Глубинку в Хабаровском крае продолжает лихорадить

Чем дальше в лес

Из отдаленных районов продолжают поступать невеселые новости. Люди шокированы ценами на продукты, иногда продовольствия просто нет, закрываются школы и фельдшерские пункты. Регион живет своей привычной так-себе-жизнью, несмотря на то, что еще в мае прошлого года губернатор заявил в краевой думе — требуются длительные совместные усилия, чтобы изменить ситуацию, в провинции полный застой

Инициатива предсказуема

В марте прошлого года большая делегация правительства Хабаровского края была в Охотске, где руководство региона сделало следующее заявление: «Мы сделаем все, чтобы снизить цены на продукты питания в Охотске»

Справочно о ценниках-2019 в Охотском районе, например, в поселке Новая Иня: килограмм замороженных куриных окорочков — 400 рублей, десяток яиц — 300, хлеб — 60, огурцы-помидоры — 500 рублей за кило.

Еще одна цитата из той поездки: «Здесь даже с зарплатой губернатора делать нечего», – прокомментировал Сергей Фургал цены в охотском магазине.

Очень дорого, прежде всего из-за доставки. А, учитывая, что пенсии там вовсе не северные — бывает и 15-ть тысяч в месяц — жизнь становится невыносимой. Ну, то есть так было, пока не появилась надежда в виде трех слов: «мы сделаем всё»

Обнадеживающие слова прозвучали даже на всю страну, на Российском инвестиционном форуме: «Мы составили программу развития именно Хабаровского края, где прописываем все с каждого населенного пункта, начиная с мелкой деревни до города. Так мы обозначили, какие проблемы стоят: у кого-то воды нет, у кого-то канализации, электричества. И дальше приступаем к плановой работе. Начинается период бурного внутреннего развития». Это была, кажется, зима прошлого года.

Надежда быта убита первой весной этого года. Лимоны — по тысяче, яблоки — по 700 рублей за кг, литр молока — 372. С закрытием навигации цены на колбасу достигали тысячи рублей за килограмм. Цены не упали и с началом судоходства. И местные СМИ стали вновь упражняться в заголовках, когда в «отдаленном районе Хабаровского края взбесились цены на продукты».

Относительно свежий пример, когда на фоне пандемии без продуктов остались жители Верхнебуреинского района. «Лопнуло» слабое звено — возникли какие-то проблемы с частными железнодорожными перевозчиками, и люди едва не остались в блокаде. Это явный стратегический просчет, когда снабжение отдаленных от Хабаровска районов налаживается в «пожарном» порядке.

Похожее было и в поселке Высокогорный, когда летом прошлого года там размыло единственную дорогу и в магазинах стали заканчиваться продукты.

Чем дальше в тайгу — тем хуже. В поселке Шумный после наводнения-2019 власти решили закрыть единственную «аварийную» школу, а детей возить на учебу в интернат в Вяземский, это десятки километров. Школа была градообразующей, где работали многие жители Шумного. После переезда школьников в Вяземский, за ними собираются и родители, в их числе — местный и единственный фельдшер. «Поселку Шумный власти приказали умирать», — пишут местные жители письмо в редакцию интернет-портала ДВХАБ.

Дети остались без школы, из родители — без работы, не будет в поселке и медпункта, если фельдшер готовится уехать. Цена ликвидации последствий паводка. Нет смысла поддерживать жизнь там, где невозможно наладить «бурное развитие»? Это, скорее, финальная точка того самого застоя, о котором говорил в думе глава края.

Внеплановая экономика

Мягко говоря стратегия и тактика краевой власти немного непонятна. Есть беды, о которых известно, есть и большой административный аппарат для улучшения жизни в глубинке.

Но пока все никак не вяжется с периодом бурного развития, а говорит о бессменной тактике экстремального выживания. Охотск вполне мог стать показательной болевой точкой, где краевая власть могла доказать, что она сможет людей обеспечить доступной едой, сыграв на контрасте с властью прежней. Было — стало, дорого — приемлемо, безнадега — бурное развитие. Отчего-то не вышло. Ладно, нехватка денег на субсидии авиаторам, что не позволяет удешевить грузы в период закрытия навигации.

Но деньги и много есть в Комсомольске, например. Отчего там еще недостроенные больницы приходят в «упадок»?

Пока, даже при всех видимых усилиях выходит так, что застой, о котором так долго и громко говорили местные лидеры либерал-демократов, в глубинке становится еще более застойным.

Александр Безденежных

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.