Как хабаровский отряд «Лига Спас» ищет пропавших людей

«Лисы» выходят в полночь

В группе оповещения появилась информация: пропал молодой человек. Он приехал из другого города, никого здесь не знает, жить негде. У него проблемы с опорно-двигательным аппаратом, одет во все черное. На этом данные исчерпываются. Даже фотография размытая и нечеткая. Хабаровский отряд «Лига Спас» созывает своих сторонников и начинает поиск.

Последний раз парня видели на улице Карла Маркса, около пересечения с Выборгской (заходил греться в магазин). Руководитель «Лиги Спаса» определяет район поиска. Группе, в которую я вхожу, достается Выборгская.

Там мы заходим по пути во все заведения. Отель, шиномонтажная мастерская, магазины – везде мы общаемся с продавцами и администраторами, показываем ориентировку, сообщаем приметы. Предупреждаем: если пропавший объявится, пускай звонят на номер 112.

Рождение отряда

«Я все время задаю себе вопрос: почему я решила заняться поисковой деятельностью? — говорит руководитель отряда «Лига Спас» Ольга Щукина. – Наверное, существует много причин. В 2016 году в ЕАО пропала девочка Катя Бачурина. Я внимательно следила за сводками, потому что у одной из моих дочерей был почти такой же возраст, что и у пропавшей. В ориентировке была информация о наборе волонтеров. Я приехала со своей одноклассницей и зятем».

Ольга признается – тогда она понятия не имела, как именно следует искать. Просто собралось множество людей, одни ездили по дорогам, другие осматривали дачи. Катю Бачурину полицейские нашли в тот же день. Ее похитил преступник, когда она шла в школу. К счастью, ребенок оказался жив и здоров.

Пропавшие дети, пожалуй, одна из наиболее волнующих тем для россиян. Многие приходят на помощь, воспринимая чужую беду как свою собственную – «что, если б это случилось с моим ребенком?». И по сей день «Лига Спас» специализируется на поиске наиболее беззащитных членов общества – детей, инвалидов и пожилых граждан.

«Боевым крещением» для отряда стал поиск пропавшей в ЕАО трехлетней Нади Пыжовой. Это произошло летом 2017 года. Волонтеры искали девочку полтора месяца, обыскивали леса и болота, спали в машинах по 4 часа. Эта история, к сожалению, не закончилась хэппи-эндом: тело Нади нашли в октябре того же года случайные люди…

Однако упорство и тяжелые условия сплотили членов будущего отряда. Именно тогда и сформировался костяк.

«Мы поняли, что физически такие поиски «вывозим», однако нам не хватает знаний».

Почти армия

Группа, в которую меня включили, также состоит из Татьяны, Байкера и Гайки. Прозвища (точнее,  позывные) носят наиболее опытные и профессиональные поисковики. Возглавляет группу Гайка. Ей 22 года, работает юристом, в отряде с момента основания.

Несмотря на молодой возраст, ей обязаны подчиняться остальные члены группы, которые в 1,5–2 раза старше. Поиск – это не прогулка по улицам. Это серьезная деятельность, сопряженная с рисками, где легкомысленность или халатность может дорого обойтись как волонтеру, так и пропавшему. Почти армейская структура, иерархия, дисциплина. Только так можно эффективно искать и находить людей. Кто не согласен с такими порядками, долго в отряде не задерживается.

Идя по ул. Выборгской, мы «тормозим» прохожих, показываем ориентировку. Никто пропавшего не видел. Фонариками светим по сторонам, в темные переулки. На середине улицы Гайка останавливает группу.

«Если его никто не видел, значит, дальше здесь искать смысла нет, — говорит волонтер. – Сейчас уже 22:00. Парень наверняка мерзнет, а магазины, чтобы погреться, уже закрыты. Надо искать в подъездах домов».

Алгоритмы, по которым работает «Лига Спас», давно выверены и опробованы. Искать без всякой информации, бездумно прочесывая местность, значит, тратить ресурсы впустую.

Ночью Выборгская темна и полна ужасов

Свои методики есть и у инфогруппы, работающей в социальных сетях. Там организация работы также давно налажена. Изготовление ориентировок, распространение по пабликам, отслеживание откликов, постоянная связь с группой физического поиска и родственниками пропавших – каждый занимается своим делом. Благодаря деятельности инфогруппы удается найти до 80% пропавших.

«Ковка»

«После организации отряда нас включили в Ассоциацию поисковых отрядов Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям, — продолжает Ольга Щукина. – В 2018 году мы поехали на обучение в Липецк. Там находится один из самых сильных отрядов России. В Липецке нам показали, как правильно взаимодействовать с силовыми структурами, как проводить профилактику. Обучение детей безопасности поведения в окружающей среде и Интернете теперь является важным видом деятельности, которую проводит «Лига Спас».

После Липецка стали регулярно проводиться учения, куда приезжали, в том числе, представители Российского университета спецназа. Несколько поисковиков ездили в полевой лагерь в Чечне. «Лисы» (так себя называют члены «Лиги Спаса») учились ориентироваться на местности, находить Полярную звезду, читать карту, пользоваться специальным оборудованием. Постепенно ковалась дисциплина, рос профессионализм, отсеивались наименее подготовленные.

Национальный центр подарил отряду сертификат в размере 200 тысяч рублей. На эти деньги были куплены полевой ноутбук, принтер, рации, подводная камера. «Лига Спас» подписала соглашения о сотрудничестве с МЧС, МВД, Следственным комитетом.

Теперь «лисы» готовы выехать как в городской, так и в лесной поиск радиусом до 100 километров от Хабаровска. Есть волонтеры в Комсомольске-на-Амуре, Ванино, районе имени Лазо, Биробиджане – они прикрывают те населенные пункты, до которых хабаровские добровольцы не смогут оперативно добраться.

Истина где-то рядом

Гайка и Байкер рассказывают интересный случай. Пропал мальчик. Его искали две недели, однако он как сквозь землю провалился. Ни откликов, ни очевидцев – такое бывает крайне редко. Тогда один из волонтеров рискнул обратиться к гадалке.

Колдунья, поделав какие-то пассы руками, горестно заключила: погиб мальчик. Лежит, мол, где-то возле дороги в позе эмбриона. Спустя пару дней нашли пацана. Живого и здорового. Как выяснилось, его приютил у себя сердобольный гражданин (абсолютно нормальный человек). Теперь понятно, почему сотрудники полиции, разыскивающие пропавших или преступников, никогда не обращаются к гадалкам, даже если те и предлагают помощь?

— Сколько ведунья взяла за свои услуги? — спрашиваю.

 — Нисколько.

 — Качественно, недорого, быстро. Выбирайте любые два, — иронично замечает Байкер.

Это был единственный раз, когда добровольцы обращались за помощью к представителю, кхм… типа высших сил.

Мы возвращаемся обратно к точке сбора возле ТЦ «Выборгский». Там нас ждет Ольга Щукина (кстати, позывной у нее Елка). Она со всеми группами держит связь и координирует их действия. Ольга сообщает нам последнюю информацию. Пропавшего молодого человека видели совсем недалеко. Появилась важная примета: у парня вместо шапки синий капюшон.

Руководитель отряда со всеми группами держит связь

Район поиска существенно сужается. Никто не сомневается, что пропавший находится в подъезде одного из домов. Елка перераспределяет отряды. Одни дома поручено обыскивать Гайке, другие – Северу, Шаману и остальным. Направляемся к многоэтажкам…

Кричать не стыдно!

Руководитель ПСО «Лига Спас» дает несколько ценных советов. Дети при возникновении опасности должны кричать. К сожалению, наш менталитет так устроен, что кричать считается постыдным. И это приводит к трагедиям.

Дети никогда и ни к кому не должны садиться в машину. Казалось бы, прописная истина, но был случай, когда потерявшаяся девочка дважды не садилась в автомобиль, где находились мужчины, но села в тот, где помимо мужчины была женщина. С тех пор ребенка никто не видел.

Страдающим деменцией людям бесполезно класть в карманы шпаргалки с координатами. Люди не осознают своей болезни. Они считают, что родственники над ними издеваются, и выкидывают листки. Лучше подарить больному яркую запоминающуюся одежду (например, красную куртку) либо нашить светоотражающие элементы.

Взрослым не следует ходить через пустыри, когда там нет людей, в капюшоне или в наушниках. Если пошли, надо позвонить реальному человеку и вести с ним разговор, предупредить, где именно идете.

«Обучали членов «Лиги Спас» и такому важному навыку, как поведение в опасности, — рассказывает Щукина. – Когда ты видишь, что человек в опасности, нельзя сразу бросаться на помощь. Надо осмотреться – не угрожает ли в первую очередь тебе опасность? Нетренированные люди, как правило, этого не делают».

Случаи бывают разные. Конечно, не всегда волонтеры успевают на помощь. Иногда они находят только труп. Иногда вообще не находят человека, ни живого, ни мертвого. Однако опыт, полученный «лисами», все же позволяет с довольно большой долей вероятности обнаружить человека живым и спасти его.

«Для поиска в лесу важно понимать точку входа. Если не знаем, где именно он находится, мы убьем человеческий ресурс прочесыванием леса. Раньше мы искали по линейным ориентирам – ручьи, берега рек, тропы, дороги. Сейчас более технологичный уровень. Мы заранее загружаем карты и накладываем на них сетку. У всех ребят power-банки, навигаторы. Старший группы получает квадрат, например, 200 на 200 метров, и он его должен прочесать. По трекам видно, как качественно мониторится территория. Все треки сливаются в одну карту, где мы смотрим «белые пятна». Где-то, к примеру, навигатор не работал либо овраг опасный. Тогда группы зайдут именно на тот участок и прочешут его. Ну и логику надо включать».

Последний шаг

Нам на усиление дают бывшего полицейского Олега. Перед тем как обыскивать дом №143, разделяемся: один подъезд мониторят Гайка, Татьяна и я, второй – Байкер и Олег. И так по всем домам.

Поиск пропавшего в подъезде

Заходим в подъезд, поднимаемся на лифте на последний этаж. Потом спускаемся по лестнице, по пути обыскивая каждую площадку. Фонариками просвечиваем недоступные места.

Так мы обошли несколько подъездов. Опросили охранников на местной стоянке. Просветили наружные входы в подвалы домов. Кто-то из волонтеров заметил, что уличный канализационный люк приоткрыт, как будто кто-то туда недавно залезал.

Однако в этот момент нас оповещают по рации – пропавший найден! Он спал в подъезде соседнего дома. Обнаружили его добровольцы Герда и Вадим из группы Шамана. Молодого человека посадили в машину, накормили и напоили. Был вызван наряд полиции, который отвез его в больницу. Позже за парнем приехали родственники. Поиск занял около двух часов.

Было видно, что «лисы» воодушевлены быстрым и благополучным исходом. Но, наверное, не только такие вещи дают волонтерам силы для их деятельности. Помощь тому, кто в ней нуждается, причастность к важному для общества делу, профессионализм и сплоченность – это тот фундамент, на котором и стоит «Лига Спас».

Андрей Канев

Фото автора

Жизненно важные советы. Дети при возникновении опасности должны кричать, никогда и ни к кому не садиться в машину. Страдающим деменцией людям бесполезно класть в карманы шпаргалки с координатами. Лучше подарить больному яркую запоминающуюся одежду (например, красную куртку) либо нашить светоотражающие элементы. Взрослым не следует ходить через пустыри, когда там нет людей, в капюшоне или в наушниках. Если пошли, надо позвонить реальному человеку и вести с ним разговор, предупредить, где именно идете.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.