Хабаровчане начинают уставать от митингов

Протест – не арест

В Хабаровске продолжаются митинги в защиту арестованного по подозрению в организации убийств экс-губернатора Сергея Фургала. Давайте посмотрим, какие за последнее время изменения произошли в различных, так сказать, уровнях протеста.

Верхи не могут

После избрания Фургала губернатором в 2018 году ряды ЛДПР стали стремительно пополняться. Некоторые либерал-демократы настолько вовремя пришли в организацию, что стали депутатами городского и краевого уровней. Однако, когда после ареста Фургала в регионе начались протесты, большинство желто-голубых народных избранников решили вести себя тише воды, ниже травы.

Потом члены ЛДПР начали не менее стремительно покидать ее. Депутат Законодательной думы Хабаровского края Петр Емельянов и депутат городской думы Хабаровска Александр Каян почти в одно время резко перестали быть жириновцами в знак несогласия с политикой партии в отношении ареста экс-губернатора. Свои мандаты они, впрочем, сдать не захотели. И даже объявили о создании нового общественного движения.

Вывод. Поступок Емельянова и Каяна доказывает, что ЛДПР всегда являлась партией культа личности. Единственный на всю страну (Жириновский), единственный на весь край (Фургал). Не станет этого человека – и партия никому нафиг окажется не нужна.

Владимир Жириновский, стоя на трибуне в Госдуме, заявил: Фургал, мол, по его совету хотел уйти в отставку по собственному желанию. Прилетал, дескать, в Москву, секретничал с Вольфовичем. И только решился, тут бац! И арестовали его. Буквально через два дня после беседы с лидером партии.

Вывод. Еще Жириновский угрожал вместе со своей фракцией массово сдать госдумовские мандаты в знак солидарности с Фургалом. Но не сделал этого. А заявление главного российского либерал-демократа об отставке тогдашнего губернатора Хабаровского края не более чем хронический популизм (ну еще немного – и торги с Кремлём).

Приход на пост врио губернатора Хабаровского края Михаила Дегтярева ознаменовался наведением порядка в правительстве. Сначала уволился первый заместитель председателя правительства края Владимир Хлапов. Потом заявление написал первый зампред по экономическим вопросам Юрий Золочевский.

Следом свой пост советника оставил Захар Синяговский. Он попытался уйти в Госдуму (на место Дегтярева), но мандат передали депутату Саратовской областной думы Дмитрию Пьяных. Синяговского называют одним из организаторов митингов в защиту Сергея Фургала.

Вывод. Окружение Фургала вкусило власти, денег и привилегий. Сейчас они всеми силами стараются «раскачать» народ, чтобы попытаться вернуться обратно или хотя бы отомстить. Жаль, но многие наши граждане не понимают, что за трансляцией лозунгов «Свободу Фургалу!» стоят вполне определенные корыстные интересы группки людей.

Сенатор от Хабаровского края, член ЛДПР Сергей Безденежных заявил, что для него Сергей Фургал по-прежнему остается губернатором. Безденежных посещает Фургала в СИЗО, передает ему посылки и справляется о его здоровье.

Вывод. Безденежных, наверное, один из немногих членов ЛДПР, которого можно назвать смелым и верным человеком.

Низы не хотят

Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев уже дважды лицом к лицу общался с протестующими. Первый раз – встретив автоколонну между Ванино и Советской Гаванью, второй раз – выйдя к хабаровчанам на площадь Ленина. Выслушивая проблемы, Дегтярев честно признался, что часть из них невозможно быстро решить. Однако чиновник поведал о создании Народного совета, куда войдут самые активные граждане региона.

Вывод. После двух рандеву количество участвующих в митингах людей уменьшилось. Страшный и далекий «варяг» оказался вполне себе обычным человеком, который может слышать и слушать.

Появились провокаторы. Один из них – Валентин К., устроил драку прямо на крыльце здания правительства края. Во время потасовки он так сильно толкнул полицейского, что тот рухнул на асфальт. Валентина задержали и отвезли в отделение. Через несколько часов, впрочем, его отпустили. Валентин заявил, что там с ним обращались вежливо и корректно.

Как рассказывают очевидцы, Валентин К. вел себя настырно и нагло. Возможно, изначально его целью и являлось спровоцировать стражей порядка. «Сделай так, чтобы было видно», — перед дракой сказала Валентину проходящая мимо него девушка. «Он попросил подождать. Подождем», — ответил тот. Как утверждают СМИ, Валентин болен туберкулезом в открытой форме.

Вывод. Увы, гражданской сознательностью жителей Хабаровского края воспользовались и другие, не входящие в окружение Фургала, люди. Обычные хабаровчане каждый день рискуют поломать себе жизнь, когда бенефициары данных митингов снимают с них сливки.

Свои «пять минут славы» попытались добыть члены местного штаба Алексея Навального. Они настойчиво пробивались к Дегтяреву и выкрикивали ему вопросы. Однако врио отказался разговаривать с активистами, поведав, что у него уже были дебаты с Навальным.

После начала протестов на улицах Хабаровска замечены украинские активисты Евромайдана, эмиссары из Грузии и технологи политической организации Михаила Ходорковского «Открытая Россия».

Вывод. Каждый сделает сам.

Начались конфликты митингующих с гражданами, которые не поддерживают Фургала. Например, несколько автомобилистов обвинили участников пешей колонны в том, что те не просто защищают возможного убийцу, но и не пропускают машины экстренных служб. Кстати, по информации наших коллег из издания Транссибинфо, скорая помощь недавно не смогла спасти от инфаркта 85-летнюю хабаровчанку. Из-за пробок карета ехала к пациентке четыре часа.

Вывод. Граждане стали потихоньку уставать от митингов. Защита своих прав есть священная прерогатива каждого россиянина. Но в том-то и дело, что хабаровчане до сих пор не могут определиться, какие именно и чьи права они защищают. Освободить Фургала или все-таки провести над ним открытый суд? Даже этот элементарный вопрос наши граждане пока не могут сформулировать.

Андрей Канев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.