Кто откопал подводные камни «Хехцира»?

Возвращаясь к напечатанному

Гость редакции — Сергей Назарович Гришин, директор Центра инновационных технологий г. Хабаровска

(см. «МД ХХI век», № 30, 22 июля 2020 г., «Где зарыты подводные камни «Хехцира»?)

— Не прошло и двух месяцев после нашего с вами разговора о том, почему застопорилось строительство большого многофункционального спортивного центра «Хехцир». Вы называли уйму искусственно созданных вам препятствий, которые, казалось, не преодолеть. Сейчас лед тронулся? Почему вдруг так быстро?

— Было несколько совещаний, где врио губернатора знакомили с перспективными, но проблемными проектами, требующими решения. Потом был визит мэра города Сергея Анатольевича Кравчука к Михаилу Владимировичу Дегтяреву с конкретной информацией по проекту «Хехцир». И он дал команду запустить его в работу. А на днях в правительстве края прошло совещание со всеми участниками, где определялась концепция его развития и взаимодействия. Ведь полтора года назад были громкие заявления на всю страну, что большому проекту «Хехцир» не быть. А сейчас можно говорить: он будет.

На совещании говорилось о том, чтобы сразу начинать реализацию большого проекта на 360 гектарах. Я высказал свою позицию: разделить работу на два этапа, как и планировалось изначально. Мои аргументы: людям сегодня перспектива создания многофункционального спортивного центра понятна и интересна, но он будет через пять-шесть лет. Это долго. Народ желает кататься на горнолыжных трассах завтра. И в моем представлении приоритетным должен стать именно первый этап — лыжные трассы. А параллельно реализовывать второй этап — большой проект.

— Что вы должны сделать на первом этапе?

— У нас есть участок в 20,4 гектара, на котором расположен горнолыжный комплекс, мы должны его запустить. То есть за свои деньги должны горнолыжные спуски привести в нормативное состояние. Для этого я встречался с коллегами из «Холдоми», которым благодарен за предостережения от возможных ошибок.

Сергей Назарович Гришин

— Например.

— Например, при формировании лыжной трассы скальные породы можно обойти, но наткнуться на выход воды из-под скал, где будет сплошная наледь, где будут падать лыжники. Они подсказали, как в таких случаях делать дренаж. Еще: как сделать более покатыми спуски для нормального торможения. Для меня было удивительным, что они для выравнивания скальных участков применяли не бульдозер, а виброкаток, который дробил камни. То есть они поделились опытом исправления своих ошибок. 

— И когда вы планируете запустить лыжные трассы?

— К следующей зиме.

— За год это реально?

— Реально. Потому что у нас есть зарезервированные 300 миллионов рублей.

— Что еще входит в первый этап?

— Будем устанавливать новую систему искусственного оснежения. Для этого мы купилимощную снеговую пушку. Но пушке нужна вода. Представляете, надо поднять трубопровод  длиной 1,2 километра на высоту 380 метров?! Причем чугунные трубы уложить на глубину в два с половиной метра в скалах.

— Когда это будет сделано?

— Планируем на весну–лето следующего года. Но траншеи мы планируем копать нынче зимой.

— Это все?

— Нет, еще предстоит покупка и монтаж подъемников. Мне довелось познакомиться со специалистами из сочинской «Красной поляны» и посмотреть как сделано там. Мы рассматривали варианты восстановления старых бугельных подъемников или приобретения двух- или четырехкресельных. Остановились на последних — они комфортнее, обеспечат хорошую пропускную способность, не будет очередей. К весне следующего года мы их уже привезем в Хабаровск.

— Получается, что все в будущем, а в ближайшем?

— Мы на днях получили ретрак — это снегоуплотнитель, купленный еще в прошлом году. Он предназначен для планировки лыжных трасс.

— В прошлой беседе вы рассказывали, что ничего из всего запланированного не получается — волокита, отказы, бюрократизм; что ЦИТ намерен идти в суды.

— На удивление, с властью Хабаровского района не просто пошло, а помчалось взаимопонимание. Все наши обращения наконец-то направлены в соответствующие структуры. Договорились даже с дорогой, которая была ничья: оформляем ее в аренду. То есть сейчас уже пошла работа. Все, наконец, поняли, что работать с этим проектом можно и нужно.

— Что вы предлагаете правительству края?

— Мы должны реализовать первый этап, и на нем сосредоточим и финансовые, и административные ресурсы, и производственные мощности, которые у нас есть. Очень важно отметить, что нам нужно первый этап запустить. Потому что прозвучало мнение, дескать, это забота города, а краевой власти она не касается. Я думаю, это касается всех. Потому что второй этап реализовывать легче и проще, когда покажешь сделанное на первом, чтобы большой проект в дальнейшем развивать совместно с федеральной властью, участвуя как в спортивных программах, так и в культурных.

— Не опоздаем с включением в эти программы?

— Нет, все своевременно. Президент Путин уже не раз говорил о необходимости активнее развивать внутренний туризм. Российское Минкультуры разработало и сейчас согласовывает программу по этому направлению, но в нее еще можно вносить предложения. Было бы хорошо, если бы Хабаровский край внес свои предложения не только в культурные, но и в спортивные программы, и в свете последних событий они были бы услышаны. Это очень важно, поскольку по таким программам идет финансирование из федерального бюджета, о чем, кстати, была договоренность в первоначальной концепции.

— Напомните предполагаемую стоимость большого многофункционального спортивного комплекса.

— Окончательной цены нет, но разработчики концепции называли цифры от 3,5 до 12 миллиардов рублей. Для нашего края это большие деньги, за которые можно построить качественные современные объекты. Краевая власть в рамках «дорожной карты» будет работать с федеральными структурами — Минспорта, Минкультуры, с крупными инвесторами. Мы предлагаем сделать оператором всей этой работы некую краевую структуру, чтобы разделить государственные и коммерческие задачи.

— Вы что имеете в виду?

— Государственная задача — это спорт высших достижений, это тренировки и соревнования на будущей базе «Хехцир». А коммерческие — это отдых, занятия спортом, культурные мероприятия и прочее для местного населения и приезжих туристов.

— Есть опасения, что строительство большого комплекса может нанести вред экологии Хехцира?

— В свое время я говорил об этом с депутатами Хабаровского района. Если здесь придется частично рубить лес, то реликтовых деревьев попадет под топор минимум. Основная часть, где предполагается расположить спортивные объекты, находится внизу горного массива, где произрастают малоценные породы деревьев и кустарников. Если вопрос в компенсации, то посадим хоть кедры, хоть что-то еще там, где укажут специалисты. Найдем компромисс. Никто не будет рубить деревья, которые украшают эту местность. Понимаете, это же проект создания местности, привлекающей людей на отдых своей естественной девственной красотой.

— То есть экологический баланс не нарушится?

— Не нарушится. В этом месте путей миграции зверей и птиц нет, они находятся на удалении от будущего комплекса.                               

— Какие предполагаются сроки реализации второго этапа?

— Разработанная первоначально «дорожная карта» будет сейчас актуализирована. На очередном совещании каждый участник проекта внесет предложения вместе со сроками исполнения. Какие вопросы есть у нас? Хотелось бы более подробно обсудить формат нашего взаимодействия с правительством края. Потому что если пойдут финансовые расходы, то откуда придет компенсация? Я говорю с точки зрения бизнеса. Допустим, пришел инвестор, вложил деньги, чтобы Хабаровский край получил такой грандиозный спортивно-культурный комплекс. А с чего он будет зарабатывать до того, как комплекс заработает на полную мощность? Замороженные деньги (вложенные в проектирование, в изыскательские работы) — это как некий социальный вклад десятков миллионов рублей. Этот формат следует обсудить: какие возможны преимущества, преференции, льготы?

— Быть может, есть смысл включить комплекс «Хехцир» в зону ТОСЭР «Хабаровск»?

— Мы подготовили варианты решений. Первый: город вкладывает деньги, а взамен получает земельные участки. Но правительство края не может сейчас дать землю, так как у него ее нет. Это земли лесного фонда. Процедура перевода земель лесного фонда в земли рекреации — прерогатива федеральной власти. Это долгая песня, займет года три, не меньше. Второй вариант: комплекс включить в ТОСЭР. Этот вариант сейчас и рассматривается. В любом случае решение будет за губернатором. Но в рамках ТОСЭР вопрос можно решить за год, причем и с землей тоже, поскольку там более быстрый механизм.

— Так все-таки: кто откопал подводные камни «Хехцира»?

— Здравый смысл. Здравый смысл у людей в нынешнем краевом правительстве, которые принимают решения. Потому что этот грандиозный объект нужен людям, нужен городу, нужен краю. Потому что важно возвести очередной объект, которым можно будет гордиться.

Раиса Целобанова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.