Хабаровских школьников учат сопереживать инвалидам

Передай добро по кругу

Почувствовать, понять, помочь — в начальных классах хабаровской школы № 68 учились сопереживать

Школа

Урок добра у третьеклассников начинается с молчаливого приветствия: стоящая у доски гостья делает какие-то знаки руками.  Ученики в замешательстве: как ответить?

— Здравствуйте! —  звучит дружно и громко.

— А если человек вас не услышит, — улыбается второй гость, — как поступим? Перейдем на язык жестов.

Ребята машут растопыренными ладошками. Далее, передавая из руки в руки длинноухого розового зайца, знакомимся: имя, любимое животное, любимая еда. О, уже можно объединяться в клуб по интересам, я б, к примеру, выбрала кошатников.  Но образовательная  задача другая, ведь у нас сегодня  — урок добра.

Команда

Визитеры   в классе сегодня особенные, из общественной организации  «АРИДОНС», объединяющей родителей детей-инвалидов.

Елена – сама из числа таких детей. В девять месяцев она потеряла слух после приема лекарств, только 4% звуков пропускает одно ухо. Сегодня – это взрослая, состоявшаяся женщина, юрист, работающая с инвалидами. У Лены есть семья, дети и «общественная нагрузка» — рассказывать обществу о людях с особенностями здоровья. 

Геннадий – увлеченный педагог-психолог и, как он сам себя называет, волонтер по жизни. Сотрудничает с разными некоммерческими организациями, помогая доносить до общественности полезные идеи.

Еще у доски – Ольга, сурдоперводчик, она же фотограф, организатор данных уроков добра.

Школа

— Что такое добро? – спрашивает учеников Геннадий.

— Помогать другому.  Делать хорошие дела, совершать хорошие поступки, — слышатся ответы.

— А разве нужно учиться добру?

— У нас есть уроки нравственности, почти как ваши, — а класс-то, оказывается, морально подготовлен…

И делаем вывод: доброте приходится учиться постоянно, ведь каждый раз жизнь сталкивает нас с новыми ситуациями.  Например, как вести себя с человеком, состояние здоровья которого отличается от твоего?

Команда

В школу № 68 «АРИДОНС»  попала  по программе, которую реализует Центр инновационных технологий.  Впрочем, со школой родители – давние друзья, а вот какое отношение к мероприятиям имеет ЦИТ?

— Сергей Гришин (директор ЦИТ. – Авт.)  рассказал такую историю, — объясняет Вера Переверзева, руководитель организации «АРИДОНС». – Как-то  наблюдал за ситуацией:  инвалидная коляска застряла в ливневке, человек  с трудом выбрался, но стоящие рядом дети не пришли на помощь.  «Почему?» — спросил он у них позже. «Так ведь не просили!» — он услышал ответ.  Личностные проблемы – проблемы всего общества, и Гришин подумал, что неплохо бы детей научить доброте.  От своих сотрудников он узнал, что организация «АРИДОНС» имеет положительный опыт проведения подобных уроков добра, тогда и разыскали нас, — говорит Вера Николаевна. – У нас и опыта больше, и понимания, как надо работать, ведь каждый из нас прочувствовал ситуацию на собственном опыте.  Центр инновационных технологий выделяет средства на развитие нашей уставной деятельности, мы проводим мероприятия — вот как этот урок добра.  Проводят его и люди с инвалидностью, и тренеры, которые прошли обучение в организации РООИ «Перспектива» г. Москвы.

Школа

— Доводилось ли вам встречать людей с инвалидностью? – спрашивает ребят Геннадий.

— В бассейне был мальчик в инвалидном кресле. На рынке встретил человека без ноги. Видела слепую девочку в коляске.  Во дворе встретил девочку, у нее не было одной ноги. У папы есть товарищ, у которого нет пальцев. У меня подруга с плохим зрением… — ученики припоминают случаи.

Ментальная инвалидность, как правило, хуже заметна. А между тем в школе учатся дети с аутизмом.

Команда

Среди гостей сегодня Татьяна Гарбар, директор НКО помощи детям с аутизмом, мама и тьютор. Ее ребенок тоже учится в 68-й, и изначально визит планировался именно в этот класс, но кто-то среди второклашек простудился, не стали рисковать.

— За два года мы сменили четыре школы, — рассказывает Татьяна. – Сначала пошли в малокомплектную частную школу, но я не увидела там специального отношения к своему ребенку, и мы пришли сюда.  Потом проект по ресурсным классам начали реализовывать в краевом центре образования, нам предложили там учиться.  Но, оказалось, что дети с инвалидностью слишком обособлены, не пересекаются с другими учениками.  А социализация очень для них важна. И мы, перебежчики, снова вернулись в 68-ю, — улыбается собеседница, —  здесь атмосфера приятная.

Елена вспоминает свою школу. В обычную, общеобразовательную она перешла в старших классах:

— Мне повезло. Класс был маленький, человек 15-16.  Девочка, с которой сидели за одной партой, стала лучшей подругой и помогала. Повезло с преподавателями, они всегда были готовы меня слушать, если что-то было непонятно.  С остальными детьми практически не общались, но все равно это было лучше, чем в мире глухих.

— А ты про Наташу расскажи, — подсказывает Вера Николаевна. Лена – ее дочь, и их пониманию жизни с инвалидностью чуть меньше, чем полвека.

— А да, была такая, — улыбается Елена, — подожгла мне волосы зажигалкой. Они у меня длинные были, густые.  Но она же потом поняла, что что-то плохое натворила…

Мне кажется или действительно так: когда твои возможности здоровья ограничены, легче прощается?

Школа

Геннадий затевает с классом игру.  Добровольцы прячут за спину рабочую руку. Их задача – справиться с одеванием одной левой.  Вы пробовали надеть кофту или пиджак, когда «главная» рука не работает? Даже в игре понимаешь, насколько это не весело: тонкий трикотаж не натягивается, пуговицы выскальзывают из пальцев, застегнуть молнию сложно даже с помощью зубов! Но люди, вынужденные жить с такой проблемой, умеют приспособиться. Помню, однажды писала о мальчике, который пальцами ног набирал стихи собственного сочинения на печатной машинке. Он победил в литературном конкурсе. А по мне –  так победил значительно раньше, когда стал учиться жить со своим недугом.

Следующая игра – в незрячих и поводырей. Задание, казалось бы, простое – пройти небольшое расстояние по знакомому классу, обогнуть одноклассников, усадить своего подопечного на стул.  Но справляются с ним по-разному. Вот кто-то задел угол стола, а кому-то не хватило стула – на помощь пришли более предприимчивые одноклассники. Кто-то шел медленней, кто-то быстрее. Кто-то молчал, кто-то объяснял путь. Какими были ощущения?

— Было темно и непонятно. И в начале очень страшно. 

— Думал, что идем далеко, на улицу.

— Чувствовал, как ночью ведут по разным ступенькам.

Это ответы тех, кому завязали глаза.

А что почувствовали сопровождающие?

— Боялся не довести.

— Боялся навредить.

— Было сложно обходить препятствия.

Опыт ребятам предстоит осмыслить до следующего урока добра. Он состоится через две недели. А пока, напоследок, играем в «Верю — не верю». Сыграйте с нами и вы:

Неслышащие могут петь и танцевать. Невидящие могут смотреть фильмы в кинотеатре.  Люди с инвалидностью могут попасть в любой дом в нашем городе… могут быть хорошими друзьями.

— Верю, —  соглашается с последним утверждением третьеклассник Тимур. —  Дружба, она в душе. И совсем не главное — как выглядит друг.

Урок усвоен?

Ирина Северцева

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.