Спикер Закдумы Хабаровского края: оптимистичные цели законодательной власти

Опрос с пристрастием

Ирина Валерьевна Зикунова — председатель Законодательной думы Хабаровского края

— Бюджет Хабаровского края на 2022 год уже в думе?

— Да. Причем бюджет нынче будет слушаться быстро, потому что принято решение рассматривать его только в двух чтениях вместо прежних трех. Самое важное — второе чтение бюджета, когда вносятся поправки. А в третьем чтении всегда была просто редакционная чистка, то есть ничего принципиального с бюджетом не происходило.

— Зачем сделано сокращение чтений бюджета?

— Для ускорения бюджетного процесса. Так решила федеральная власть. Аналогичное решение приняла и краевая дума, чтобы соблюсти нормы бюджетного законодательства.

— Вы с бюджетом уже ознакомились?

— Да. В первом чтении бюджет не является окончательной версией того, чем будет располагать край. Но направления видны. В отличие от предыдущих этот бюджет спланирован с умеренным дефицитом — всего в полмиллиарда рублей. Хотя нормативом  позволяется иметь дефицит до десяти процентов от собственных доходов. Нынче это не сделано.

— Почему?

— У меня есть впечатление, что исполнительная власть и финансовое ведомство решили соответствовать реальности.

Располагаем определенными источниками доходов, соответствующие им расходы и принимаем. Так лучше соблюдается баланс доходов и расходов. Зачем высоко поднимать потолок дефицита бюджета, если к концу года он, как правило, уменьшается в два раза? Сколько бы ни составлял дефицит, уходящий за пределы, скажем, пяти процентов, это всегда плохой тон.

— Но, быть может, высокий потолок дефицита устанавливали специально для того, чтобы больше помогал федеральный бюджет? Дескать, мы бедные…

— Бывают  такие трюки. Но мне думается, что реальная федеральная помощь не зависит от психологического влияния цифры. Там сведущие люди, вряд ли они реагируют на такие нажимы. Вопросы помощи региону решаются на другом уровне.

— Есть ли отличия в новом бюджете от предыдущих?

— Отличий не вижу.  Для первого чтения 80 процентов бюджета — собственные налоговые и неналоговые доходы, 20 процентов — предполагаемые федеральные трансферты, которые получит край. Если в дальнейшем увеличится федеральная доля, то и краевая изменится.

— Краевой бюджет, как всегда, социально ориентированный? 

— Да, 66 процентов бюджета пойдут на решение вопросов социального значения. При этом порядка 35 процентов — на социальную защиту, в пределах 20 процентов — на образование, около пяти процентов — на здравоохранение.

— Коронавирус повлиял на финансирование здравоохранения?

— По прошлому году фактическое  финансирование здравоохранения в рамках госпрограммы — около 26 миллиардов рублей. Цифра в нынешнем проекте бюджета — чуть больше 16 миллиардов. Это не считая средств Фонда обязательного медицинского страхования. В край поступали  большие федеральные деньги. Я не сомневаюсь, что при обострении ситуации вопрос межбюджетной помощи будет решен. Ведь во всем чувствуется федеральный настрой на большую социальную поддержку населения.

— Когда чувствуется — хорошо, а как «потрогать» поддержку?

— Есть государственный приоритет поддержки семей с детьми. На это идет 14 процентов средств от всего бюджета! То есть расходы в сумме 14,4 миллиарда рублей идут на выплаты в связи с рождением ребенка, на выплаты родителям с детьми от 3 до 7 лет и т.д. Очень большая цифра!

— Это от краевого бюджета?

— От краевого! Для сравнения: на поддержку экономики в бюджете планируется 8,5 процента, из которых 5 процентов — на дороги.

— За что вы всегда получаете «черные шары» от оппонентов.

— На заседаниях думы это довольно часто выражается в речах типа «У вас бюджет проедания, а не бюджет развития!»

— Но вы-то, как экономист, понимаете, что к чему…

— Экономику на уровне серьезных вливаний инвестиций развивает частный корпоративный бизнес. Роль государства в том, чтобы обеспечивать условия. Что такое обеспечивать условия для экономики? Это прежде всего создавать инфраструктуру, где важнейшее — дороги, дороги и еще раз дороги. Поэтому цифра вливания краевого бюджета в экономику выглядит относительно скромно. Но если мы действительно экономисты, то должны понимать, что многомиллиардное финансирование социальной сферы оборачивается хорошим потребительским спросом, который дает импульс развитию среднего и малого бизнеса. Например, упрощенная система налогообложения дает 5,5 процента дохода краевому бюджету, или 6,2 миллиарда рублей.

— Упрощенка? А когда-то говорили, что она ничего не даст…

— Налог на прибыль дает 20,4 процента. Это круто! Это очень хорошие показатели.

— Бизнес перестал скрывать прибыль?

— На общественных слушаниях по бюджету было сказано, что 20 процентов доходной базы бюджета формируется за счет десяти крупных предприятий — ДВЖД, банков, топливно-энергетических компаний и т.д. Если же говорить о росте доходной базы бюджета, то он умеренный. Прогнозируется рост валового регионального продукта на 2,5 процента. Соответственно, и бюджет по собственным доходам в этих же границах.

— Это в сравнении с 2020 годом?

— Да.

— Но разве в прошлом году экономика края не просела?

— Просадка была, но не такая большая. Потому что экономика нашего края — многопрофильная, диверсифицированная. Есть предприятия, которые ориентированы не только на внутренний рынок, но связаны и с внешнеторговой конъюнктурой. Например, горнодобывающая отрасль имела очень хорошие результаты благодаря мировому росту цен на металлы. Дальше: у нас много строек. Они всегда дают мультипликативный импульс, приумножающий развитие. А почему развивается строительный комплекс? Потому что у края амбициозные цели по строительству жилья и объектов, связанных с реализацией национальных проектов — школ, больниц и т.д. На 2020 год по национальным проектам запланировано 7,6 процента от общего объема расходов бюджета, или 8,8 миллиарда рублей. А покритиковать бюджет можно всегда. И нужно.

— Для того и щука в реке, чтобы карась не дремал.

— Согласна. Спокойно и хорошо будет тогда, когда будет видно, что бюджетными деньгами занимаются квалифицированные операторы.

— Давайте вернемся к здравоохранению. Прошла информация, что на федеральном уровне готовится изменение оплаты труда врачей. Мы этим вопросом пока не озаботились?

— Оплата труда в здравоохранении увязана с нормативным подушевым финансированием из Фонда обязательного медицинского страхования. Это отдельный бюджет ФОМСа, который не учитывается в краевом бюджете. И наше краевое здравоохранение получает из этого фонда еще 30 с лишним миллиардов рублей. Поэтому если случатся перемены с оплатой труда, то потребуется балансировка ФОМСа. Мне сложно говорить за федеральную власть, но если готовится изменение, то вряд ли оно будет за счет региональных бюджетов.

— Почему «вряд ли»? Есть нелицеприятный факт исполнения майских указов президента: собственных средств не хватало, и в итоге почти все регионы утонули в кредитах.

— Есть такое. Согласна. Тогда надо было срочно выполнять указы. Но после этого сколько раз поднимали эту тему, сколько было писано-переписано! В частности, мы по проблемам образования делали большое обращение к федеральной власти, где писали, как лучше сделать, чтобы учреждения получали такое финансирование, которого хватало бы и на содержание зданий, и на зарплату.

— И что в этом особенного? Это же элементарно!

— Не скажите. С точки зрения экономической методологии это очень принципиальный спор. Например, нынче действует нормативный метод финансирования на душу обслуживаемого населения в здравоохранении или на количество учащихся в образовательных учреждениях. Но это же неправильный подход! В большом здании может быть немного студентов или школьников. И наоборот. Есть постоянные объективные затраты, которые не зависят от контингента. И правильнее было бы использовать не нормативный метод, а сметный, когда надо обсчитать, сколько требуется средств на разные виды расходов. Это элементарная экономика калькуляции себестоимости, которая всем известна.

— Была беседа с директором школы, которая рассказывала, что в бюджетные расходы не входит питьевая вода для школьников, мыло, туалетная бумага и т.д. Все это покупают родители. А мы на дыбы встаем против поборов! И что тогда: туалет без бумаги?..

— В системе учреждений почему-то перестала решаться задача нормального вменяемого планирования затрат. Это не сложно, чтобы крепко подумать, понять и составить стандарт, сколько и чего реально требуется школе или больнице: туалетной бумаги, моющих средств, мягкого инвентаря и т.д. Это вопрос первичного финансового расчета, на базе которого обоснованно планировать затраты, а не «доить» родителей школьников.

Что такое бюджетная сфера? Это не рыночная сфера. Да, она действует в условиях рыночного ценообразования, но только при закупках. Но цены — это одно, а количественные показатели, нормы расхода и потребности — это другое. Все это было в советское время. И хорошие экономисты знают, как это делается.

— В край поступает много нового современного медицинского оборудования, хорошо оснащенных машин скорой помощи. А есть ли у нас персонал, способный со всем этим работать? Быть может, в бюджете предусмотреть некие деньги на повышение квалификации?

— В подпроекте национального проекта по здравоохранению есть деньги на повышение квалификации. И у нас есть целый институт повышения квалификации работников здравоохранения. И эта работа ведется непрерывно. Проблемы не должно быть. Самый острый вопрос — кадровый. Хотя в Хабаровском крае не самая худшая ситуация с врачами в сравнении с другими дальневосточными регионами, но их недостаточно. Проблема наших районов — туда не хотят ехать врачи. Хотя есть программа «Земский доктор», для врачей кое-где уже строят жилье и т.д. Но даже если и приезжают выпускники, они отработают пять лет и уезжают. Есть и другие очень тревожные факты: например, 38 процентов врачей — это люди в возрасте 55 лет и больше. То есть мы понимаем, что через 5-7 лет, если не будет должного обновления и привлечения кадров в отрасль, то может возникнуть патовая ситуация. Частично решает проблему кадрового дефицита выездное обслуживание населения в глубинке, но это пожарная мера.

— 55 лет — еще мало! В образовании кадры более мудрого возраста… Как эта сфера представлена в проекте бюджета?

— Традиционно на образование в бюджете 20-25 миллиардов рублей. Помимо первоочередных текущих расходов на содержание отрасли есть средства на реализацию национальных проектов. Это оснащение компьютерным и моделирующим оборудованием так называемых точек роста в школах. Деньги туда идут нешуточные. Но опять же вопрос: если нашпиговать школы современным оборудованием, то смогут ли на нем работать школьные педагоги? Поездив по некоторым районам, я видела — работают. Но оценка реального качества их работы — вопрос серьезный. Мы сейчас собираем темы для контрольно-счетной палаты, и я хочу подать эту тему, чтобы посмотрели результативность и эффективность освоенных бюджетных средств в «точках роста».   

— А дефицит учителей еще больше, чем дефицит врачей. И пока у них мизерная зарплата, на кардинальные перемены рассчитывать не приходится. Так?

— В сфере образования сегодня много лукавства по оплате труда в стремлении исполнить майские указы президента. Достижение статистических показателей, которые проверяются, происходит за счет совместительства, за счет приплюсовывания компенсационных сумм за тепло, свет и т.д. И статистика показывает, что все с зарплатой учителей просто здорово. А реальная зарплата, если ее перевести на ставку педагога, далеко не та. Что будет дальше, какая будет логика и философия у нового состава Госдумы — сложно сказать…

— Расскажите о законах, принятых или рассматриваемых думой в этом году, которые вы считаете актуальными.

— Актуальным считаю закон, по которому ставка упрощенного налогообложения социального предпринимательства снижена до одного процента. Выделены виды деятельности и критерии, по которым предпринимательство квалифицируется как социальное. Это либо социальные услуги, либо трудоустройство социально уязвимого населения.

Дума также приняла закон, который отменяет требование маркировать сувенирную обувную продукцию мелкого местного производства.

— Традиционные нанайские тапочки, унты и т.д.?

 — Да. Наши коренные малочисленные народы шьют такую обувь для продажи туристам, получая совсем небольшие доходы. Инициатором была исполнительная власть края в лице губернатора. Хороший закон.

Принят нужный закон по гаражной амнистии. То есть владельцы гаражей до 1 сентября 2026 года имеют право на бесплатное оформление в собственность земельных участков под гаражами. Минимущества начнет составление реестра владельцев гаражей, а потом через местную власть пойдет оформление этого права.

— Сейчас владельцы гаражей платят за аренду земли, потом будут платить земельный налог — какая разница? Зачем это?

— Это вопрос, как говорят экономисты, эффективного рыночного оборота земельных участков.

По социальной сфере рассмотрен в первом чтении рамочный закон об охране труда, предписывающий различные полномочия и т.д.

Министерство соцзащиты представило проект закона, который дает возможность поселяться в домах ветеранов не только одиноким, но и семейным парам.

Вносятся изменения в определение материального статуса многодетных семей. Земельные участки, которые многодетные семьи бесплатно получали для строительства жилья, будут исключаться при оценке материального положения семьи. А раньше это имущество завышало их благосостояние. Это была некорректная норма. Таким образом, восстановили социальную справедливость.

По инициативе прокуратуры запреты для несовершеннолетних, которые сопровождают употребление табака, распространены на никотиносодержащую продукцию и на курение кальянов.

Рассматривается законопроект об административной ответственности за нарушение запрета купаться. Линейка приличных штрафов распространяется на граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

— Чем планирует заниматься дума до конца года?

— Недавно были в Комсомольском и Амурском районах на совещании с главами муниципалитетов и председателями собраний депутатов. Когда обсуждали вопросы развития туризма, поступило интересное предложение для федерального уровня. А именно: дополнить трактовку полномочий на местном уровне так, чтобы муниципалитеты имели право развивать туризм.

— А что им мешает сейчас?

— Сейчас они ограничены. Туризм — это индустрия, где и культура, и гостиницы, и транспорт, и питание. Но это все разрознено по разным ведомствам. А в целом комплексных полномочий на развитие туризма нет, что ограничивает возможность получения финансовых средств, их освоения и отчета за результаты. Это выглядит как небольшая недоработка в законодательстве, но она влечет за собой многое. Например, невозможность освоения средств в специализированных центрах развития туристской деятельности, в организации событийного туризма и т.д. У нас даже такого понятия нет в законодательстве.

— Но мы-то знаем и «Серебряную корюшку», и «Губернаторскую уху», и «Фестиваль варенья»…

— Когда на территории нет крутых арт-объектов, нет для показа исторически значимых мест, то что мы можем предложить туристам?

— Гастрономический туризм, событийный туризм.    

 — Правильно. У нас богатая национальная культура, которую можно бесконечно и многопланово эксплуатировать в туристическом плане, создавая самые разные события на благо туристов и местных жителей.

— Что еще?

— Грядет серьезная работа, связанная с пересмотром основ публичной власти в стране. По закону о конституционных поправках органы местного самоуправления должны войти в общую систему публичной власти. Подготовлен проект федерального закона, по которому грядут изменения по расширению прав народа и местного самоуправления и другие важные поправки. Пока он в законодательных недрах федерального уровня, но в ближайшей перспективе и мы будем частично менять и свои краевые основы, в том числе вносить поправки в Устав Хабаровского края.

— А думу они как-то затронут?

— Предположительно предлагается, что законы будет подписывать глава региона, а не председатель думы. Уйдет название «губернатор», будет «глава региона». И т.д. Но не будем забегать вперед.

— Недавно в думе согласовывали кандидатуры некоторых назначенцев краевого правительства. Много ли было к ним вопросов у депутатов?

— Дума согласовала кандидатуры вице-губернатора Александра Никитина и первого заместителя председателя правительства по экономике Марии Авиловой. Соискатели представили отчеты о своей работе в команде Михаила Дегтярева. Для депутатского фракционного большинства то, что принимает губернатор, не вызывает особых вопросов.

— Вы довольно часто бываете в районах. О чем народ говорит?

— Очень волнует людей транспортное обеспечение: постоянно ломаются автобусы, нерегулярно бывают на маршрутах. Народ жалуется на отсутствие работы, на высокие цены и т.д.

— Год прошел в напряженной депутатской работе, и… какие сделаем выводы?

— Да, год прошел, прошли выборы в Госдуму, выбрали губернатора края. Хочется надеяться, что количество ситуативного эпатажа резко уменьшится и начнется нормальная стабильная работа. По команде губернатора вижу хороший замес экономической активности, появления новых проектов, привлечения новых инвесторов. Очень оптимистичны цели по жилищному строительству, по решению проблем обманутых дольщиков, по сносу бараков и аварийного жилья. Приходит свежая информация о согласованных объемах федерального финансирования. Дай бог, чтобы операторами этих больших денег были ответственные, квалифицированные и технологически зрелые компании. Чтобы в Хабаровском крае сложились, наконец, позитивные настроения, чтобы в него все верили.

Раиса Целобанова

Фото из личного архива И.В. Зикуновой

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.