Борис Гладких: Отношения в СНТ должны быть прозрачными

Ушла с последнего собрания СНТ, не дождавшись его  окончания.  Отчет правления о расходовании средств вызвал споры:

— На эту улицу мы привезли девять КамАЗов гравия, — говорил председатель.

— Три! – топал ногой дедушка в шляпе.

Тут и другие тоже начали считать камни на своих улицах. 

Когда перешли на личности  членов правления: почему именно они, а не другие, я и ушла.  В общем-то,  на дачу приезжаю за положительными эмоциями, на собрания хожу, чтобы ознакомиться с новыми правилами, а расходы могу изучить и из документов в вотсапе. По большому счету в нашем товариществе – если разбросать расходы на год – плата не велика, можно было бы и без взаимных наездов обойтись.  Но что-то, видимо, меняется в мире и  уже даже среди берез да елок чувствуется социальная напряженность.  Можно ли избежать  подобного? Об этом наш разговор с депутатом Государственной Думы от Хабаровского края Борисом Гладких.

— Борис Михайлович, передо мной  ответ Росреестра на ваше обращение по поводу внесения изменений в  законодательство Российской Федерации в сфере ведения гражданами садоводства для собственных нужд.  Но где начальник комитета Государственной думы по энергетике и где дачники, почему вы занялись этой темой?

— Наверное, стоит начать с предыстории. Мы в VII созыве  существенно реформировали отношения в данной области, вышел закон «О садоводческих,  огороднических объединениях и дачных некоммерческих объединениях граждан». Основное его завоевание, я считаю – вопросы, связанные с общим имуществом таких объединений – мы ввели этот термин, вывели, как управлять  объектом, уточнили отдельные вопросы по собраниям объединений.  Хочу отметить, что проходившие  парламентские слушания по данному вопросу вызвали огромный интерес  —  три зала были заполнены, обсуждения были долгими. Уже тогда встал ряд проблемных вопросов. И в частности, это вопросы обязательности внесения взносов, взыскания их, вопросы пожарной безопасности  и неиспользуемых участков. Говорили и о продлении дачной амнистии, и она продлена еще на пять лет.  И на этапе  подписания закона Президентом РФ  я встречался с представителями садоводческих и огороднических товариществ Хабаровска и Хабаровского района. Мы подготовили свои предложения, отсюда и пошла инициатива – в отношении управления общим имуществом действовать по аналогии с  Жилищным  кодексом. Ставились и другие вопросы, которые  еще не урегулированы федеральным законодательством. 

— К примеру?

— Одна из проблем – неиспользуемые земельные участки.

— О да: и рассадник сорняков, и опасность пожаров, и земля простаивает. Но изъять их на сегодняшний день невозможно.

— Что мы предлагаем? Земельный участок должен быть вовлечен в оборот земельного пользования муниципалитета. И в последствие муниципалитет, согласно основному  виду использования, должен этот участок распределить – в соответствие  с механизмами, которые у него имеются:  выделить его отдельной категории граждан, распределить в общем порядке или передать его  в СНТ. Над этим мы сейчас работаем.

— Второй вопрос – долги. 

— Что мы видим: сегодня член СНТ накопил долгов, нашел более выгодные для себя условия, продал земельный участок и тем самым создал проблему. Где его искать? Что делать с долгом?  Я подготовил предложения – они схожи с жилищным законодательством, есть практика по капремонту –  неоплаченные взносы следуют судьбе недвижимости.  Если при сделке новый владелец не удостоверился в отсутствии долгов, то он становится владельцем  участка вместе с долгами. Удостоверился – есть повод снизить стоимость приобретаемой недвижимости.   Но пока эту идею поддержал только Росреестр, и я благодарен, что он выразил свою позицию.  С министерством юстиции и минэкономразвития ведем дополнительную работу.  Но пока  не  ясен механизм истребования долгов в части их подтверждения.  Снова сравним с капремонтом. Фонд капитального ремонта  — по сути,  государственная структура, и начисления  платы этой  организацией  поддаются верификации.  Когда оплата производится представителям СНТ, то не всегда понятно, не надуманы ли штрафы, легитимен ли председатель? Здесь инструменты надо прорабатывать.

— Чувствую, у вас есть идея…

— Мне видится, что одним из вариантов могла бы быть история с получением квитанций от некоего легального оператора. Каждое СНТ имело бы право заключить с ним договор, а член СНТ  имел бы возможность платить не в карман председателю, а дистанционно, прозрачно . Это была бы вторая степень подтверждения, что взносы внесены. На такую открытую историю любой председатель будет реагировать: соблюдать нюансы, оформлять должным образом протоколы, не станет рисковать. Раскрытие информации  означает готовность нести ответственность. 

По аналогии с работой управляющих компаний – когда вся информация в открытом доступе – появляется возможность  оспаривать принятые решения.   И срок должен быть установлен. Таким образом, мы повысим легитимность правлений СНТ, председателей, и история с востребованием долгов станет более реальной. После того,  как я получу официальные ответы от всех ведомств, будем готовить  соответствующие изменения в Федеральный закон. Либо это будет проект закона, который будут выносить депутаты, либо подключится само правительство.

—  Появление некоего оператора, аккумулирующего взносы, — это новые рабочие места, новые расходы и новое бремя, которое ляжет на плечи тех же дачников.  Не все у нас сегодня  создают бассейны и зоны для барбекю, есть и те, кто элементарно «добывает» себе еду.

— Ну, насчет поесть, я бы поспорил. Сегодня  совершенно другие дачные хозяйства, как, к примеру, были  в 90-е. Помню, тогда мы обрабатывали пять семейных участков – все были засажены картошкой и овощами.  Я побывал во многих. Видно, что люди троятся, что рост интереса к дачному движению связан, прежде всего,  с желанием оказаться на своей земле. Наверное, и пандемия сыграла свою роль, когда дача стала единственной возможностью отдохнуть.

А что касается появления оператора… У объединений  должно быть право и самостоятельно  работать.  Но востребование долгов за владение земельным наделом  надо усиливать. Иначе  у объединений не будет бюджетов, и они не смогут выполнять  требования, которые им предъявляет законодательство – та же противопожарная безопасность, к  примеру.  И есть сложные, дорогостоящие  вещи, которыми занимаются объединения  – дороги, освещение, водоснабжение. Слабо организованных объединений еще достаточно много.  Я многие общества объехал, что в первую очередь бросается в глаза? Мусор на территории – убирают или не убирают. Сразу видно, кто заключил договоры на вывоз мусора, а кто нет.

— На недавнем собрании СНТ нам сказали: страшно дорого  вывозить  мусор, поэтому, господ, забирайте его с собой в город.  При этом  мы платим за вывоз мусора, и договоры  у общества заключены.

— Видимо, взносы посчитаны неправильно. И я здесь стою на позиции добросовестных граждан.  Вот  подъездные дороги, которые  принадлежат муниципалитету, и хотелось бы, чтобы они были другого качества. Серьезную отрицательную динамику придает то обстоятельство, что уже третий год из краевого бюджета не выделяются средства для муниципальных образований  на ремонт дорог. Это все легло на плечи муниципалитетов. Но им  бы с  улично-дорожной сетью  на городских и сельских улицах справиться.  Бывает,  с самыми благими намерениями объединения дачников собирают средства на отсыпку дороги, экономя, отсыпают сами участки улично-дорожной сети и окончательно приводят их в негодность.  Ямки засыпали, а вода перестала уходить, участок разъехался, и на этом месте – уже непроходимое болото.  И деньги вылетели в трубу. Я много наблюдал подобных историй.  Получается, что надо выстраивать взаимоотношения  с муниципальной властью.  Мне кажется, что было бы более интересно и правильно, если бы  ремонт дорог шел через какую-то легальную организацию, имеющую лицензию, с которой можно было бы спросить за работу.

— Задавались ли вам на встречах вопросы в отношении кадастрового учета? Мы несколько лет назад, например, столкнулись с тем, что половина участков – которые в советское время распределялись предприятием —  попала  на земли лесного фонда. Процесс затормозился.

— Произошло наложение. Это чисто бюрократическая работа, которая должна быть  проведена. И мы готовим урегулирование, чтобы избавить людей от таких проблем.  Раньше  подобных вопросов не возникало, но современность ставит их перед нами, поэтому и законодательство не стоит на месте. 

Беседовала Ирина Северцева

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.