Как в Хабаровске ведется социальная работа с населением?

Опрос с пристрастием

Гость редакции — Лела Александровна Круш, начальник управления социальной работы с населением администрации города Хабаровска

— Какие направления входят в ваши полномочия?

— Координация деятельности по созданию доступной среды в городе; организация мероприятий, направленных на поддержку семей с детьми, продвижение семейных ценностей; организация деятельности муниципальных учреждений — центров работы с населением; разработка и реализация мероприятий по адресной социальной поддержке отдельных категорий граждан, в том числе развитие благотворительности. Вот такие основные направления.

— Начнем разговор с адресной социальной поддержки.

— В соответствии с Уставом город может выделять средства на адресную социальную поддержку граждан. Но мы не дублируем краевые и федеральные меры, скажем, по пенсиям, выплатам детям от 3 до 7 лет и т.д. Однако они направлены на ту же категорию населения — ветеранов, пенсионеров, инвалидов, семьи с детьми.

— Такая поддержка продиктована законодательством или город сам вправе давать ее или не давать?

— Это право города при наличии денег в бюджете. Это дополнительные меры.

— Сумму можно назвать?

— Конечно. На этот год из бюджета города выделяется более 50 миллионов рублей на 24 меры поддержки. К сожалению, дефицит бюджета не позволяет увеличивать данные расходы. Но внутри суммы мы проводим перераспределение в зависимости от востребованности.

— По какой причине? Получателей становится меньше?

— Есть и такое. С каждым годом все меньше и меньше участников Великой Отечественной войны. Мы делаем анализ и освободившиеся средства направляем по потребности. Например, в 2019 году по инициативе мэра города в Хабаровске появилась более эффективная мера поддержки — единовременное пособие семьям, в которых родились двойняшки. Если раньше давали 50 тысяч рублей, то сейчас 100.

— А если трое?

— Тогда 500 тысяч рублей.

— И народ знает об этом?

— Знает. Мы направляем информацию в женские консультации, в родильные дома, в СМИ, в социальные сети, в общественные организации. 

— Сложно собрать пакет документов?

— Пакет простой: свидетельство о рождении детей и копия паспорта. Материальное положение семьи значения не имеет.

— Как много у нас тройняшек?

— Ежегодно они появляются в среднем всего в двух семьях.

— Уточняющие вопросы. Мать живет в Хабаровске, но у нее нет городской прописки.

— Есть обязательное требование: родители должны не менее года быть зарегистрированными жителями Хабаровска.

Лела Александровна Круш

— Такая ситуация: мать подала пакет документов, получила пособие и отдала малышей в детдом.

— Что вы говорите?! Такого не бывает!

— Это хорошо. А если мать умерла при родах?

— Оформить пособие может отец.

— А если отца нет?

— Тогда за пособием могут обратиться законные представители детей. Слава богу, и такого нет.

— В какие сроки можно получать пособие?

— Желательно в течение полугода.

— Другие новые меры есть?

— Да. По инициативе мэра города Сергея Анатольевича Кравчука со времени 75-летия Победы ветеранам Великой Отечественной войны выдается по тысяче рублей на погашение платы за коммунальные услуги независимо от материального положения семьи.

— Одноразово?

— Нет, ежемесячно и до конца жизни. При этом не требуется никаких документов подтверждения, так как у нас есть списки ветеранов войны. Их у нас в городе 1137 человек.

— А если ветеран только приехал в город…

— Если приехал, то он получает пенсию, и через краевые службы мы его увидим и назначим данную выплату. А если уехал, то не платим. Еще ветеранам войны и многодетным семьям мы оказываем помощь в проведении текущего ремонта в квартире или в частном доме.

— Пенсионеров не забываете?

— Да что вы! Малоимущим пенсионерам положена, к примеру, поддержка на замену электропроводки — 3 тысячи рублей ежегодно. Кроме этого тем, кто живет в частных домах, раз в год выдается также по 3 тысячи рублей на приобретение угля и дров. А еще на ведение домохозяйства 5 тысяч рублей раз в год. Нуждающимся мы выдаем 500-рублевые сертификаты на продукты питания.

— Что положено детям?

— Беременным женщинам, малышам до года на искусственном вскармливании, детям до 3 лет, детям-инвалидам до 18 лет положено ежемесячное пособие на питание по 800 рублей, если все они из малоимущих семей.

Все эти меры очень живые, то есть востребованные. Для удобства получения поддержки хабаровчане приходят не в мэрию, а в комитеты по управлению районами города. По итогам года мы проводим анализ, сравниваем расходы, количество получателей услуг. Нам есть чем гордиться, ведь это все — дополнительная помощь людям.

— Как вы работаете с семьями?

— Все наши мероприятия направлены на продвижение семейных ценностей. Например, вручаем почетный знак «За заслуги в семейном воспитании». Он учрежден мэром города и вручается вместе с премией в 50 тысяч рублей тем семьям, которые воспитывают более пяти детей. Это достойные, можно сказать, лучшие семьи Хабаровска. Их дети — лауреаты различных конкурсов, победители олимпиад и т.д. То есть через детей мы видим, сколько сил и любви вложила в них семья, какой у них общий досуг и т.д.

— Кто может подать заявку на такой конкурс?

— Заявку может подать сама семья, общественные организации, структуры городской администрации, школы и др.

У нас есть диплом мэра «Отец года». Он вручается ежегодно отцам, достойно воспитавшим трех и более детей.

Еще есть знаки мэра города «Бриллиантовая пара» и «Золотая пара» для тех семей, кто прожил в браке 60 или 50 лет и более.  

Эти мероприятия проходят в День семьи. Правда, в этом году пандемия внесла коррективы, мы их не проводили. Но как бы взамен 30 сентября проведем прием мэра, где будут вручены почетные дипломы и знаки.

— А ко Дню пожилого человека вы как-то поддержите народ?

— Мы бы и рады, но у нас недостаточно средств, чтобы всем пожилым помочь материально.

— Понятно. У вас есть центры работы с населением, что это такое?

— В 2010 году изменилось законодательство, которое четко определило полномочия муниципальной и региональной власти. До этого все занимались социальной защитой, были и краевые, и городские дома ветеранов. Их основной функцией был патронаж пожилых граждан, неблагополучных семей с детьми. Когда полномочия по соцзащите ушли в край, нам удалось оставить помещения бывших домов ветеранов, преобразовав их в центры работы с населением. Их у нас шесть, работают они в каждом районе города в 14 помещениях.

— И они востребованы?

— Конечно! В каждом центре по-разному, но мероприятий немало. Утром там занимаются гимнастикой. Есть различные клубы по интересам. Есть компьютерные залы, где обучают пожилых граждан компьютерной грамоте. Там периодически работают психологи, юристы. Но часть помещений сдается в аренду.

— В аренду??? Зачем, если центры популярны у пожилых людей?

— У нас недостаточно средств на содержание центров. Поэтому им самим приходится зарабатывать на ремонт полов, покраску стен, на канцтовары и т.д. Таким образом мы привели их в приемлемое состояние. К примеру, центр на улице Школьной на втором Хабаровске мы только в прошлом году закончили обустраивать, а до этого там даже света не было.

— Как человеку узнать, где есть такой центр и чем там можно воспользоваться? Никогда ни в одном доме я, например, не видела даже простейших объявлений или расписаний их работы. Давайте обратим на это внимание.

— Я согласна. Есть такая проблема. До каждого мы не дойдем, а повесить в подъезде расписание не трудно. Хотя в прошлом году мы проводили на Комсомольской площади большое мероприятие с целью пропаганды центров. А еще мы надеемся на «сарафанное радио».

— Быть может, пожилым людям не так важно чем-то заняться в центре, сколько просто пообщаться со сверстниками.

— Я читала о факторах, способствующих долголетию. Ученые подтверждают, что важны эффективная медицина, качественное питание, социальная и творческая активность, общение.Да, к сожалению, многие пожилые люди одиноки. Но есть такие активные пенсионеры, которые сами ведут клубы по интересам. Мы проводили анализ и пришли к интересному выводу. Если раньше самыми популярными были клубы садоводов, то теперь пальма первенства у клубов здорового образа жизни. А всего работает 143 клуба для пожилых граждан.

— Мы все время говорим о пожилых. А как с остальным населением, которое обозначено в названии центров?

— Конечно, они в большей степени предназначены для работы с пожилыми. Но в их поле зрения и неблагополучные семьи с детьми, которым они оказывают помощь. Есть направление по работе с инвалидами.

— Можно конкретный пример?

— Возьмем центр «Диалог» на улице Ильича, 3. Там есть специалист, который работает с семьями, имеющими детей-инвалидов. Он организует с ними развивающие и реабилитационные занятия, курирует работу клуба родителей, имеющих детей-инвалидов.

— Их приглашают в Центр?

— Зачем? Это уже сформировавшийся коллектив. К примеру, в городе есть организация детей с ДЦП. Ее подразделение в Краснофлотском районе действует на базе нашего Центра по работе с населением. Руководитель подразделения некоторое время назад получила муниципальный грант, за счет которого 27 детей съездили на море в Приморье. Вы не представляете, как были благодарны родители! А одна мама рассказывала, как ее сидячая девочка там приподнялась, хотя врачи говорили о таком результате только через три года. Нам не понять ни их состояния, ни их эмоций, а для них очень важно быть вместе, менять хоть иногда обстановку.

В начале октября Центр организует для них праздник, куда приглашаются 35 детей, а еще 65 детей получат подарки дома.

— С неблагополучными семьями, наверно, сложнее работать?

— Непросто, конечно, со всеми. Но, как говорится, если назвался груздем, то полезай в кузов. Наши сотрудники центров являются членами комиссий по делам несовершеннолетних. Если они видят, что родители не занимаются своими детьми, то просто приводят ребятишек в Центр. Что может он дать? Подготовку дошкольников к школе.  Пребывание в нашем лагере во время и летних, и зимних, и весенних каникул, где дети получают бесплатное питание и бесплатные мероприятия. Скажем, выезды в зоосад, в театры, в музеи. Проводятся различные оздоровительные мероприятия. Обстановка у нас более свободная, чем в школе, более демократичная. И специалисты другие.

— Кстати, расскажите немного о ваших специалистах.

— Средний возраст наших специалистов 40-42 года.

— Это те, кто работает с населением?

— Да. Это хороший возраст, когда у людей уже есть некий опыт  и когда еще не пропал энтузиазм, еще живо желание помогать. И это несмотря на то, что заработная плата по нашей отрасли ниже, чем в других отраслях социального блока. Мы не попадаем под президентские указы о заработной плате. Пока так. Вместе с тем у нас работают очень активные люди.

И еще: наши центры не находятся в каких-либо ограничительных рамках, скажем, подушевого финансирования. Мы сами реализуем свои инициативы. Благодаря этому налажено взаимодействие с общественными организациями. Наши центры взаимодействуют с 39 НКО. Кроме того, любой человек может прийти к нам со своей инициативой, и мы его поддержим, он может пользоваться нашей базой, если его идея востребована населением.

— А у вас есть право на какие-либо платные услуги?

— Да. Есть расходы, на которые мы не выделяем средства в связи с дефицитом бюджета. Плата, полученная за услуги, по законодательству может быть направлена как на улучшение материально-технической базы, так и на поощрение сотрудников.

— Платные услуги — это что?

— Для центров по работе с населением есть муниципальное задание, которое оплачивается из городского бюджета. Это бесплатные клубы, кружки для детей из малоимущих или неблагополучных семей, различные бесплатные мероприятия для пенсионеров. А есть платные кружки. Еще есть платные группы временного пребывания детей, для которых выделены комфортные помещения с разными видами досуга. Как ни странно, такая услуга особенно востребована в Центре на улице Аксенова на Пятой площадке.

— И дорого это стоит?

— Час пребывания ребенка стоит 52 рубля.

— Ну, если 52 умножить на 8 часов, то…

— Не-е-ет! Не больше четырех часов!

— Почему???

— Потому что ребенок находится в группе временного пребывания без питания. А мама в это время может решать свои личные вопросы. Кроме того, что ребенок в комфортных условиях и под надзором воспитателя, с ним еще будут заниматься психологи, он может позаниматься в действующих в это время кружках.

— Интересно, сколько зарабатывают ваши центры на платных услугах?

— За нынешние полгода платных услуг оказано на 1,8 миллиона рублей. А ежегодно получаем более четырех миллионов.

— Это мало или много?

— Мы можем оценить качество наших платных услуг по тому фактору, что они ежегодно растут. Если хабаровчане готовы платить, значит, они востребованы.

— Ежегодно — это как давно?

— Вначале наши центры были казенными учреждениями и не имели права на платные услуги. Но с 2019 года они перешли в статус автономных учреждений. А автономным учреждениям сам бог велел оказывать платные услуги, так как они более свободны.

— А может быть, рост сумм за платные услуги происходит банально за счет  повышения цены?

— Нет-нет-нет! Стоимость каждой платной услуги утверждается управлением экономического развития города. Мы не можем установить цену с потолка — нас хорошо контролируют.

— О чем еще вы не рассказали?

— О благотворительности. Это новое направление. Мы изучали опыт других городов и других регионов, чтобы понять, как объединить всех, кто хотел бы и может помогать, с теми, кто нуждается в помощи. Как привлечь сюда общественные организации и наши центры. Для этого мы разработали концепцию благотворительности применительно к социальной работе с населением, где определили проблемы и пути их решения.

— Благотворительность в вашей сфере предполагает только денежные взносы?

— Не обязательно! Допустим, человек готов возить инвалида на реабилитационные мероприятия. Другой может научить ребенка-инвалида профессиональной фотографии. Да мало ли чего требуется людям и в чем можно оказывать помощь на бытовом уровне?! Чаще всего это адресная помощь. Вот  недавно сгорела квартира у семьи, в которой четверо детей. Мы обратились в общественную организацию, у которой есть готовые сформированные продуктовые наборы. Их сразу же отвезли погорельцам. Есть крупные богатые предприятия, у которых имеются социальные программы. А мы хотели бы, чтобы эти программы направлялись на решение вопросов местного значения.

— Например.

— Например, на Красной Речке есть центр работы с населением «Единство». У него здание 1938 года постройки. Это бывший Дом офицеров. Он в крайне плачевном состоянии. И почему крупному богатому предприятию не отремонтировать его?

— Цена вопроса?

— Капитальный ремонт стоит 250 миллионов рублей. Мэрия его не потянет, нет у нее таких свободных денег. Второй объект — это Дом культуры поселка имени Горького. Почему бы какому-то небедному банку не реализовать такой социальный проект?

— Какая разница между социальными программами предприятий и благотворительностью?

— Разницы никакой. Я делаю акцент на том, чтобы такие программы они реализовали не где-то в Москве, а в Хабаровске, где работает структура данного предприятия. Это было бы справедливо.

— А как вы ощущаете благотворительность? Вот был случай…

— О некоммерческой организации «Потому что могу» мы узнали  из соцсетей. Она создана без участия власти. Люди объединены идеей помогать нуждающимся. Вот был случай: у бабушки в доме ветром снесло крышу. Кинули клич: помогите, кто может! Нашелся предприниматель, который привез стройматериалы. Нашлись люди, которые сделали крышу. Для нас, для муниципалитета, это большая поддержка. Второй случай: у бабушки (ветерана войны) надо делать полный капремонт частного дома. Родственников у нее нет. Наши меры помощи такого объема не предполагают. Понятно, что мы обратились к этой организации. И люди начинают собирать средства для конкретного человека, на ликвидацию конкретной беды. Это и называется благотворительностью в гражданском обществе.

— Все ли в этом деле гладко?

— Проблема в отсутствии информации. Люди обращаются напрямую: помогите! А действительно ли они нуждаются? А кто будет определять, кто нуждается в первую очередь и кто во вторую? Есть ведь много людей, которые из гордости никогда не скажут о своей беде, не пойдут за помощью. Поэтому мы обсуждаем самые разные нюансы. Я бы, например, хотела, чтобы создаваемый нами Совет по благотворительности работал, как Совет по делам инвалидов при  мэре города. Там всегда разрабатываются конкретные предложения мэру и мероприятия по их исполнению.

— Вот так сразу: взялись и сделали?!

— Сразу! Пример. В доме по улице Ленина, 31 когда-то давали квартиры незрячим. Было предложено заменить там обычный лифт на специальный — с азбукой Брайля на кнопках. И лифт заменили.

— Таким образом, мы с вами переходим к доступной среде?

— Доступная среда важна не только для инвалидов, но и для пенсионеров, для женщин с детскими колясками. Для комфортного проживания она должна быть. К сожалению, не все получается.

— Причин много?

— У мэрии нет финансовых средств, соответствующих потребностям в этом вопросе. Мы не сможем одновременно создать доступную среду во всем городе!

— Вы что имеете в виду под доступной средой?

— Пониженные бордюры, доступные остановки общественного транспорта, говорящие светофоры, пандусы… При ремонте дорог и тротуаров уже делают пониженные бордюры, но во всем городе их нет, к сожалению. Доступные остановки – это когда идет голосовая информация о подходе транспорта…

— Такого в городе нигде нет.

— Это широкие «карманы» для парковки. Транспорт, слава богу, по новым требованиям имеет пониженный пол.

— Да, пониженный пол у автобусов есть, но чтобы водитель опускал его на остановке, такого нет и в помине…

— Это уже уровень культуры водителя.

— И что делать с такими водителями?

— Я не знаю. Наверно, увольнять. Дальше. С 2020 года действует муниципальная комиссия, которая определяет создание доступности в квартире инвалида. Нужно ли понизить розетки, расширить дверной проем и т.д. Это является основанием, чтобы инвалид получил 50 тысяч рублей на дооборудование своей квартиры.

— Когда заговорили о доступной среде, то первыми были пандусы. Их многие организации и предприятия начали делать. Так?

— Да.

— Но многие сделаны слишком крутыми. Или для экономии, или для «галочки».

Есть такое.

— У здания администрации Центрального округа Хабаровска пандус под углом в 45 градусов. Уже лет десять все чиновники ходят мимо, все видят, и ни у кого не проснулась совесть!

-……

— Понятно. А в мэрии есть пандус?

— На первый этаж можно въехать на коляске без пандуса. А дальше… Специалисты спускаются на первый этаж по вызову.

— А если подняться на лифте?

— Он не предусмотрен по нормативам, здание четырехэтажное.

— В консультативном центре «Вивея» тоже четыре этажа, но там три лифта. Причем один выносной. Да, извините, вопрос не к вам.

Если сравнивать доступную среду сейчас с тем, что было хотя бы пять лет назад, то изменения очень заметны.

— Согласна. Поменяем тему. Много ли горожан пользуются вашей помощью?

— У нас есть точная статистика, как в бухгалтерии, потому что это деньги. Помощь получают 13 тысяч хабаровчан, из них 13 процентов получают ее ежемесячно, остальные — единовременно.

— Представьте нам, скажем так, семейную статистику.

— В городе проживает примерно 70 тысяч семей с детьми. Из них неполных семей — 4 тысячи. 9 тысяч — многодетные, в том числе 11 семей, где воспитывают 8-9 детей. И 13,5 тысячи малоимущих семей. Сразу скажу про семьи, где дети-инвалиды или родители-инвалиды. В городе 31700 инвалидов, в том числе 2360 детей-инвалидов.

— Это много!

— Много. Почему я привела такую статистику? Если сложить их всех-всех, то получается, что в нашей поддержке (не только материальной) нуждается практически треть населения Хабаровска. Мы считали — это почти 160 тысяч человек!

Раиса Целобанова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.