В каких условиях сидят террористы и маньяки в Хабаровском крае?

Казнь, растянутая на десятилетия

В колонии «Снежинка» отбывают наказание самые опасные преступники. Многие смирились с тем, что никогда отсюда не выйдут

Популярная культура навязала нам свой образ маньяков и прочих страшных преступников. Они либо угрюмые мясники с налитыми кровью глазами, либо неврастенические, вечно хихикающие особы. В реальности многие душегубы харизматичны, общительны и дружелюбны. И внешность их обычна. Даже обычнее, чем у большинства людей.

Располагая подобным багажом знаний, я отправился в колонию для пожизненно заключенных «Снежинка» (поселок Эльбан, Амурский район). И с самого начала меня не покидало чувство удивления. Культурные, вежливые и приятные в общении люди даже отдаленно не напоминали террористов, главарей банд и насильников. Ни тюремного жаргона, ни блатной интонации, ни вызывающего поведения…

Зло банально. Но все же странно звучали вопросы вроде «раскаиваетесь ли вы в том, что убили семерых человек?». Ведь по ту сторону решетки – скромный дедушка с добрым взглядом. Он должен рассказывать внуку сказку на ночь, а конвоиры и решетки, наверное, не более чем сон.

«Здесь гуманно»

 «Снежинка» – единственное на Дальнем Востоке учреждение для пожизненно осужденных. И самая новая колония особого режима. Сидят там по евростандартам. Ни один из моих «полосатых» респондентов не жаловался на условия отбытия заключения. «Здесь гуманно», «здесь есть водопровод», «недовольны только те, кто не сидел в «Черном дельфине» — вот такие звучали реплики.

«Черный дельфин», «Белый лебедь» или «Мордовская зона» — по меркам арестантов страшные тюрьмы. Там камеры проверяют каждые пятнадцать минут. При переходе в другой корпус осужденным завязывают глаза, ведут их в полусогнутой позе, с растопыренными пальцами, в наручниках. Каждого сопровождают минимум трое конвоиров с собакой. И прочие ужасы. Зло тоже хочет гуманного обращения!

Заходим в камеру к Олегу Иконникову. Заправленная постель, стол с жидкокристаллическим телевизором, полка с гигиеническими принадлежностями, умывальник с зеркалом. За перегородкой – унитаз. Ни дать ни взять скромный номер скромного отеля.

Портят впечатление лишь железная дверь и решетки. Одна на лампе, другая, высотой от пола до потолка, перегораживает на некотором расстоянии путь к окну. Специальным приспособлением можно открыть форточку (если, например, жарко).

Иконников вместе со своим братом Эдуардом в начале 90-х годов создал в Чите банду. Сначала занимались грабежами, потом разбоями и убийствами. На кровавом счету — шесть трупов, включая двух сотрудников милиции.

И до того не чуждый криминала Олег рассказывает, что окончательно на скользкий путь его заставила встать нужда. Сын, мол, как-то спросил:  «А почему суп без мяса?». Родитель устыдился, тут и понесла его нелегкая. По иронии судьбы, не отпрыск, а отец теперь каждый день ест мясо. Но об этом чуть позже.

Преступление и раскаяние

Олег и Эдуард Иконниковы были приговорены к расстрелу. Однако попали под мораторий. Эдуарду повезло – после обжалования срок ему уменьшили до пятнадцати лет. В 2008 году он вышел, женился, завел детей и стал заниматься музыкой. Даже выпустил несколько клипов и компакт-диск.

Олег Иконников показывает свою камеру

Олег на пожизненном уже 28 лет. Общий стаж заключения – на десятку больше. В колонии мой собеседник женился. Как и брат, он обнаружил в себе творческие способности. Написал и опубликовал книгу о криминале «Большая медведица». Я нашел ее в Интернете и пробежал глазами. Не понравилось.

Находясь в камере смертников, Иконников обрел Бога. Говорит, что раскаялся в преступлениях.

«При СССР все были против Бога, — считает бывший главарь банды. — Я тоже был атеистом. И когда я понял, что я не более чем высокоразвитая обезьяна, тогда и начал жить по закону джунглей. Так в клетку и попал».

Олег много философствует и рассуждает. Он интересуется, что происходит в мире, делает выводы. Респондент недоволен наплывом мигрантов в Европу и очень уважает Путина.

«Я считаю, что наказание должно быть адекватно совершенному преступлению. Смертная казнь лучше и справедливее».

Иконников искренен или просто хочет создать благоприятный образ, чтобы он помог ему когда-нибудь выйти на свободу? Ответа никто не знает.

Из жизни еды

В «Снежинке» отбывают наказание около 350 заключенных. Имеется хозотряд и обслуга – примерно тридцать человек. Тоже осужденные, но за более мягкие преступления. Нам такие встретились в ходе посещения кухонного блока. Столовой в колонии нет, еду развозят прямо по камерам.

Мы осматриваем подсобные помещения. В одном хранится хлеб, в другом готовят горячее. Сегодня меню состоит из ячневой каши, супа с макаронами на говяжьем бульоне, салата с капустой, чая с сахаром, солянки, жареной наваги. Заведующая блоком подробно, как в образцовом детсаду, рассказывает о рационе, положенном для заключенных. Посетители невольно сглатывают слюну.

Кухонный блок

«Каждый день рыба или мясо», — говорит сотрудница «Снежинки», как мне показалось, с некоторой гордостью.

Зло должно хорошо кушать. Конечно, раз закон велит соблюдать права осужденных, не будешь же их морить голодом. Однако мне приходит на ум иная мысль. От нормального питания не умирают. Значит, будут арестанты долго жить да любоваться небом в клеточку. А ведь неоднократно я слышал от «полосатых», что пожизненное заключение – это казнь, растянутая на десятилетия. Получается, чем дольше они живут, тем больше мучаются, сполна познавая то наказание, что им отмеряно.

Отдушина

На территории колонии особого режима имеется свое швейное и деревообрабатывающее производство. Сергей Рыбаков (имя и фамилия изменены) шьет в рабочей камере полотенца.

«Когда работаешь, появляется смысл», — лаконично объясняет он.

Рыбаков в течение полутора месяцев убил ради наживы пятерых человек. С 2000 по 2019 год он отбывал наказание в «Черном дельфине». Говорит, что уже давно переосмыслил содеянное. В 2003 году он принял ислам. До этого читал и Библию, и Коран, но только в священной книге мусульман нашел ответы на волнующие его вопросы.

Ну и работа вносит хоть какое-то разнообразие в серый быт. Кого направляют на производство? В первую очередь тех, кто отрабатывает возложенные на них судом денежные иски. Еще смотрят квалификацию. Четверть от заработанного оставляют осужденному. Финансы можно потратить в тюремном магазине.

«Работа для них – это отдушина», — поясняет сотрудник колонии Сергей Тарасов.

Николай Алексеев (имя и фамилия изменены) тоже работает в швейном цехе. Даже имеет два поощрения. Он вместе со своим братом, как вышеупомянутые Иконниковы, организовал ОПГ. Убили семерых человек. Обоих родственников приговорили к пожизненному заключению.

Продукция иконописной мастерской

«Я не был лидером ОПГ, но суд признал меня таковым», — сказал Николай Алексеев.

Он ходатайствовал о переселении брата в его камеру. Руководство колонии пошло навстречу. Алексееву 51 год. Именно его я назвал в начале статьи добрым дедушкой. И ему же принадлежат слова о наглости заключенных, которые недовольны условиями содержания в «Снежинке» только потому, что не познали более строгую тюрьму.

В художественной мастерской мы встречаем сразу трех заключенных – Илью Тихомирова, Михаила Ковалева и Ивана Никонова (имена и фамилии последних двух изменены). О Тихомирове мы потом поговорим отдельно.

Осужденные пишут иконы. Причем по всем православным канонам. Деяние благословлено церковью, а готовые образы побеждают даже на федеральных конкурсах. Сейчас троица работает над картиной «Иисус Христос въезжает в Иерусалим».

«Я не сразу стал писать иконы, — рассказывает Михаил Ковалев. — Была сначала попытка, но я почувствовал себя не настолько чистым, чтобы этим заняться. Только со второго раза у меня получилось».

Ковалев получил срок за бандитизм и два заказных убийства. Никонов знакомился с девушками в кафе, после насиловал их и убивал. Оба немало рассуждают на тему творчества и религии.

У зла есть стандарты?

Когда осужденные прибывают в «Снежинку», они проходят углубленную диагностику у психолога. С помощью тестов выявляется уровень агрессивности, контактности, другие личностные характеристики. У новичка спрашивают, с кем бы он не хотел сидеть в одной камере.

Пост охраны

Приверженцев одной конфессии лучше не разлучать. Националисты в основной массе не любят представителей тех или иных народностей. Педофилов ненавидят почти все. Даже у зла есть стандарты!

 «Психологу лучше не знать на первичном ознакомлении о преступлениях прибывающих, — говорит психолог колонии «Снежинка» Дина Запорожец. — Потом, конечно, читаешь личные дела, и волосы на голове шевелятся. Но наша задача – не допустить конфликтных ситуаций. Соседи по камере порой настолько сильно надоедают друг другу, что катализатором конфликта может стать храп или чавканье соседа. При назревании таких ситуаций осужденных могут развести по разным камерам».

Большинство осужденных понимают, что никогда не выйдут на свободу. Сюда они приезжают смирившимися со своей судьбой. Однако мизер надежды все же остается. По словам Дины Запорожец, заключенные читают много книг по психологии и юриспруденции, получают образование, набираются знаний, анализируют факты (вот и ответ на вопрос: почему душегубы так не похожи на душегубов?).

Они грамотно ведут себя в суде, чтобы переквалифицировать обвинение на более легкое. Иногда подобное удается – случаи уже были. А вот выйти условно-досрочно пока ни у одного пожизненника не получилось.

Зомби в робе

Илья Тихомиров производит впечатление умного человека. Мысли, речь, жесты – ему бы ораторствовать на трибуне, а не сидеть за решеткой.

«Если б я понимал, на что иду, я бы на это не пошел», — говорит он.

Илья состоял в радикальной националистической организации, которая решила «бороться» с иммигрантами путем их уничтожения. Скинхеды изготовили бомбу и принесли ее на Черкизовский рынок в Москве. Погибло 14 человек (включая двоих детей), 61 получил ранения. Среди жертв теракта шестеро граждан Таджикистана, три гражданина Узбекистана, гражданка Белоруссии, гражданин Китая и двое российских граждан.

Илья Тихомиров

Четверых членов организации приговорили к пожизненному заключению. Тихомиров сел, когда ему было всего 19 лет. Сейчас ему 34.

«В том состоянии мышления, в котором находился тогда, я считал этот поступок правильным. Это отчасти зомбирование – все эти группы, в одной из которых я тогда состоял, основаны на одних и тех же принципах. Когда люди подвергаются влиянию, потом подвергают влиянию других. Это замкнутый круг, среда, которая сама себя поддерживает, сама себе формирует в негативном ключе».

Респондент считает, что подвергся дурному влиянию после того, как стал заниматься в детско-юношеском центре.

«Тренер Николай Королев (руководитель националистической организации, приговорен к пожизненному заключению. – Авт.) вел активную работу с детьми. Он устраивал спортивные летние лагеря с выездом. На этом фоне незаметно меняется полярность в голове, меняется понятие добра и зла, искажается восприятие реальности и мира… Человек, который делает страшные вещи, сам не осознает, что это страшно».

Хотя доводы Тихомирова в целом понятны, я все же не могу отделаться от впечатления показного раскаяния. Ведь невозможно не понять, что бомбы делают отнюдь не для фейерверка, а при теракте всегда гибнут не только те, кого ты нарек врагом. Кстати, Илья, как и некоторые молодые осужденные, надеется когда-нибудь выйти на свободу.

«Я, безусловно, виноват перед обществом, — говорит мой собеседник. — Мою вину не загладить, но это не мешает тому, чтобы начать жизнь с чистого листа».

Оставь надежду, всяк сюда входящий

Здание «Снежинки» состоит из семи лучей. Корпуса, где содержатся заключенные, сделаны в виде гармошки. Таким образом арестанты не видят окна соседей и не могут установить с ними связь. Тем более, как говорилось выше, проход к окнам изнутри перекрыт решетками. Сотрудники тюрьмы каждый день простукивают снаружи молотками решетки на первых этажах – проверяют целостность. Водопроводные трубы обвиты колючей проволокой.

Внутри здания на каждом из этажей расположен пост охраны с мониторами. Видеокамеры стоят везде, в том числе в коридорах и прогулочных двориках. Путь к свободе лежит через решетки с электронными замками, а ограждают тюрьму несколько полос препятствий. Покинуть колонию а-ля «Побег из Шоушенка» не получится – в системе канализации тоже имеется несколько решеток.

«Снежинка» для многих станет последним пристанищем. Осужденные нигде, кроме камеры и прогулочного двора, не бывают. Там четыре стены, и там четыре стены (только чуть шире и под открытым небом).

Прогулочный дворик

Да, есть телевизор, один раз в пару недель можно звонить домой. Разрешено несколько свиданий в год (количество зависит от поведения арестанта). Супчик на говяжьем бульоне опять же. Шитье полотенец. Иконы. Книги.

Окно, в которое ничего не увидишь, кроме кусочка неба. Решетки, конвоиры и колючая проволока. Проволока, конвоиры и решетки. И так каждый день. И так будет завтра, послезавтра, через неделю, месяц, год, десятилетие… Смерть – это не наказание. Наказание – это жизнь в каменном гробу. Это просто казнь в рассрочку.

Андрей Канев

 «Я воровал, грабил и убивал. Затем сам схлопотал свинцового шмеля. Из навылет простреленной шеи текла мне под щеку моя черная почему-то кровь. Некоторые преступления я совершал хладнокровно, на других адреналинило. Иногда совесть мучила сознание и душу, иногда нет… Жалел я о прожитом и пролитом, жалел и вот, наконец, пришел тот день, когда мне стало стыдно. Стыдно, что шарил в чужих квартирах в поисках чужого добра. Что я там искал? Решетки и запретки, романтику уголовной жизни? Чушь все это собачья, сон рябой кобылы. Мою уголовную хребтину сломал стыд» — цитата из книги Олега Иконникова «Большая медведица».

В 2018 году появилась информация, что одному пожизненно заключенному удалось выйти по УДО. На самом деле это не так. Анвар Масалимов был в 1992 году осужден за убийство к расстрелу, который заменили на пожизненное заключение. В 2016 году он по отбытии 25 лет заключения вышел на свободу. Основанием для освобождения стал пересмотр приговора после гуманизации уголовных наказаний, что не является условно-досрочным освобождением. По состоянию на апрель 2018 года еще пятерым пожизненникам удалось таким образом освободиться. Впрочем, Масалимов никаких выводов для себя не сделал. В 2019 году он вновь совершил преступление и отправился в места не столь отдаленные на 5 лет.

1 комментарий

  1. Экскурсии молодым родителям в Эльбан и будет меньше желающих»АУЕкать». АУЕкнул-родителей на экскурсию и штраф. Не доходит 15 суток. И т д. Видеомост со школами и прочими учреждениями.Спасибо Андрей за материал хорошо донёс инфу. А ещё лучше находить тех кому удалось откинуться и с ними на воле кино делать. Теряем молодых. Продажных ментов тоже показывать детям. Чиновников разных продажных. Всю многогранность бытия.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.