Представитель хабаровского управления дорог: Наш народ не любит надземные переходы

Опрос с пристрастием

Гость редакции – Елена Анатольевна Лошкарева, заместитель начальника отдела подготовки производства управления дорог и внешнего благоустройства администрации города Хабаровска

— Поводом для сегодняшнего разговора стало недовольство некоторых хабаровчан строительством нового виадука на улице Краснореченской. Расскажите, в чем дело?

— У нас в плане строительство надземного перехода, который будет пересекать улицу Суворова с двух сторон и улицу Краснореченскую. Он будет недалеко от жилых домов. Но место там такое, что существующая застройка не позволяет расположить переход иначе.

— Так ведь это же не секретный объект, о нем давно говорят.

— Да. Документация прошла экспертизу, получено положительное заключение. Вся проектная документация на строительство, реконструкцию и капитальный ремонт проходит государственную экспертизу, которая выдает заключение на соответствие или несоответствие техническим нормам.

— А народ как участвует в этом процессе?

— По данному надземному переходу была разработана документация по планировке территории. Это один из документов для получения разрешения на строительство, в том числе и для оформления земельного участка. Эта документация прошла публичные слушания. Информацию о публичных слушаниях мы размещаем на сайте администрации города, департамента архитектуры, в газете «Хабаровские вести», на стенде департамента архитектуры. То есть публичные слушания состоялись, и по их результатам есть постановление об утверждении названной документации по планировке территории.

— Чем же тогда недовольны жители?

— Я так понимаю, некоторые из них ждали извещения каждому жильцу лично. Но регламентом по проведению публичных слушаний такое не предусмотрено. Оповещение в средствах массовой информации было сделано. Все, кто был заинтересован, пришли и выразили свое отношение. Тем более что строительство перехода идет в составе капитального ремонта улицы Краснореченской. Работы на самой дороге были первым этапом, а надземный переход — второй этап. То есть улица Краснореченская уже третий год на слуху, и трудно не знать, не слышать о переходе.

Елена Лошкарева

— Была же аналогичная ситуация недовольства, когда эту дорогу расширяли и машины стали проезжать ближе к домам.

— Это было на участке от улицы Индустриальной до улицы Богачева. А что делать, если в рамках существующей плотной застройки требуется развивать город?

— Высказывалось мнение, что следовало снести дома, расселить людей, а потом уже делать дорогу…

— Снести дома? Там не частный сектор, а пятиэтажки, куда расселять большое количество людей? У города нет такой возможности и таких больших денег.

— Слишком близко к домам будет расположен новый виадук?

— Близко, но в рамках норматива.

— Близко — насколько?

— Около десяти-пятнадцати метров. Но смущает людей не  расстояние, а то, что само сооружение высокое и с его лестниц, якобы, будут заглядывать в окна. Однако в окна никто заглядывать не сможет, потому что виадук будет не прозрачный, он полностью будет накрыт затемненным поликарбонатом.

— Новый виадук будет похож на предыдущие? Или это более современное сооружение?

— Два виадука на проспекте 60-летия Октября обычные, простые: ступеньки, а переход накрыт прозрачным поликарбонатом. Отличие нового виадука в том, что он будет приспособлен для маломобильного населения. К надземному переходу на четырех его сторонах будут пристроены четыре лифтовые кабины. В городе таких лифтов нет, они станут первыми, пробными. В стране есть завод по разработке такого специального оборудования. Оно подходит под наши природные условия — под морозы и т.д. Завод дает нам гарантию.

— Этим лифтом подниматься на виадук могут только маломобильные люди или любой желающий?

— Кто захочет, ограничений не будет.

— А если вдруг заклинит дверь такого лифта в тридцатиградусный мороз, что будем делать? В доме лифт внутри помещения, вызвать можно дежурного лифтера и ждать его хоть два часа. А здесь кого вызывать?

— Пока неизвестно. Пока не могу сказать. Как только построим виадук, так и выберем обслуживающую лифты организацию. Сейчас не можем решать, потому что нет объекта.

— Почему виадук будет накрыт поликарбонатом?

— А чем еще? Самый подходящий материал. Даже затемненный, он все равно пропускает свет. Но там будет освещение. Виадук закроется поликарбонатом полностью, чтобы снег зимой туда не попадал.

— Какая цена объекта?

— В ценах 2017 года, когда был сделан проект виадука, заложена его стоимость около 150 миллионов рублей.

— Скоко-скоко?

— Да, такая сметная стоимость.

— На проспекте 60-летия Октября виадук, наверно, дешевле: там паршивый поликарбонат, который начал трескаться.

— Дело не в паршивом качестве, а в людях. Еще не перевелись любители портить. Сделаешь кирпичные стены, все равно разрисуют и расковыряют.

— Какие проблемы выявились при эксплуатации старых виадуков?

— Был вопрос по скользким ступенькам, но его тогда решили, сделав покрытие. На новом переходе это учтено. И поручни здесь есть.

— А как женщине с ребенком поднимать коляску на виадук?

— А зачем ей поднимать коляску, если есть лифт? Вошла в кабину с коляской и поехала.

— Когда начнут строить виадук на Краснореченской?

— На днях мэр города Сергей Анатольевич Кравчук осмотрел место будущего строительства и решил, что стройка не начнется, пока не пройдет обсуждение ситуации с жителями и не будет найден компромисс.

— Понятно. Была информация, что планируется надземный переход еще и в Северном микрорайоне.

— Да, в проектной документации по улице Тихоокеанской предусмотрен надземный переход в районе Академии народного хозяйства и подземный переход в районе Тихоокеанского госуниверситета.  Выход будет за трамвайными путями. То есть светофоры там убираются и движение автотранспорта станет более интенсивным.

— Во Владивостоке виадуков много, а в Хабаровске мало. Почему?

— У нас очень плотная застройка вдоль улиц, поэтому переходы строить тяжело. Названные переходы запланированы в составе реконструкции улиц, на что даются федеральные деньги. А отдельно от реконструкции мы такие объекты не намечаем — у города нет на них свободных денег. Да и особая необходимость пока не возникла. Во Владивостоке другое: там местность специфическая, гористая, там без лестниц нельзя, люди привыкли подниматься по ступенькам. А у нас город преимущественно равнинный. Возможно, поэтому наш народ и не любит надземные переходы.

— А подземные? За что было любить переход на Судоверфи? К нему страшно было подойти, не то что войти…

— Я жила в том районе и хорошо знаю, как его все время топило, состояние было ужасным. На Судоверфи проблема в том, что не было отвода воды. Вообще, наш Первый микрорайон весь сильно обводнен, там большая проблема с ливневой канализацией. Потом тот переход законсервировали, закрыли, но постоянно откачивали воду, боясь обрушения. А когда началась реконструкция Краснореченской, переход засыпали полностью.

— А новый переход на ТОГУ не затопит?

— Нет, там разработана надежная система дренажа.

— Другие подземные переходы планируются?

— Пока нет.

— Сколько всего в городе подземных переходов?

— Пять: на «Павленко», на «Большой», на вокзале, на «Энергомаше», у «Платинум арены». Два из них строились совместно с реконструкцией улиц, два — вместе со строительством торгового и спортивного центров, у вокзального перехода своя история.

— Все переходы на балансе города. Чем их больше, тем больше расходы на их содержание. Это нам надо?

— Неправильная логика. Переходы – это удобство для людей, это снижение аварийности.

— На станции Красная Речка детям, чтобы попасть в школу, приходится пересекать железную дорогу, проползая под вагонами. Это ведь тоже городская проблема?

— Дело в том, что муниципалитет не может туда зайти, чтобы построить виадук, это территория РЖД, это не наша земля. И РЖД не может построить виадук, потому что у них нет на это полномочий. Краевое правительство обсуждало эту ситуацию с железнодорожниками, сейчас рассматривают какие-то предложения.

— Но ведь строили виадук через железнодорожные пути…

— …на Суворова. Он в плохом состоянии, уже лет десять закрыт, законсервирован, так как считается особо опасным объектом. Это собственность РЖД.

— Какими еще новостями вы можете поделиться с нашими читателями?

— Сейчас мы составляем перечень городских дорог, которые будут ремонтироваться в следующем году. Планируется ремонт улиц Тихоокеанская, Пионерская, много дорог в частном секторе, в частности улица Служебная и переулок Засыпной, который в интересной ситуации.

— Это что значит?

— Переулок находится на землях военного ведомства. Дорога там есть, но в качестве объекта ее нет. Будем ее регистрировать в муниципальную собственность и планировать ремонт. Территорию ДОСов военные передали городу в комплексе, поэтому там нынче частично ремонтируем дороги на улицах имени 202-й воздушной десантной бригады и Георгиевской.

— Скажите, а шумозащитные щиты в вашем ведении?

— Да. Проектировщиками было запланировано устройство шумозащитных экранов в районе домов со 101 по 109 на улице Краснореченской. Но когда подрядчик начал копать под сваи, то выяснилось, что это нежелательно. Там залегают водопровод и канализация еще с 50-х годов, и «Водоканал» запретил вмешательство. Даже если бы работы прошли над трубами, не задевая их, никто не гарантирует, что даже  малейшая вибрация не приведет к аварии. И мы расторгли контракт, поскольку поставить шумозащитные экраны невозможно.

— А при проектировании сети не были нарисованы?

— Были, и имелся шанс, который не подтвердился. На практике съемка расположения сетей редко совпадает с их реальным нахождением. Либо есть сдвиг в сторону, либо нереально указана глубина залегания.

— Так, может быть, посадить деревья?

— Деревья можно, но пока они разрастутся, долго ждать эффект.

— В городе где-то есть экраны?

— Вдоль улицы Сеченова экраны поставила РЖД. Еще их ставил «Дальспецстрой», когда строил развязку с проспекта 60-летия Октября на улицу Пионерскую. Но там щитов уже нет, остался только каркас. И шумозащитный экран года два назад поставлен на улице Лейтенанта Орлова.

— Какие должны быть условия, чтобы поставить экран? Жалобы жителей?

— Нет, дело не в жалобах. В идеале шумозащитные экраны включаются в проекты в разделе защиты окружающей среды. А на старых участках мы их не ставим. Почему-то. По старым участкам и жалоб-то не было, что мешает шум.

— Посмотрите: на остановке «Большая» дома рядом с улицей, движение машин архинапряженное, а защиты от шума никакой нет. Как бы побеспокоиться о людях?

— Шумозащитный экран на том участке можно ставить только на пешеходном ограждении. А по новому законодательству на пешеходном ограждении ничего ставить нельзя.

— Тогда какие есть варианты защиты от шума?

— Три варианта: шумозащитные экраны, зеленые насаждения и пластиковые окна. Например, при проектировании реконструкции улицы Краснореченской на участке от ул. Богачева до Прогрессивной (там шумозащитные экраны ставить негде) была запланирована замена деревянных окон на пластиковые в старых домах. Это было учтено в проектной документации, иначе бы не выделили деньги.

— Какие проблемы чаще всего возникают в вашей работе?

— Основная проблема – недовольство граждан. И еще: когда начинаем копать, то либо не находим обозначенные инженерные сети, либо находим необозначенные. Очень много было таких вопросов по Краснореченской в районе промзоны, на территории МЖК: находили бесхозные сети либо владельцы инженерных сетей сами не знали их расположение.

— Это о чем говорит?

— О безответственности частных компаний. Городские структуры, проложив, к примеру, кабель или трубу, обязаны сдать исполнительную документацию в департамент городской архитектуры. И потом при проектировании эта информация учитывается. А если частная организация проложила кабель, не открывая ордер на производство работ, то она же не дает данные.

— А так можно?

— Так нельзя. Это незаконно. Но за всеми не уследишь. Хотя есть контрольный орган — управление административно-технического контроля, которое наблюдает за производством земляных работ.

— Например, вижу, что кто-то что-то копает — можно пожаловаться в это управление?

— Не только можно, но и нужно. Управление находится на Уссурийском бульваре, 6. Там разберутся: законно копают или незаконно.

— А к вам по каким вопросам можно обратиться?

— По вопросам улично-дорожной сети. Например, по ремонту тротуаров и т.д. Но в последнее время поступает много обращений по ремонту придомовой территории. А мы этим не занимаемся.

— О чем мы не спросили, а вы хотели бы сказать?

— Очень хочется, чтобы у жителей города было больше понимания того, что мы делаем. Мы многое делаем, не всегда оно заметно, поскольку территория города просто огромна. Но мы стараемся, чтобы людям жилось комфортнее. Поэтому хочется встречного понимания.    

Раиса Целобанова

В опросе также принимали участие Ирина Северцева и Андрей Дунаевский.

Фото Андрея Дунаевского

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.