В режиме ограниченных возможностей

Как познаются друзья во время пандемии

Сегодня проснулась от запаха хлорки. И это оказалось очень приятно. Кто-то неведомый провел в подъезде дезинфекцию — может, сосед по пути на службу, а может, и управляйка. В субботу тоже брызгали, пахло как в приемном покое. И «покой» здесь — ключевое слово. Запах вызывает чувство защищенности.

Как и маска. Надел и всё — «я в домике». Помощи от масок, говорят, как от козла молока, но почему же тогда врачи всегда ходят в масках? «У вируса нет крылышек, — рассказывает мне свою версию бывший эпидемиолог. — Он летает либо на пылинках, либо на капельках. А маски и респираторы защищают и от аэрозольного, и от пылевого загрязнения». Кажется, в этих рассуждениях есть логика.

Но, оказывается, чтобы носить маску, тоже нужно побороться с собой. Первый раз — как будто действительно первый, как голым вышел. И люди шарахаются.

Но, может, последнее и неплохо. Объявленную неделю ограниченных возможностей не все принимают всерьез.

Невольно стала обращать внимание на стариков. Их много, они все куда-то бредут. Без масок, без перчаток. Без масок и перчаток встречаются и продавцы, и аптекари. Не знаю, как обстоит дело в салонах красоты, но знаю точно – отдельные работали еще в выходные. Дети веселились на спортивных площадках, взрослые нашли повод поесть шашлыков на свежем воздухе.

— Вы верите в то, что есть коронавирус? – вдруг спрашивает один знакомый врач.

Конечно, он имеет в виду не отсутствие вируса как такового, а преувеличенную опасность. Не знаю, не знаю, новости сегодня – как сводки с фронтов.

31 марта. «В Москве и Подмосковье власти ввели режим повсеместной самоизоляции. Людям запрещено выходить из дома, за исключением случаев крайней необходимости», — сообщает РБК. Можно ходить за продуктами, лекарствами, выносить мусор, выгуливать собаку. Нужно соблюдать дистанцию.

«Знакомые отказались встретить меня в аэропорту», — жалуется одна девушка. 31 марта она прилетела из Москвы, где введен режим повсеместной изоляции. До Москвы девушка отдыхала в Таиланде. Теперь расстраивается: «Вот так познаются друзья», и раздумывает — сообщать ли на работе о том, где проводила отпуск.

«Вот так познаются друзья», — повторяю за ней, намекая на то, что пока краевая статистика показывает завезенные случаи инфекции, и неплохо было бы поберечь если уж не себя, то окружающих.

— Как вы решились на поездку в такое время? – спрашиваю уже другую хабаровчанку. В конце прошлой недели она вернулась из Таиланда.

— Полетели без всякой задней мысли, думали – выдумки все. Потом уже, когда мы там отдыхали, издали закон не пускать без справок и страховки в 100 тысяч долларов. Наши знакомые не смогли прилететь, откуда такие деньги?

— Сколько человек возвращалось вместе с вами?

— В самолете было 484.

— Было похоже, что кто-то привезет к нам коронавирус?

— Нет, никто не чихал, не кашлял. Никто не сидел в масках, бортпроводники тоже масок не надевали. А вот из Вьетнама, рассказывали, всех забирали в масках.

— Ну и что толку от тех масок, — рассказывает уже другая путешественница по Юго-Восточной Азии. — Стояли мы в них в аэропорту: жара, пот, дети руками под маски лазают. Сели в самолет, он, кстати, был битком набит. Принесли еду. Все маски сняли — есть начали.

— Встречали нас по всем правилам, — еще один рассказ о прибытии «эшелона тайцев», — выдали анкеты, которые мы заполнили, выдали уведомления — две недели сидеть дома на карантине, проверили температуру, все встречающие служащие — в защитных одеждах. Но получили мы багаж, вышли из здания аэропорта… а добираться-то домой как? Общественным транспортом или такси. Мы такси заказали.

А вот так решали вопрос в другом дальневосточном регионе, да и не только в нем: «По прилете в Южно-Сахалинск пассажирам с помощью тепловизора измерили температуру, потом стали выпускать по десять человек. В автобусе взяли мазок, затем — пограничный контроль, анкеты, предписания, подписи… Проверили горло, посадили в автобусы и отвезли в санаторий», — рассказывает «Сахалининформ».

К обсервации люди отнеслись по-разному, кто бунтовал, кто подчинялся. Может, обсервация, когда потенциальная опасность концентрируется, и не очень привлекательна для тех, кто попал в нее. Но тем, кто не летал, не отдыхал, «не привлекался» — все же спокойней. И поговорка о любителях кататься и саночках, тоже кстати.

В последние дни в Хабаровск из стран Юго-Восточной Азии прибыло более 1,7 тысячи человек, многие из них – жители города.

— Раз вы дома, значит, тест у вас отрицательный? – спрашиваю находящихся в самоизоляции путешественников.

— Пока неизвестно, мазок взяли только на 10 день, ждем результатов. Врач из поликлиники пришла к нам через три дня после прибытия — ни перчаток, ни маски на ней. «Не боитесь?» — спрашиваем. «Я ничего не боюсь», — говорит. Врач выдала нам записки о том, что мы уведомлены об уголовной ответственности за нарушение карантина и что согласны на выдачу электронного больничного, осмотр не проводила, дала свой номер сотового, сказала: «Ждите – придут». Сейчас ждем результата.

— Оформить больничный – несложная процедура?

— Сначала мы зашли на сайт ФСС. Там требовались сканы полетных документов. Сканера дома нет. Хотели оформить через сайт Госуслуг, но там требуется полная регистрация, документы высылают почтой через две (!) недели. Позвонила в поликлинику. Там сказали, что больничный открыли, назвали мне номер больничного листа. С момента прилета прошло 5 дней. По правилам в течение недели мне должны были оплатить половину суммы. На самом деле это оказалось технически невозможным. И, кстати, электронный больничный не прошел в программе 1С.

Пока я пишу этот материал, пришло сообщение, что «городской оперативный штаб по коронавирусу принял решение привлечь сотрудников полиции и дружинников к профилактическим рейдам по улицам Хабаровска, чтобы разъяснять гражданам необходимость соблюдать режим самоизоляции».

Мы настолько раскайфованы, что даже когда жизням грозит опасность, не можем некоторое время побыть дисциплинированными? Хочется сравнивать с непуганными идиотами, но ведь мы – другие?

Ирина Северцева

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.