В Хабаровской городской думе котлеты предпочитают смешивать с мухами

Депутатская кухня

Хабаровские депутаты не дали разрешение на строительство жилья рядом с городскими прудами.

На заседании комитета по городскому хозяйству парламентарии отклонили проект решения департамента архитектуры, строительства и землепользования городской администрации в части внесения изменений в градостроительный регламент зон и генеральный план Хабаровска.

— Главной причиной отказа послужило намерение в угоду отдельному застройщику внести изменения в градостроительный регламент зоны Р-3, а именно включить в условные виды использования зоны строительство жилья различной этажности, — комментировал решение депутатов спикер гордумы Михаил Сидоров.

Депутаты — молодцы? Попробуем разобраться.

Зона Р-3

Градостроительный регламент делит город на зоны. Их очень много, и в пределах каждой разрешен тот или иной вид использования земельных участков и объектов капитального строительства. Р-3 – зона рекреационно-общественная, и само название как бы предполагает, что это место скопления горожан для массового отдыха. В Хабаровске таких зон 19, в двух из них до последнего времени стояли бараки. Но к счастью жителей домов 13 и 15 по ул. Дикопольцева их памятники зари социализма начали сносить. Сколько будет ждать своей очереди микрорайон «Березки», что напротив Ореховой сопки, никому не ведомо. Но отдыхать и расслабляться здесь можно уже сейчас, не забывая, конечно, о социальной дистанции.

Мечты сбываются?

Мне кажется, о нелегком существовании жильцов бараков по ул. Дикопольцева я слышу ровно столько, сколько работаю в «МД», четверть века почти. Центр города, центрее просто не бывает, а в квартирах ни воды, ни канализации, ни отопления. Свет — и тот не везде, потому что проводка старая — дома были построены в конце сороковых. Сколько лет жильцы добивались признания своих домов аварийными и подлежащими сносу!

В 2008-м и вовсе цирк случился – вместе с парком «Динамо» дома были названы «памятником природы краевого значения», стали особо охраняемой территорией. Ну, а на особо охраняемой территории какой снос? Никаких работ производить нельзя. Может, так и жили бы до сих пор в заповеднике. Но в начале 2015-го шанс на новоселье у людей появился. Правительству края и мэрии города удалось достигнуть договоренности о снятии с территории домов статуса памятников. Появилась хотя бы возможность рассматривать вопросы сноса и расселения. «Хотя бы», потому что для таких дел еще и деньги нужны.

Требуется инвестор

— В 2016 году мы взяли этот участок на аукционе, — рассказывает исполнительный директор специализированного застройщика ООО «Дальвостокстрой» Алексей Матвеев. — В течение двух лет должны были утвердить проект планировки территории, провести общественные слушания, расселить людей.

К расселению приступили в 2019-м. Постарались, чтобы зимой люди сумели переехать в благоустроенное жилье, не мерзли в холода. Помимо центрального отопления, горячей воды и крепкой крыши над головой люди получили и увеличение жилой площади.

— По закону если человек имеет комнату 10 или 12 квадратных метров, при расселении мы ему обязаны дать не менее, — рассказывает Алексей Матвеев. — Но в Хабаровске комнат по 12 квадратов нет. Больше скажу, комнат в 20 квадратов, подходящих под передачу городу, тоже нет. Правила строгие, поселить людей в муниципальное жилье не просто, в нем не должно быть незаконного переустройства, юридических закавык, жилищные условия должны одобрить Роспотребнадзор и пожарная инспекция. Но мы нашли варианты расселения в 100 процентах случаев.

Скажу честно, на момент участия в аукционе мы еще не понимали общую цену вопроса расселения и подключения к этому участку коммуникаций. За несколько лет цены на недвижимость и энергоносители выросли в разы. В итоге расселение нам обошлось в сумму около 120 миллионов рублей, техническое присоединение участка «съело» еще около 70 миллионов. Иными словами, с проектными работами мы вышли на цифру, превышающую 200 миллионов рублей.

Коллеги пишут, что несколько лет назад застройщик планировал на месте старых бараков возведение современной 14-этажной гостиницы. В начале прошлого года мэр города упоминал о намерениях компании построить в этом месте жилой дом.

В 2020-м «новость» о возможном строительстве на месте развалюх жилого комплекса, по версии городских депутатов, вызвала бурную реакцию у горожан. Хотя речь на общественных слушаниях шла совсем о другом.

Слушания состоялись в январе. На них, в том числе, рассматривался вопрос о внесении дополнения в градостроительный регламент с учетом законодательства о развитии застроенных территорий. Потому как в нем есть особенности. Именно эти особенности дают возможность людям переселяться из бараков.

«Решение о развитии застроенной территории может быть принято, если на такой территории расположены: многоквартирные дома, признанные в установленном Правительством Российской Федерации порядке аварийными и подлежащими сносу; многоквартирные дома, снос, реконструкция которых планируются на основании муниципальных адресных программ, утвержденных представительным органом местного самоуправления», — говорится в ч. 3 ст. 46.1 ГрК РФ. «На застроенной территории, в отношении которой принимается решение о развитии, могут быть расположены помимо объектов, предусмотренных ч. 3 настоящей статьи, объекты…», — продолжает ч. 4.«На застроенной территории, в отношении которой принимается решение о развитии, не могут быть расположены иные объекты капитального строительства, за исключением указанных в ч. 3 и ч. 4», — дополняет часть 5.

Получается, что хабаровский градостроительный регламент наложился на Градостроительный кодекс РФ не самым корректным образом? Поправка здесь видится более чем логичной. Допустим, бараки на Дикопольцева уже расселили, но что делать жителям, к примеру, микрорайона «Березки»? Ждать сумасшедшего инвестора?

— Стоимость расселения колоссальная, окупить расходы, построив одноэтажную гостиницу, нереально. Это финансовая модель векового промежутка. Инвестор должен иметь возможность построить что-то, что позволит окупить затраты, — говорит Алексей Матвеев. — Проект все-таки коммерческий, а не благотворительный.

«Территория, находящаяся вблизи парка, должна, по мнению граждан, принадлежать не отдельной категории, а быть общедоступной, – говорил в интервью коллегам-телевизионщикам спикер гордумы Михаил Сидоров. — На месте бараков компания может построить один из 37 разрешенных видов сооружений, но не жилой дом».

Давайте заглянем в список разрешенного в рекреационно-общественной зоне строительства. Здесь можно возвести сооружения, обеспечивающие поставку воды, тепла и проч., трансформаторные будки, административные здания ЖКХ, дом престарелых или дом ребенка, здание для временного содержания беженцев, здание социальной службы или Пенсионного фонда, медицинское учреждение, школу, детский сад, вуз, храм или иностранное посольство, ветеринарную клинику, торговый или развлекательный центр, банк, войсковую часть или полицейский участок… Даже служебные гаражи можно (вот они, думаю, были бы весьма востребованы). Для рекреации общественности остается совсем немного вариантов: кафе, кино, выставочный зал, музей, спортивная площадка…

— Нам нужно исходить из того, что нужно городу, — отметил на заседании комитета по городскому хозяйству Владимир Васильев, вице-президент Союза архитекторов России.

Что нужно городу?

По данным на конец прошлого года, в Хабаровске — 751 дом с износом более 60 процентов. На такой жилплощади проживает около 5000 семей, то есть более 15000 человек. Для предоставления им жилья требуется площадь более 280 тысяч квадратных метров и около 19 миллиардов рублей на строительство. Готовых квартир для переселенцев более чем недостаточно. Большая проблема с получением средств на расселение. В таких случаях частный инвестор – большая удача.

Строительство нового жилья в городе, конечно же, ведется. Но его темпы надежду на скорое переселение не внушают. Ведь в городе тысячи семей нуждаются в крыше над головой или улучшении жилищных условий.

По итогам 2019 года Хабаровский край занял 79-е место в рейтинге ввода нового жилья — 0,2014 кв. м на человека (РИА «Рейтинг»)! И это притом что в эксплуатацию введено больше, чем планировал департамент архитектуры и строительства администрации города, – 185 тысяч квадратных метров. Одним словом, жилье нужно.

Гостиница? Отелей в городе — несколько десятков, ближайший комплекс – через дорогу, через бульвар – еще один. Однако чемпионаты мира проходят в краевой столице не каждый год. Наберется ли столько гостей? Словом, сомневаюсь в жизненной необходимости гостиницы на ул. Дикопольцева. Как и в строительстве музея, или выставочного зала, или временного убежища для беженцев. Кто захочет это купить, чтобы содержать? Кинотеатр? Что ж, сто кинозалов на одном пятачке – это выход, да. Присоединить зону к парку? Может, сначала справимся с теми территориями, что уже в парке есть? К слову, парк «Динамо» окружен массой непарковых зон – это и жилые дома, и административные здания, и спортивные сооружения, и театр. И каждая такая зона вписывается в общий ландшафт.

— Мы говорим, что какого бы назначения ни было построенное нами здание, оно будет красивое. Им можно будет гордиться. В инфраструктуру включим такие помещения, чтобы отдыхающие в парке могли ими пользоваться. Существует план по развитию парковой территории. Говорят, что нужны кафе, туалеты, спортивные площадки, детские клубы. Но строить в парке ничего нельзя. Мы же эту проблему готовы решить, — говорит Алексей Матвеев.

Предполагаем, что услышать мнение инвестора было верным решением для городских депутатов. Ведь есть еще и другой сценарий. И даже не один. Увидев непривлекательность проекта, инвестор может, что называется, и дверью хлопнуть, потребовать возмещения затрат. В итоге миллионы инвестиций превратятся в долги. Возвращать их придется из бюджета города. Не получится ли так, что в борьбе за мнимую справедливость депутаты больше навредят?

Важное последствие – ухудшение инвестиционного климата в регионе в целом. Ну кому захочется вкладываться в предприятие, опасаясь, что как только ты выполнишь поставленные условия, тебе скажут: «Спасибо, в вашем проекте мы не нуждаемся»? В крае таких примеров становится все больше и больше.

Так чего же боится городская дума? Того, что при таком подходе все 19 хабаровских зон Р-3 можно будет застроить многоэтажками? А разве нельзя обременить изменение условием – «в рамках развития застроенных территорий»? Прокуратура города, кстати, никаких нарушений законодательства в этом не увидела. Но депутатам, видимо, виднее.

Не исключено, что смотрят они гораздо дальше, чем сразу представляется, и уже стоит в очереди новый застройщик, более выгодный народным избранникам. А может, весь сыр-бор – это просто хайп, показательные выступления? Мол, работаем, бьемся ради вас, хабаровчане!

Ирина Северцева

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.