Губернатор Фургал рискует попасть в сети

Амурская петля

Недавно мы публиковали выдержки из письма представителей коренных малочисленных народов Севера из Ульчского района руководителю региона Сергею Фургалу, которое оказалось в открытых источниках. На первый взгляд, это был настоящий крик души. Аборигены взывали: рыбы становится всё меньше, а без неё нам не выжить. Мы уже были готовы оформить командировку и ехать в село Богородское (это райцентр), чтобы опубликовать материал в защиту КМНС. Но что-то нас остановило. Видимо, какое-то журналистское чутьё, которое не позволяет, не разобравшись, принимать на веру всё и сразу. Как выяснилось, мы не ошиблись. Более того, мы даже недооценили всю глубину второго дна в этой истории.

«Без рыбы не выживем…»

Но объективности ради начнём с самого письма и опубликуем текст с небольшими сокращениями:

— Уважаемый Сергей Иванович!

К вам обращаются жители сёл Ульчского районов, расположенных на берегу реки Амур.

Ульчский район многонациональный, но коренные малочисленные народы Севера составляют около 23%.

Жизнь у нас нелёгкая. Мы живём в очень удалённой, труднодоступной местности с суровым климатом. Стоимость товаров и услуг высока в связи с трудностью их завоза и высокой стоимостью электроэнергии (в некоторых населённых пунктах стоимость электроэнергии доходит до 30 рублей за кВт•ч). Возможности для трудоустройства крайне ограниченны в связи с отсутствием промышленных, сельскохозяйственных и иных предприятий.

Единственный наш кормилец — река Амур, а точнее, промысловая рыба: корюшка, горбуша, кета, приходящая на нерест. Без этой рыбы мы просто не выживем! Это основа нашей экономики и культуры. Сезонная работа на рыбопромышленных предприятиях района — наша единственная возможность легального заработка.

Предприятия, на которых мы трудимся, оказывают существенную материальную поддержку нашим сёлам. Так, в частности, они помогают ремонтировать инфраструктуру посёлков, организовывают и финансируют проведение детских мероприятий, помогают многодетным и малоимущим семьям собраться в школу, дарят подарки, помогают ветеранам и труженикам тыла…

2017 год стал годом больших разочарований и тревог, а порой даже отчаяния. Все, кто ловит рыбу выше г. Николаевска-на-Амуре, столкнулись с проблемой малого прихода рыбы на нерест. Корюшка на нерест в Ульчский район не пришла, горбуша не пришла, кета летняя не пришла. Нам говорили, что рыбы нет даже в море, но на самом деле в лимане Амура вылов заездками составил 3900 тонн летних лососей. С 2017 года горбуши, летней кеты, корюшки нет. По состоянию на 17 марта 2020 года корюшки всё еще нет.

Не пора ли, уважаемый Сергей Иванович, принять волевое решение и запретить добычу летних лососей в лимане реки Амур?

Вопрос чрезвычайно высокой промысловой нагрузки широко обсуждался в СМИ, а также органами власти на Дальневосточном научно-промысловом совете. Как нам было известно, там были приняты некоторые ограничительные меры, но все они касаются сплавных сетей. Ставные невода типа «заездок» под ограничения не попали. В 2019 году было принято решение: один рыбопромысловый участок — одно орудие лова.

В проекте Стратегии промысла тихоокеанских лососей в Хабаровском крае в 2020 году, с учётом результатов совещания, на ДВНПС 21 февраля 2020 года отражено:

1. Лимиты добычи лосося распределяются в процентном отношении: лиман Амура — 58,5%, Ульчский район — 36,5%, все остальные районы — 5%.

Такое процентное распределение — это уничтожение лосося!!! Нерестилища будут пустые.

Просим вас принять меры по распределению объёмов следующим образом: кета осенняя — 40%, Николаевский район, 60% — река Амур (Ульчский и Комсомольский районы). Добычу горбуши и кеты летней в лимане запретить.

2. Проходные дни должны быть для всех рыбодобывающих организаций и во всех районах Хабаровского края одинаковы: день добычи, день проходной.

3. Один рыбопромысловый участок — одно орудие лова.

Также остро стоит вопрос по рыболовным участкам для организации любительского рыболовства в сёлах Тахта, Тыр и в других сёлах Ульчского района.

Мы очень просим обратить на эту проблему ваше внимание. Вы всегда относились к нуждам и проблемам простых людей с пониманием, поэтому мы вам поверили, и вы наш губернатор.

Откровенные нестыковки

Вот такое письмо стало достоянием СМИ. А сейчас о том, почему мы не встали стеной на защиту интересов КМНС, хотя всегда поддерживали своими публикациями интересы аборигенов, поскольку жизнь в их труднодоступных населённых пунктах, действительно, очень нелёгкая. Да и для любого государства крайне важно сохранить самобытность коренных малочисленных народов. Это нормы и закона, и морали. Но конкретно в этом случае у нас возникло несколько вопросов.

Во-первых, почему представители КМНС столь рьяно защищают не свои родовые общины, а интересы промышленников? Да-да, именно промышленников, поскольку подписанты предлагают поделить как раз промысловые объёмы, причём с выгодой для крупных отраслевых компаний, работающих в Ульчском и Комсомольском районах. В своём письме аборигены не просят губернатора увеличить добычные лимиты для КМНС. Нет, они акцентируют внимание как раз на промышленном рыболовстве. И вот здесь возникает стойкое ощущение, что это письмо — отражение очень серьёзных бизнес-интересов, а в решение сугубо деловых вопросов кто-то пытается вовлечь губернатора.

Во-вторых, аборигены Ульчского района совсем забыли, например, об аборигенах Нанайского или других районов и в своём предложении «всё взять и поделить» даже не упомянули иных представителей КМНС.

В-третьих, авторы письма почему-то, помимо промышленного, озаботились ещё и любительским рыболовством, хотя не имеют к нему никакого отношения и добывают ресурс на основании собственных национальных квот. Тем более общеизвестно: под видом любителей (как, собственно, и под видом КМНС) часто скрываются организованные браконьерские группировки, и объём их вылова уже превышает промышленный.

Наконец, в-четвёртых: коль скоро подписанты хорошо знакомы с материалами ДВНПС и проектом развития отрасли, то они не могут не знать — 2017 год (на который они ссылаются) стал «нерыбным» не только для Ульчского, но и для всех остальных приамурских районов.

Строго официально

Вот что рассказал в интервью нашей газете руководитель Хабаровского филиала ВНИРО Николай Колпаков:

— После пика численности 2008—2016 годов с 2017-го наблюдается очередное снижение численности амурских лососей: резкое у летней кеты и горбуши чётных лет и менее выраженное — у осенней кеты.

Получается, что, рассказывая страшилки о рыбной катастрофе конкретно в Ульчском районе, авторы письма, действительно, вводят губернатора в заблуждение, ведь данные науки опровергнуть сложно.

Но в письме представителей КМНС содержится откровенное лукавство. Ещё раз цитата из этого послания: «Как нам было известно, там (на заседании ДВНПС. — Ред.) были приняты некоторые ограничительные меры (по промысловой нагрузке на Амур. — Ред.), но все они касаются сплавных сетей. Ставные невода типа «заездок» под ограничения не попали».

И это, действительно, полный обман и губернатора Сергея Фургала, и всех, кто принимает в нашем регионе отраслевые решения, поскольку «под ограничения» попали как раз заездки. Но чтобы не быть голословными, процитируем руководителя Хабаровского филиала ВНИРО Николая Колпакова:

— В 2019 году в рамках комплекса мер по снижению промысловой нагрузки на амурских лососей количество стационарных орудий лова (то есть заездков. — Ред.) в нижнем течении Амура и Амурском лимане было сокращено более чем в два раза по сравнению с 2018 годом — с 37 до 18. В результате на нерестилищах было отмечено в 1,5—2 раза больше по сравнению с 2018 годом производителей осенней кеты в бассейне реки Амгунь, в 5 раз больше в реке Анюй и в 10 раз больше на реке Хор.

Ещё момент… Подписанты из Ульчского района сообщили губернатору: в прошлом году было ограничено количество плавных сетей. Так вот, это, мягко говоря, неправда. По официальным данным, в 2018 году на Амуре использовалась 1361 сеть, а через год количество сетей увеличилось до 2269, то есть в два раза. Такая вот показательная динамика: по мнению авторов письма, основной объём рыбы добывается в лимане, но почему-то орудия лова, заездки, там сокращают. До «бедного» же Ульчского района лососёвые не доходят, но при этом количество сетей там увеличивается в геометрической прогрессии. Занимательная математика, честное слово.

Свою позицию обозначил и один из самых авторитетных специалистов, доктор биологических наук, лауреат премии Правительства РФ Игорь Хованский:

— Мне кажется, губернатора вовлекают в неприятную для него историю, поскольку он не вправе распоряжаться государственным ресурсом. Это не его вопрос, тем более есть предельно однозначные научные заключения. Но авторы письма подталкивают его к принятию популистских решений, которые, по моему мнению, противоречат и научным, и правым факторам.

Учёт и контроль

Вот какое мнение высказал сопредседатель Хабаровского регионального отделения Всероссийской общественной организации «Деловая Россия» Дмитрий Ноженко:

— Я с большим уважением отношусь к представителям КМНС. И мы в «Деловой России» готовы всемерно защищать их законные интересы. Но, к большому сожалению, в последние годы в этом вопросе не стало самого главного — прозрачности. Как известно, сейчас количество заявок на рыболовство от представителей КМНС выросло в разы. Если не ошибаюсь, 31 тысяча 103 заявки подано, что значительно превышает численность коренных малочисленных народов Севера, зарегистрированных в Хабаровском крае. Понятно, что под эгидой КМНС рыболовством занимаются браконьеры, оставляющие без ресурса и государство, и дальневосточников, и самих аборигенов. Поэтому необходимо провести ревизию даже не заявочных списков, а списков представителей коренных малочисленных народов в целом, чтобы была полная картина происходящего, чтобы никто не мог пользоваться законными правами аборигенов. Что же касается письма жителей Ульчского района, то оно очень странное. И это ещё мягко сказано, ведь когда «простые рыбаки» в послании губернатору говорят не о собственных нуждах и чаяниях, а о перераспределении рыбопромышленных объёмов в пользу бизнеса в конкретных районах, это всегда вызывает, мягко говоря, недоумение. Тем более если в этом случае игнорируются ещё и научные заключения.

А вот как раз мнение учёных. Вновь ремарка от руководителя Хабаровского филиала ВНИРО Николая Колпакова:

— Идею перераспределения выделяемых объёмов в пользу верхних районов мы не поддерживаем, так как это противоречит биологии.

То есть позиция науки остается неизменной: 58,5% промыслового объёма должно быть выловлено в Николаевском районе, 36,5% — в Ульчском районе, в Комсомольском и других районах — оставшиеся 5%. А все остальные расчёты — от лукавого.

«Простые» чиновники

Напомним ещё раз: письмо в адрес губернатора подписали 18 жителей Ульчского района, которые заявили, что их единственным «кормильцем» является река Амур. Мы провели собственное расследование и выяснили: это не совсем так. «Кормильцем» для многих подписантов является не река, а… муниципальный бюджет, поскольку большая часть авторов письма — это либо главы, либо сотрудники сельских администраций, а также администрации Ульчского района. Примеров хватает: Алексей Калинин — глава администрации села Богородского, Леонид Чурбаш — глава администрации села Сусанино, Владимир Макаров — глава Тахтинского сельского поселения, Людмила Мельникова — глава сельского поселения Тыр, Александр Антонюк — начальник отдела коммунальной инфраструктуры, ЖКХ и внешнего благоустройства администрации Ульчского района, Георгий Григорьев — специалист отдела капитального строительства и архитектуры администрации Ульчского района, Н. Мартынова — специалист администрации Сусанинского сельского поселения, Юрий Сазонов — член комиссии Общественной палаты… То есть письмо подписали в основном чиновники. Так что фраза из обращения к губернатору «вы всегда относились к нуждам и проблемам простых людей с пониманием…» звучит несколько двусмысленно.

Мы связались с одним из этих «простых людей», главой администрации села Сусанино Леонидом Чурбашем, и попросили ответить: подписывал он это письмо или нет. Оказалось — подписывал:

— Да, письмо я подписал, это мнение жителей нашего села и нашего района. Мы все знаем, что в низовьях Амура рыбачат олигархи. Они и добывают большую часть рыбы. Есть ли рыбопромышленники у нас в районе? Есть, конечно, например, бизнесмен Евгений Пухкалов, это наш основной спонсор. Он нам и школу помог отремонтировать, и с дорогами помогает… Такие, как он, и должны иметь право на вылов рыбы, так как у него есть и перерабатывающие мощности. А ещё он несет серьёзную социальную нагрузку. Знаком ли я с заключениями науки относительно объёмов распределения ресурса по Амуру? Разумеется, знаком. Считаю, что здесь не обошлось без лоббизма — это моё мнение. Что нужно делать? Если говорить о летней кете, то необходимо «закрывать горловину лимана». А осеннюю кету требуется пропустить к нам и в другие районы, например в Комсомольский. По крайней мере, на 60%. Кто должен в приоритетном порядке ловить рыбу? Все, кто живёт на берегах Амура по 15 и более лет, независимо от национальности. Ловят ли рыбу браконьеры под маской КМНС? Да, так оно и есть, но это происходит из-за того, что заявки в территориальное управление Росрыболовства подают все, кто хочет, и никто их не контролирует. Известно ли мне о сокращении заездков? Известно, но в это слабо верится — мне наши мужики сказали: заездки там, где были, там и остались. У меня нет оснований им не доверять.

Вот такое любопытное мнение главы поселения. Точнее, спорное мнение, поскольку в нём содержится множество подводных камней. Но главное — если игнорировать позицию науки и исходить из чьих-то конкретных интересов в отдельно взятых территориях, ничего, кроме узаконенного браконьерства и уничтожения ресурса, не получат ни жители Ульчского или Комсомольского районов, ни остальные жители края.

Об этом, в частности, сказал глава Николаевского района Анатолий Леонов:

— Я не раз говорил: попытка «перетащить» рыбалку вверх по Амуру — это игра на чужом поле в интересах конкретных рыбопромышленников. И особенно печально, что полностью дезавуируются научные заключения, то есть взвешенное мнение специалистов, которые отвечают за сохранение водных биологических ресурсов. Что же касается социальной

ответственности бизнеса, то как раз в Николаевском районе многие отраслевые предприятия являются градообразующими. Они не просто школам помогают, они фактически содержат те посёлки, в которых работают. Более того, с учётом береговых перерабатывающих мощностей они являются одними из очень немногих работодателей в своих населённых пунктах. И что важно — Амурский лиман всегда был основным рыбодобывающим активом Хабаровского края. Так сложилось исторически, и это соответствует всем многолетним биологическим исследованиям. Изменить эту модель — значит уничтожить природные богатства Амура.

Мы будем следить за развитием событий. В том числе интересна и реакция губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, которого фактически ставят перед нелёгким выбором: либо действовать в соответствии с научно обоснованной стратегией в интересах государства и региона, либо прислушаться к мнению нескольких чиновников, которые выступают от имени КМНС.

Александр Матвеев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.