Сергейчук: Хабаровск хорош, но надо сделать его еще лучше

Опрос с пристрастием

Гость редакции — Сергей Васильевич Сергейчук, заместитель мэра, директор департамента архитектуры, строительства и землепользования

— Скажите, от вас зависит облик Хабаровска?

— От администрации города в лице департамента архитектуры, конечно, зависит облик города. Потому что функции департамента — это обеспечение градостроительной деятельности, Генерального плана города, зонирование территорий, разработка проектов планировки и межевания, выдача градостроительных планов земельных участков и т.д. Это изначально общие документы, которые необходимы для застройки.

— Благовещенск в последние годы обретает китайские мотивы, Владивосток щеголяет приморским флером, а Хабаровск у нас какой?

— Нельзя сказать, что это европейский или азиатский город. Его ни под что не причешешь. Это чисто хабаровский город. Дело в том, что исторически он имеет линейную структуру на полсотни километров вдоль Амура и до тринадцати километров вглубь. То есть линейное развитие было и есть. Но сейчас  прорабатывается вопрос о развитии города вглубь от Амура. На перспективу остается также вопрос о переходе через Амур на левый берег — на Большой Уссурийский остров.

— А генеральные планы часто меняются?

— Законодательство стало кардинально меняться с 2004 года, и вышло требование правительства о корректировке и актуализации планов. А до этого Генеральный план Хабаровска был разработан в 80-е годы. Двадцать с лишним лет он не корректировался, и мы понимаем, с чем это связано. С двухтысячных годов начинает активно меняться градостроительное и земельное законодательство. По логике желательно бы вносить изменения в генеральные планы один раз в 4-6 лет. Но сейчас фактически каждые полгода вносятся изменения в Градостроительный и Земельный кодексы. Естественно, и мы в соответствии с ними должны вносить изменения в Генеральный план города и в правила землепользования и застройки.

Первая корректировка Генерального плана была в 2004 году, потом в 2009-2010, а последняя — в 2015 году. Сейчас в бюджет заложены деньги на корректировку Генерального плана в 2022 году.

— И что там будет корректироваться?

— Где и подо что используется конкретная территория — жилая, коммунальная, промышленная застройка и т. д. Правила землепользования и застройки детализируют Генеральный план, то есть для каждого элемента прописывают виды использования. Например, здесь должно быть жилье, а здесь — обязательные социальные объекты: детские сады, школы, поликлиники.

— Разве это у нас выполняется?

— Здравствуйте! Конечно, выполняется! Вы меня пугаете. Застройка должна соответствовать Генеральному плану и правилам землепользования.

— Возьмем для примера Ореховую сопку.

— Это одна из территорий перспективного развития жилищного строительства на ближайшие десять лет. Более двухсот гектаров предоставлены застройщикам. Первым там построен так называемый жилой микрорайон «ФСБ» за федеральные средства. Есть детский сад, который строился за федеральные, краевые и муниципальные деньги. Мы построили первую за последние 27 лет школу — лицей «Звездный».

Сергей Васильевич Сергейчук

— Почему первую, а школа на ул. Флегонтова?

— Там инициатором выступал край, а здесь — город. Поэтому она для нас первая школа. Дальше: за счет инвестиций предприятия «Газпром — газораспределение» строится досугово-спортивный комплекс. Коммерсанты возводят комплекс ресторанов и торговый центр. Благоустройство там сделано очень хорошо. Таким образом, получилась комплексная застройка, микрорайон эксплуатируется.

— А поликлиника?

— Подождите, не забегайте вперед. Там рядом есть еще территория в двести гектаров, где пять застройщиков, каждый из которых готовит проект планировки — то есть что должно быть. Там помимо жилья запланированы школа на 2200 мест, четыре детских сада по 320 мест и две поликлиники — детская и взрослая.  

— И сроки реализации?

— По аукциону земельные участки были предоставлены застройщикам еще в 2017 году. Но они заходят туда только сейчас. Микрорайон очень большой. Думаю, проект будет реализован примерно в 2028 году.

— Почему случился такой простой?

— Не было инженерных коммуникаций. А без них какой смысл начинать стройку? Но ситуация изменилась. Из краевого бюджета 267 миллионов рублей и городская доля примерно пять миллионов рублей будут потрачены на строительство канализации в этом году и водопровода в следующем.

Следующий шаг: мы сейчас проектируем там улицу Пассаров. Цена объекта — 720 миллионов рублей. Сейчас прорабатывается вопрос привлечения федерального финансирования. И в 2022-2023 годах мы обеспечиваем этот микрорайон улично-дорожной сетью.

Дальше: нам не хватало теплотрассы, которая обеспечила бы теплом данные микрорайоны. С приходом в край губернатора Михаила Владимировича Дегтярева с 2020 года было выделено 90 миллионов рублей на проектирование теплотрассы. Сейчас проект уже получил заключение госэкспертизы. Цена объекта — примерно четыре миллиарда рублей. Понятно, что городской бюджет такую сумму не потянет, да и краевому накладно. Краевая власть запросила у федералов бюджетный кредит сроком на пятнадцать лет с отсрочкой на два первых года строительства. По заявке на инвестиционные проекты край уже защитил 3,7 миллиарда рублей, куда вошли тепломагистраль, улица Пассаров и детсад.

— Там рядом бывшая городская свалка. Она тоже будет застроена?

— Бывшая городская свалка рекультивирована. Сделана система газоудаления, газы сжигаются.  По нормативам через 30-50 лет пройдет ее обследование, и если не обнаружится негативного влияния, тогда будет рассматриваться вопрос о застройке именно этой территории.

— Вы хорошо рассказали об Ореховой сопке. А предыдущие микрорайоны строились по такому же принципу?

— По такому же принципу начиналась застройка микрорайона на ул. Флегонтова, где построены жилье, школа и детский сад.

— Поликлиники там нет.

— Будет. Подождите. Не все сразу. Я объясню, почему нет. Жалко, что развалили «Дальспецстрой». Это был один из основных застройщиков, который фактически строил более пятидесяти процентов жилья в Хабаровске.

 Возьмем микрорайон «Строитель». По проекту там было предусмотрено три детских сада. На сегодняшний день они построены по принципу софинансирования. Но в проекте еще были заложены две школы и поликлиника. Нынче закончен проект и получено заключение госэкспертизы по школе на 1100 мест. В следующем году начнется ее строительство по принципу концессионного соглашения. И, насколько я знаю, край приступил к строительству поликлиники с привлечением федеральных средств.  

— Застройщики у нас местные или иногородние?

— Это наши хабаровские застройщики.

— Вы хотите сказать, что настолько поднялась наша строительная отрасль?

— Она поднимается. Мы умеем строить быстро, качественно и красиво.

— По транспортной инфраструктуре. Как планируется выезд с Ореховой           сопки? Будут развязки или что-то еще?

— Будет расширение улицы Совхозной, мы от этого никуда не уйдем. В перспективе серьезная развязка Большая-Воронежская. Пока вопрос открытый, надо смотреть финансирование, так как цена вопроса — 4 миллиарда рублей. На объездной трассе 0–13 километр, построенной еще в бытность Ишаева, сделана только первая очередь. Под вторую есть незавершенный задел, она тоже будет, но в перспективе. И еще: в проектах есть радиальная трасса, которая начнется с улицы Даниловского, пройдет через Воронежскую и дугой выйдет на Выборгскую. Она свяжет Северный район с Центральным. В градостроительной документации это есть. Все понимают необходимость строительства. Думаю, в ближайшее время такой вопрос будет рассматриваться.

— Что означает «рассматриваться»?

— Рассматриваться будет проектирование и строительство. Когда в Комсомольске был заместитель председателя правительства России Марат Хуснуллин, он подсказал сделать заявку на финансирование проблемных вопросов, которые мешают развитию всей инфраструктуры Хабаровска. Насколько я знаю, такая заявка на перспективу была сделана в пределах десяти миллиардов рублей, включая и эту дуговую автомагистраль.

— Это дальняя или ближняя перспектива?

— Генеральный план у нас до 2030 года. Но Генеральный план не всегда стопроцентно реализуется к установленному сроку. Есть объективные причины, и мы с вами это прекрасно понимаем.

— Стало быть, автомобильные пробки в городе будут еще долго?

— Когда растет город, то должна развиваться и улично-дорожная сеть. В советское время активно велось жилищное строительство, чтобы обеспечить потребности населения. А развитию улично-дорожной сети уделялось очень мало внимания. У государства просто не хватало средств на это. На эту старую проблему наложилась активная автомобилизация населения. Отсюда пробки. Решить проблему в одночасье физически невозможно. Это очень дорого! Хотя и город многое делает, и край помогает, и мы вошли в федеральную программу…

— Давайте от микрорайонов перейдем к центру города. Он хорош?

— Хорош!

— Лучше не надо?

— Лучше надо. Но все равно хорош. Возьмем памятники истории и культуры. В свое время (спасибо Виктору Ивановичу Ишаеву!) была реализована его инициатива по преобразованию нашей главной улицы Муравьева-Амурского. Были реставрированы все памятники, все здания, была расширена проезжая часть улицы, замощены все тротуары, сделаны остановки общественного транспорта, заменено озеленение, реконструированы Комсомольская площадь и центральная набережная. На фестивале международного зодчества в Москве эта реставрация тогда получила приз. А вы вспомните, в каком плачевном состоянии все это было.

— Но ведь тогда было сложное время, особенно с деньгами. Что надо было иметь краевой и городской власти, чтобы провести такую колоссальную работу?

— Силу воли. Хабаровск — столица края, столица федерального округа, он должен был иметь свой особенный облик и благоустройство на надлежащем уровне.

— Однако сегодня Хабаровск уже не седьмая столица…

— Ну и что? В душе-то у нас Хабаровск все равно столица! Заниматься его благоустройством сам бог велел. Вы же знаете позицию мэра города и позицию губернатора. Он новый для нас человек, но оказывает содействие именно Хабаровску в вопросах благоустройства и комфортности.

— Все ли у нас благополучно с памятниками истории хотя бы в центре города?

— Это прерогатива краевой власти и управления по охране памятников. А здания-памятники, которые находятся в муниципальной собственности, это ответственность муниципалитета. Например, здание художественной школы на улице Запарина. Мы будем проводить там реставрацию и реконструкцию.

По краевым памятникам проблема только в одном — в отсутствии достаточного финансирования. Есть здания-памятники, которые подлежат реставрации, но нет денег. Есть здания, в которых от памятников ничего не осталось. В частности, в районе между переулками Дьяченко и Арсеньева. В свое время было предложение частично исключить их из реестра. Но это решается через Министерство культуры РФ…

Хотя есть и хорошие примеры, например, переноса старых зданий. На улицах Шеронова, Истомина, Запарина вы увидите новодел, но это очень интересно восстановленные здания-памятники. Сегодня реставрировать более чем столетнее деревянное зодчество практически невозможно. 

— Вопрос по поводу установки на Комсомольской площади мемориальной арки в честь прибытия в Хабаровск в конце ХIХ века цесаревича Николая Александровича. Впишется ли она в архитектурный ансамбль площади?

— В настоящее время восстановлением мемориала занимается правительство края. Проведен архитектурный конкурс. Было несколько предложений, в том числе по размещению арки в парке на Центральной набережной. Пока решения нет.

— Известно, какой она будет?

— Арка была деревянная. Встретили цесаревича, проводили, разобрали. Арка будет восстановлена в натуральных размерах. Архитектурный облик будет полностью соответствовать. Но выполнена будет из современных композитных материалов, которые передают фактуру дерева. Она будет легкая и ажурная, небольшая по габаритам.

Впишется ли в современную площадь? Я не готов сказать, где ее разместят. Быть может, на оси храма-памятника Успения Божьей Матери. Я думаю, не случится нарушения облика площади.

— Вопрос по речному вокзалу: планируется ли его реконструкция?

— Этот вопрос будируется уже лет десять. Рассматривали несколько площадок размещения речного вокзала. Первая: выше арены «Ерофей», где планировалось строительство пункта пропуска. Но там специфические русловые процессы, идет заиливание. Рассматривали частичный вынос речного порта, что на Казачьей горе, и организацию там  речного вокзала. Не получилось, так как есть особенности. Остановились на старом месте.

В свое время разрабатывался очень интересный проект. Заказчиком была администрация города, проект делал знаменитый хабаровский архитектор Александр Ефимович Мамешин. Он задумал на месте площади у речного вокзала сделать площадь первого строителя — с шикарной скульптурной композицией, с роскошным благоустройством и прочим. Но все утухло — проект был дорогой.

Последнее веяние: ЦПИ-52 разработал проект выносного речного вокзала на акваторию Амура.

— Оригинально!

— Уссурийский бульвар должен быть раскрыт к реке, ее не должно закрывать здание. Сейчас прорабатывается вопрос в правительстве края о возможности строительства выносного речного вокзала с привлечением  инвестиционных средств.

Все транспортные узлы — это визитная карточка любого города. Современный аэропорт у нас есть. Международный терминал закончат строить в 2023 году. Железнодорожный вокзал реконструирован, сделали хорошую привокзальную площадь, изменили там транспортную инфраструктуру. Очередь доходит и до речного вокзала.

— Значит, и автовокзал — тоже транспортный узел. Но эта визитная карточка такая убогая…

— В свое время по автовокзалу было очень интересное решение. Предлагалось разместить его за железной дорогой напротив железнодорожного вокзала и связать их надземным устройством торгово-развлекательного и транзитного маршрута над станцией Хабаровск- I. Идея принадлежала ДВЖД. А автовокзал в частных руках. Как всегда, дефицит финансирования, и ДВЖД ушла в менее затратный объект — реконструкцию подземного тоннеля, устройство безбарьерной среды.

— Вернемся в нынешнее время.

— Да. Автовокзал — это частная собственность. Сегодня проблема в чем? Там недостаточно мест отстоя для автобусов, не совсем цивилизованное место посадки пассажиров, сам автовокзал имеет непрезентабельный вид, нет благоустройства прилегающей территории. В начале этого года мэр дал поручение разработать вместе с собственником «дорожную карту» по реконструкции автовокзала. Она уже сделана. Установлены сроки. Началась реализация.

— Это уже зримо?

— Пока нет. Работа идет с документами. Мы разработали проект межевания, которым предусматривается расширение земельного участка за территорией автовокзала, чтобы обеспечить нормальную технологическую возможность захода общественного транспорта, его отстоя и возможности посадки пассажиров. Также рассматривается вопрос о расторжении всех договоров и демонтаже всех киосков. Как только разберемся с землей, так собственник начнет готовить проект реконструкции всей территории и самого здания.

— Давайте поговорим об одноэтажном домостроении. В идеале: город выбирает территорию, подводит всю инфраструктуру, разбивает земельные участки и продает их желающим построить дом. Такое у нас будет? Ведь и губернатор Михаил Дегтярев уже заговорил про программу «Дом дальневосточника». Не резон строить такие дома в чистом поле…

— Очень серьезный вопрос. То, о чем говорил губернатор, я думаю, и станет первым пилотным проектом, который будет реализован в поселке имени Горького. Там есть порядка двухсот земельных участков. Это будет микрорайон одноэтажной застройки. Этим вопросом занимается правительство края. Когда будет определено финансирование, тогда подключится город — на стадии создания инженерной и транспортной инфраструктуры. Скорее всего, проект будет на условиях софинансирования.

— И сколько таких микрорайонов может быть в городе? Чтобы не получилось так, как с предоставлением земельных участков многодетным семьям.

— Не хотел бы я об этом говорить, но придется. В Генеральном плане Хабаровска помимо многоэтажной жилой застройки определены территории для малоэтажной. Предполагалось, инвестор по аукциону может забрать такой участок. Как, например, в микрорайоне «Сокольники» в Краснофлотском районе, где инвестор подвел инженерию и продал участки.

А в 2011 году вышел закон о бесплатном предоставлении земельных участков многодетным семьям. Мы акцентировали внимание правительства края на том, что закон очень сырой. В чем он недоработан? Первое: было разрешено всем жителям края получать земельные участки в Хабаровске. Второе: абсолютно не были решены вопросы транспортной и инженерной инфраструктуры. Хотя в других регионах (Белгородской области, Краснодарском крае и т.д.) землю давали только в пригороде. Там создавалась региональная дирекция, которая обеспечивала разработку градостроительной документации и реализацию инженерной и транспортной инфраструктур. То есть она отслеживала застройку этих участков. А в нашем крае эти вопросы никто не курировал. И до 2015 года полномочия по земле были у правительства края, которое большинство участков, планировавшихся для индивидуального жилищного строительства с инженерным обустройством, отдало многодетным без него.

— Если у многодетной семьи нет денег на выкуп земельного участка, то тем более откуда возьмутся деньги на строительство дома…

— Вот именно! Мы анализировали: только один процент семей получили разрешение на строительство, остальные или заброшены, или проданы… Раньше ведь была муниципальная геодезическая служба, сейчас ее нет, и контролировать проблематично. Происходит самозахват, наложение, не решается обеспечение инженерией и т.д.

С 2015 года край передал городу полномочия по земле. И сегодня нам говорят: а почему город не обеспечивает земельные участки многодетных семей улично-дорожной сетью, освещением и прочим?

— Ага, задним числом вы, ребята, виноваты!

— Ну… Краевой закон, наконец, поправили. Землю в Хабаровске теперь могут получить только городские многодетные жители. Есть там и другие логичные изменения. Но закон обратной силы не имеет. И то, что наделали, надо расхлебывать. 

У краевого правительства появилась программа, по которой для строительства инженерной инфраструктуры можно по конкурсу получить субсидию. Мы проанализировали три территории, сделали проектную документацию — цена вопроса 160 миллионов рублей. Мы их получили по данной программе и построили 10,5 километра грунтовых дорог и освещение.

Мы сделали еще один аналогичный проект на 150 миллионов рублей. И завершим в этом году проект еще одного участка в поселке Горького — цена будет примерно такая же. Обратились к краевой власти о финансировании. А субсидии по данной программе определяются бюджетом на три года, и все деньги уже выбраны до 2023 года. Вот такая ситуация.

— Понятно. Планируется ли что-либо на месте военного аэродрома?

— Есть военный аэродром. И есть аэродром ДОСААФ, который не используется. Сейчас на уровне края решается проблема, как забрать аэродром ДОСААФ (порядка 60 гектаров) и включить его в жилищное строительство.

С военным аэродромом сложнее. Когда в 2004 году мы разрабатывали Генеральный план Хабаровска, то нарисовали там жилой микрорайон. Обратились в Минобороны РФ. Нам ответили, что ведомство не против освобождения территории при условии, что город приведет в соответствие аэродром в Калинке. То есть вопрос по военному аэродрому сегодня пока открытый.

— По сути это была отписка. Скажите, у вас есть чувство удовлетворения тем, что вы делаете сегодня или на перспективу?

— Если честно, то очень редко.

— В чем проблема?

— В законодательстве. Мы за ним едва успеваем. Свою нормативную базу мы вынуждены кардинально менять буквально через четыре-шесть месяцев. Наш департамент оказывает 21 муниципальную услугу населению. На каждую есть регламент. Каждая введена в положение о департаменте. Каждая заведена в должностные инструкции специалистов. А что такое внести изменения? Их надо проработать, пройти оценку, сделать три согласования в разных ведомствах, ряд вопросов внести на утверждение городской думы.

— Какой в этом смысл?

— Нарабатывается опыт. Законодательство постепенно приводится к современным требованиям.

— Через такое бумаготворчество?

— А куда денешься? Объем документов не уменьшается, он только увеличивается. Мы кое-что оптимизируем, компьютеризируем, создаем программы, которые упрощают эту работу. Мы сократили сроки выдачи разрешений на строительство, выдачи градостроительных планов земельных участков, выдачи разрешений на ввод объектов и т.д.

— Чему порадуются хабаровчане в ближайшей перспективе?

— «Броско Молл» в 2023 году введет гостиницу и аквапарк. В 2022 году начнется строительство двух детских садов, а в ближайшие 10-15 лет в городе должно быть  построено 25 детских садов. В 2022-2023 годах планируется через концессионное соглашение строительство школы в микрорайоне «Строитель», школы на улице Демьяна Бедного, а также школы на Ореховой сопке. Продолжим строительство инженерной инфраструктуры, в том числе газификацию. Проектируем канализационные коллекторы в Красной Речке и поселке Горького. Очень большая работа по расселению и сносу ветхого и аварийного фонда. Приступили к комплексному обследованию Дома культуры в поселке Горького, чтобы понять цену ремонта. С ним будет так же, как с Домом культуры «Арсеналец», который был брошен, но из которого сделали конфетку. В Краснофлотском районе планируется строительство спортивно-досугового центра с лыжной трассой. С помощью инвестора сделаем площадь Блюхера. Будет несколько оригинальных и тематически насыщенных скверов. Объектов очень много. Работы уйма!

Раиса Целобанова

В опросе также участвовал Игорь Ковалев

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.