Что будет завтра?

Резонанс

Рассуждаем, какова судьба митингов в защиту Сергея Фургала

После ареста Сергея Фургала множество жителей Хабаровского края вышло в качестве протеста на улицы. О причинах, побудивших народ сделать это, я рассуждать не буду – об этом и так много сказано. Однако попробуем ответить на вопрос: чем закончится акция «Я\Мы Сергей Фургал»?

В конце 2011 — начале 2012 года я и мое общественное движение «Дорожный надзор» организовывали в Хабаровске свои первые митинги против роста цен на бензин. Тогда вся страна бурлила, и против увеличения тарифов поднялся не один десяток городов в России. Образовалась целая организация тех, кто был недоволен растущими ценами на топливо.

Сколько было энтузиазма, запала, воодушевления! Люди горели от того, что они выходят на улицы защищать свои права, что они могут повлиять на жизнь в собственной стране, что они борются за правое дело. В воздухе, как сейчас некоторые сравнивают, витал «ветер перемен». Но… Витал он, витал, да развеялся…

Тогда вовсю протестовали на Болотной площади. Большинство городских координаторов нашей организации (кстати, название ей так никто и не придумал) решили поддержать протестующих, что, на мой взгляд, было ошибкой. Ведь таким образом произошло рассеивание сил — вместо того чтобы единым кулаком сконцентрироваться на достижении одной цели, получилось, что целей теперь много, и каждую нужно достичь. Свободы того, свободы от этого, разрешений на хорошие вещи и запретов на плохие…

Похмелье

В результате развалилась как организация, так и протесты на Болотной площади. И такова судьба большинства митингов, которые я наблюдал. Пикеты дальнобойщиков, обманутых дольщиков, против коррупции, за свободный Интернет, коммунистов, экологов, либертарианцев и т.д. за редким исключением приводили лишь к «выпусканию пара» у жителей страны. Пришли, покричали, попротестовали и разошлись.

В основе такой линии поведения лежит наш менталитет. А именно: мы хотим всего сразу и немедленно сейчас. Те же акции протеста против роста цен на топливо на следующий день вызывали ехидные комментарии в духе «ну чё, упали цены на бензин?».

Движение же к любой цели предполагает под собой долгую и упорную борьбу группы граждан (организация ли, партия или другое объединение — неважно как эта группа называется), желание стоять до победного конца. Это борьба кропотливая, неблагодарная, подчас рисковая. Об этих «подпольных» нюансах борьбы, как правило, мало кто знает. Поэтому я считаю, что митинги «Я\Мы Сергей Фургал» ни к чему не приведут.

Чтобы они были успешными, нужна сплоченная и сильная организация. Да, окружение Фургала будет делать все, чтобы разогревать народный интерес. И это логично, ведь многие из них занимают важные посты в различных ветвях власти. Следовательно, они заинтересованы в сохранении этих постов и тех привилегий, которые они за собой подразумевают. Станет ли окружение такой сплоченной организацией, покажет время.

Но лично я сомневаюсь. Чтобы стать монолитом, нужна и воля, и дисциплина, и запал, и авторитет того, кто возглавит борьбу. А как можно говорить об авторитете, если единственным «фундаментом» монолита служит сохранение собственной власти? Единение перестанет быть таковым, когда носитель власти потеряет эту самую власть. Какой тогда смысл ему протестовать?

Немаловажным фактором также являются локальные победы. Если Фургала освободят и привезут в Хабаровск прямо завтра, тогда народный запал продлится долго. Но вряд ли такой поворот возможен – слишком серьезные обвинения грозят арестованному губернатору.

Всего и сразу

Наконец, существует третий стимул, о котором я вскользь ранее упомянул. Этот параметр — целеустремленность. Сначала звучали лозунги в защиту Фургала. Потом на «Ютьюбе» появились обзоры хабаровских митингов с другими лозунгами. И здесь стоит задаться вопросом — собственно, а за что ратуют наши граждане? Чего мы хотим? Освободить Сергея Фургала или чтобы его открыто судили в Хабаровске? Хотим, чтобы Москва не вмешивалась в дела региона или чтобы мы вмешивались в федеральные дела? Рассеянность цели (а тем более ее противоречивость) порождает неопределенность. А там и до равнодушия недалеко. Ибо надо выбрать что-то одно. Но наши граждане в большинстве своем опять хотят всего и сразу.

Также стоит задуматься над вопросом: а если Фургала все же признают виновным в организации инкриминируемых ему убийств? Опять будем кричать, что все подстроено? Опять будем требовать… чего? Уже Божьего суда?

Я вспоминаю один случай. На «Фейсбуке» у меня в друзьях состоял один человек. Он был членом одного из маргинальных движений и сильно не любил Европу – всячески поносил ее, обзывая пристанищем людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Как-то раз этого человека побили наши полицейские. Он пошел в суд, но проиграл его. Вышестоящие инстанции он также проиграл. Не добившись правды, этот человек стал угрожать подать иск на полицейских в… Европейский суд по правам человека! Чем закончилась эта история, я не знаю.

К чему этот рассказ? Нам все кажется простым и справедливым только до тех пор, пока не коснулось конкретно нас. Допустим, что Фургала признают виновным в организации убийств. Каково будет родственникам убитых, когда они вспомнят эти митинги? Это горе пришло в их семьи, а не тех, кто протестовал.

Относительно судьбы арестованного губернатора от жителей Хабаровского края я слышал разные мнения. Надо подождать решения суда, говорят одни (и я с ними согласен). Но есть и те, с кем я категорически не согласен. Эти люди говорят: «Ну, время вот было такое» или «Кто в 90-е годы этим не занимался?». Или «Да у нас и так в правительстве много судимых». Или «Ну и что что обвинили? Зато он много чего для края сделал!». Это очень опасные суждения.

Но возвращаясь к теме протестов, повторюсь: я скептически отношусь к итогам митингов в защиту Сергея Фургала. Не отменяя того факта, что жители края, вставшие на защиту своего права выбора, большие молодцы.

Андрей Канев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.