось, что именно в тот год появилась на свет целая группа впоследствии известных игроков хабаровского СКА — Василий Поденков, Анатолий Боград, Владимир Ивкин, Сергей Скопинцев, Анатолий Плотников…

Был среди них и Виталий Коберский, который затем немало сезонов поиграл в высшей лиге советского футбола в составе минского «Динамо», позже стал тренером.

Родился он в буквальном смысле на… хабаровском стадионе «Динамо», где тогда проживала семья Коберских. По воспоминаниям Виталия Мирославовича, его маму не успели даже увезти в родильный дом.

В общем, на роду Коберскому было написано — быть футболистом. Тем более и предпосылки для этого имелись: отец Виталия, Мирослав Юлианович, в прошлом известный игрок киевского «Динамо», в смутные времена оказался сослан на Дальний Восток.

Теперь уже никто не узнает, как бы сложилась судьба Коберского-старшего, если бы он остался тогда на Украине. Не исключено, что он мог быть среди участников так называемого матча смерти, состоявшегося в оккупированном Киеве в 1942-м.

Но так вышло, что Великую Отечественную Мирослав Юлианович встретил в Хабаровске. Служил в армии в Хабаровске, при этом играл и тренировал местное «Динамо». У «бело-голубых» тогда была серьезная опора — шефом команды считался сам Сергей Гоглидзе, известный сподвижник Лаврентия Берии.

— Хабаровское «Динамо» в то время представляло серьезную силу, — вспоминал позже Виталий Мирославович. — Возглавлял клуб мой отец, а помогал ему знаменитый Николай Петрович Старостин, заслуженный мастер спорта, легенда московского «Спартака», который тоже не по своей воле оказался тогда на Дальнем Востоке. В 1947 году их тренерский дуэт привел к значительному успеху: динамовцы в Москве в финальном матче Кубка РСФСР среди КФК одолели сталинградский «Трактор» — 2:0. Спустя два года футбольная судьба отца сложилась так, что он был откомандирован в Ульяновск, и мы всей семьей перебрались в этот город. В наш дом постоянно заходили известные персоны, с утра до вечера велись соответствующие разговоры. Я пропитывался футбольно-хоккейной тематикой, ведь раньше футболисты и хоккеисты были одной семьей. Не скажу, что детство мое было очень тяжелое, но в то же время прекрасно помню очереди, в которых у меня на руке писали химическим карандашом номера. В пять утра каждый день я вставал в очередь за хлебом или крупой.

В конце 1952 года Коберского-старшего опять направили в Хабаровск, пообещали дать квартиру. Десять суток на перекладных семья добиралась туда, надеясь въехать наконец-то в комфортное жилье. Однако смерть Сталина внесла свои коррективы — динамовских покровителей Берию и Гоглидзе расстреляли… Квартирный вопрос был отложен.

— В 1959 году нам все-таки дали хорошую квартиру на окраине Хабаровска — в поселке имени Горького, — продолжает Виталий Мирославович. — Директор местного завода, фанат футбола Григорий Резников вместе с папой решил построить в этом районе стадион, организовать команду. Именно там и началась моя футбольно-хоккейная жизнь: летом — футбол, зимой — хоккей с мячом. В 15 лет я уже играл за взрослую команду. Мы участвовали в чемпионате края, затем лучших ребят приглашали в СКА.

Из Хабаровска – в минское «Динамо»

В 1963 году юношеская армейская дружина, в составе которой был и Виталий Коберский, дошла до финального турнира первенства СССР среди сверстников. Соперники у хабаровчан (финальная «пулька» проходила во Львове) оказались серьезные — динамовцы Киева, Москвы и Тбилиси, столичные торпедовцы, «Нефтчи» из Баку.

Играли юноши СКА против таких будущих знаменитостей, как Анатолий Бышовец, Владимир Мунтян, Кахи Асатиани… Для Коберского и его партнеров участие в таком турнире стало хорошей школой.

Не случайно уже в следующем сезоне Виталий дебютировал в армейской команде мастеров, которая тогда выступала еще в первенстве СССР в классе «Б». Восемнадцатилетний футболист (а в клубе тогда, к слову, играл и старший брат Виталия Вячеслав) вышел на поле в тринадцати матчах. А уже в 1966 году Коберский оказывается в высшей лиге советского футбола: его пригласили в минское «Динамо», где он «протрубил» пять сезонов.

— Минчан в ту пору тренировал Александр Севидов, — говорил потом Коберский. — Команда у нас подобралась дружная. Игроки были очень техничные, подвижные, работоспособные, поэтому порой «возили» соперников буквально до тошноты. Среди моих партнеров был и впоследствии известный тренер Эдуард Малофеев.

За динамовцев из столицы Белоруссии Виталий провел в общей сложности 113 матчей и забил 15 мячей. Далее в его карьере значились харьковский «Металлист» и «Спартак» из Семипалатинска. Но тоска по родине все же, очевидно, сказалась, и Коберский вернулся в Хабаровск.

СКА, Будапешт, «Луч»

Многое, естественно, изменилось за эти годы в родной команде. Армейцы к тому времени даже успели в первой лиге немного поиграть. Тренировал команду теперь Борис Семенов, которого Коберский застал еще игроком.

В коллективе появилось много молодежи, которая со временем заявит о себе в полный голос — Александр Колповский, Владимир Крымский, Геннадий Рютин, Владимир Бычек…

Виталию Коберскому в ту пору исполнилось 27 лет — самый, что называется, расцвет сил. В сезоне-1973 он забил шесть мячей (особенно форварду удался поединок с омским «Иртышом», в котором Виталий отметился хет-триком). Спустя год повторил этот результат. Именно тогда в семье Виталия Мирославовича родился сын Денис, который со временем тоже продолжит семейную династию.

Что же касается Виталия Коберского… За СКА он сыграл два сезона, а потом отправился в Будапешт, где шесть лет выступал за команду «Матьяш Фельд». За этот клуб играли и другие советские футболисты, в том числе Борис Копейкин и Александр Кузнецов.

Тренерскую же карьеру Коберский начал в 35-летнем возрасте во владивостокском «Луче», который всегда считался для хабаровчан самым принципиальным соперником. Причем назначение для него самого было неожиданным.

— Как-то я гостил у тещи во Владивостоке, — рассказывал Виталий Мирославович. — Там меня нашли друзья и сообщили, что моей персоной интересуются в крайспорткомитете. В «Луче» в ту пору работал олимпийский чемпион Борис Татушин, но команда играла неудачно, и мне поступило предложение возглавить приморцев.

Вот так Коберский и стал тренером. В качестве наставника «Луча» в общей сложности проработал десять сезонов, немало лет пробыл в должности начальника команды. Именно Виталий Мирославович пригласил во Владивосток известного специалиста Льва Бурчалкина, которому удалось по итогам сезона-1992 вывести «Луч» в высшую лигу чемпионата России.

В те годы, надо признать, дела у приморцев шли значительно лучше, чем у соседей-хабаровчан. И во многом благодаря Коберскому в «Луче» в лихие 1990-е появились ведущие игроки СКА — Олег Скоркин, Игорь Протасов, Илья Макиенко, Юрий Шпирюк, Олег Лаврух…

Однако недолго музыка играла. В сезоне-1997 — последнем для Виталия Мирославовича в качестве наставника приморцев — клуб едва сводил концы с концами и в итоге вылетел во вторую лигу. А вскоре трагически погибла жена Коберского.

После этого он покинул Владивосток и уехал к другу в Орел, где возглавил местную команду. Но там Виталий Мирославович продержался всего два года. Потом были Ижевск, Ставрополь, Славянск-на-Кубани…

Впрочем, со временем жизнь наладилась. У Коберского появилась новая семья, а затем и интересная работа. Он перебрался в Краснодар, где и живет до сих пор. Но о родном Хабаровске, конечно, вспоминает.

Владислав Махов

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.