Блеск и нищета хабаровского городского бюджета

опрос с пристрастием

Гость редакции — Сергей Леонидович Голик, директор финансового департамента администрации города Хабаровска

— Лет двадцать назад в одном дальневосточном городке мэром избрали человека из криминальной среды. В первый день своей новой работы он поставил вопрос ребром: показывайте, где тут  у вас сейф с бюджетными деньгами? В вашей практике такого не бывало?

— Нет. Бюджет города находится не в сейфе, а в казначействе.

— Почему депутаты так любят делить бюджет?

— Потому что бюджет — это главный документ, по которому живет город. Почему мы его несколько раз в год уточняем, корректируем? Изменяются доходы, соответственно, изменяются и расходы. Финансовый департамент готовит эти уточнения, представляет их депутатам. Они либо поддерживают нас, либо могут вносить свои коррективы.

— Замечено: большинство депутатов каждого нового созыва стремится записаться именно в бюджетный комитет. Это для ликбеза?

— Мне не корректно давать оценку депутатам. Но это действительно так: в бюджетный комитет стремятся попасть многие из них.

— Народ засыпает депутатов своими проблемами, вот и занимались бы делами. А это труднее, чем «вносить коррективы» в бюджет.

— Разве без денег можно решать проблемы? Все завязано на финансировании. Но чтобы делить деньги, их надо сначала найти.

— Бюджет Хабаровска богатый?

— Небогатый. В сентябре будем уточнять городской бюджет 2021 года, и в нем доходы будут обозначены в 16 миллиардов 955 миллионов рублей. А расходы — 17 миллиардов 718 миллионов рублей.

— Сколько в этой сумме собственных городских доходов?

— 7 миллиардов 694 миллиона рублей.

— А какая общая сумма налогов собирается на территории города?

— За 2020 год на территории города собрано всего 98 миллиардов 594 миллиона, из которых в бюджете города осталось 7 миллиардов 393 миллиона, или 7,5 процента. Остальные деньги уходят в краевой и федеральный бюджеты. Правда, часть из них нам потом возвращается в виде безвозмездных поступлений, но это очень небольшая сумма в сравнении с общей.

— Такое бюджетирование у нас по всей стране. Зачем нужна именно такая система?

— Централизация доходов…

Сергей Леонидович Голик

— А может, такая система зависимости от государственной власти дает больше возможностей управлять муниципалитетами?

— В какой-то мере да. Так выстроена вертикаль власти в нашей стране.

— Сколько уходит денег из города и куда?

— Из 98,5 миллиарда рублей 38,6 процента уходит в федеральный бюджет, а 55,7 процента — в краевой бюджет.

— Какая часть денег потом возвращается в город?

— За 2020 год нам, как вы говорите, вернули 8 миллиардов 31 миллион рублей.

— Другие дальневосточные столицы богаче Хабаровска?

— Во Владивостоке доходы немного больше. Но там и межбюджетные трансферты выше. У городов существуют разные программы, значит, на какие-то им давали больше денег. На одной видеоконференции меня, например, удивило, что у Томска бюджет практически как у нас. Хотя Томская область — нефтяной регион.

— Из чего формируются доходы городского бюджета?

— Из налоговых доходов, неналоговых доходов, безвозмездных поступлений.

Есть такой нюанс: допустим, налог на прибыль  (очень существенный налог) в городской бюджет вообще не поступает. Но он же собирается на территории Хабаровска и уходит весь в вышестоящие бюджеты. Хотя в начале 2000-х годов главным источником налоговых доходов города был именно налог на прибыль. Знаете, какой он был? Всего два процента! Но он давал городу весьма существенные деньги.

— Ну, тогда бизнес был менее лукавым и прибыль еще показывал. А сейчас стараются любыми способами прибыль смикшировать.

— Зря вы так: не все бизнесмены лукавые. Есть честные.

— Хорошо, поверим. Расшифруйте налоговые доходы.

— От НДФЛ по нормативу городу остается 19,5 процента. От упрощенной системы налогообложения и транспортного налога — по 15 процентов. Налог на имущество физических лиц, земельный налог, плата за патенты, единый сельхозналог стопроцентно поступают в городской бюджет.

— Сколько это будет в рублях?

— Главный источник налоговых доходов города — НДФЛ (налог на доходы физических лиц). В 2021 году по нему поступит 4 миллиарда 866 миллионов рублей.

— НДФЛ — это в основном с зарплаты. Интересно, какой процент составляет «серая», или «зарплата в конвертах»? Какой недобор НДФЛ?

— Не могу сказать, не наша компетенция. Мы больше работаем с недоимщиками, то есть у кого долги по всем налогам. Совместно с налоговиками и судебными приставами проводим комиссии, рейды, чтобы недоимка в бюджеты всех уровней погашалась.

— У нас в городе много недоимщиков?

— Да, конечно. И их список постоянно обновляется.

— А если бы наша организация на год вперед заплатила НДФЛ, то мы получили бы некие преференции?

— Такого Налоговый кодекс не предусматривает.

— Жаль! Так не интересно.

— Посмотрим на упрощенную систему налогообложения. Малый бизнес почти весь на упрощенке. И налогов в этом году мы получаем больше по этой статье доходов.

— Есть причина?

— Потому что отменили ЕНВД (единый налог на вмененный доход). Людям пришлось переходить на какую-то систему налогообложения. Кто-то ушел на покупку патентов, кто-то на упрощенку. И если в прошлом году урощенка дала городу почти 500 миллионов рублей, то нынче уже ставим 685 миллионов.

— Это много?

— Немного. Но нам хотелось бы больше.

— Например.

— Хотелось бы иметь городской бюджет миллиардов в 30-40. Мечты! Дальше: есть у нас единый сельхозналог.

— Странно… Кто же платит сельхозналог в городе?

— Рыбопромышленники, которые зарегистрированы в городе. Их немного, но платят они приличные суммы.

— Город забит машинами, стало быть, и транспортный налог весомый?

— Да, 148 миллионов рублей поступлений на 2021 год.

— Не маловато?

— Маловато. Но это же только наша 15-процентная доля, остальная сумма денег уходит в краевой бюджет. Кстати, у владельцев транспорта (у физических лиц) весьма приличная недоимка, почему и проводятся рейды на дорогах.

— Новая система — патенты. Как она себя проявила?

— Кстати, очень простая система. Патент можно купить на три месяца, на полгода, на год. Вы занимаетесь деятельностью, а отчетность сдавать не надо. Больше шестидесяти видов деятельности подпадают под патент. Такая система очень сильно уменьшает бюрократические процедуры. Причем ее легко администрировать. Это выход малого бизнеса из «тени». При этом доходы бюджета от покупки патентов растут, например, на 2021 год система даст городу 271 миллион рублей, а за прошлый год было 61 миллион.

— А самозанятые что дают городу?

— От самозанятых город ничего не получает, от них получают федеральные фонды и краевой бюджет.

По земельному налогу у нас нынче идет снижение, будет около 600 миллионов рублей, а в прошлом году было 612.

— Что случилось?

— Собственники земельных участков оспаривают кадастровую  стоимость. Если она снижается, то и налоги меньше.

— Что входит в неналоговые доходы?

— Это доходы от использования имущества, от аренды и продажи земли, от продажи материальных и нематериальных активов и т.д. В этом году будет 931 миллион рублей доходов по этим статьям, что больше прошлогоднего. Прибавку дала продажа земельных участков.

— От кого приходят городу безвозмездные поступления?

— Это то, что нам дают вышестоящие бюджеты — субвенции, субсидии и т.д., это те восемь с лишним миллиардов, о которых я говорил выше.

— Переходим к расходам бюджета. Город щедро раздает деньги налево-направо?

— О щедрости речи нет. Раздаем экономно. И с умом. Мы по десять раз проверяем все расходы, прежде чем принять их. Есть отрасли финансовоемкие, есть менее затратные. Мы стараемся закладывать фундаментальные расходы. Например, есть программа адресных инвестиционных проектов, там заложены наши капитальные вложения. Это то, что мы строим, реконструируем, проектируем. На что заложено больше миллиарда рублей.

— Можно несколько примеров?

— Это проектирование сетей, ливневок, трансформаторных подстанций, детских садов, школ, ремонт крупных объектов и т.д.

— Школу за миллиард не построишь…

— Проекты строительства школ и детских садов, как правило, идут на условиях софинансирования, то есть там есть наша доля. Вот сейчас мэр города поставил задачу начать строительство в следующем году детских садов, а также начать ремонт Дома культуры в поселке имени Горького. Это очень давний вопрос. И мы постараемся его сдвинуть с места.

— Адресные проекты — самая большая статья расходов?

— Нет. Самая большая статья расходов — образование. По этому году по ней предусмотрено 8,5 миллиарда рублей — это вместе с межбюджетными деньгами. Туда входят оплата труда, коммунальные платежи, ремонт, оборудование, питание.

— Растет ли эта статья расходов? Ведь как только разговор заходит об образовании, все говорят, что ему денег мало. Очень мало!

— Конечно, мало! Но в рамках наших возможностей мы стараемся финансирование этой сферы увеличивать. К примеру, в этом году его обеспеченность будет на двести миллионов рублей больше прошлогоднего. Увеличение идет и на ремонтные работы: если в прошлом году на ремонт ушло 127 миллионов рублей, то в этом почти 198.

— Это же мизерные деньги! Ведь ремонт — удовольствие дорогое…

— Ну, в рамках того, что имеем…

— А заявки вам подают на какие суммы? На сколько процентов вы их финансируете реально?

— Я об этом даже говорить не буду! Если брать все, что надо по всем нормативам… Конечно, у городского бюджета нет таких денег, чтобы закрыть все потребности по типу «как должно быть».

— А все потребности нельзя закрывать. Ведь все будут жить хорошо, точка отсчета поднимется, и уже от нее придется формировать бюджет…

— Ваш юмор понятен. И он уместен.

Следующая статья расходов — на дороги. По федеральному проекту «Безопасные качественные дороги» — 1 миллиард 412 миллионов рублей. В том числе: федеральные деньги — 605 миллионов, краевые — 620, городские — 187. Дороги очень дорогие. А всего по этой отрасли по муниципальной программе будет 2 миллиарда 456 миллионов рублей.

— Обидно, что ремонт делается, но как-то быстро утрачивается его качество. Вы деньги отдали, а как их освоили — не ваша забота…

— Очень даже наша! В финансовом департаменте есть контрольный блок, который проводит финансовый контроль. Мы проверяем всех, кто получает бюджетные деньги. Двадцать ревизоров охватывают весь город — предприятия, учреждения, структурные подразделения и т.д.

— Расходов на здравоохранение у вас теперь нет.

— Да, краевая власть забрала себе эти полномочия. Скажем, раньше были городские поликлиники. Сейчас их нет, они все — краевые.

— Единоначалие лучше, чем зависимость от  двух господ?

— Сложно сказать…

— Еще куда деньги расходуем?

— На ЖКХ в этом году пойдет 563 миллиона рублей.

— Опять же: немного…

— В эту статью вошло благоустройство и ремонт дворов, ремонт освободившихся муниципальных квартир, мероприятия по бездомным собакам, содержание кладбищ и т.д. Кстати, на благоустройство дворов краевой бюджет дает городу 300 миллионов рублей. Это примерно на 120 дворов.

— Непонятна политика дворового благоустройства. Сделали хороший двор, а рядом с ним помойка, а вокруг этой красоты бурьян. Равносильно новым пуговкам на старой одежке…

— У вас глобальный взгляд, а люди очень рады и этому. Говорят спасибо даже за такие деньги, что появилась возможность привести дворы в порядок, что краевая власть помогла городу.

— Как вы пережили локдаун в прошлом году?

— Первый вопрос был такой: а что делать с бюджетом? Ведь был мораторий на уплату налогов, дали отсрочку по налогам, по арендным платежам. А это же все заложено в доходы! А за счет чего производить расходы?

— И что вы сделали?

— Администрация города приняла решение по первоочередным расходам.  Остальные расходы временно блокировали и пересматривали. На первом этапе мы полностью исключили из расходов под двести миллионов рублей, и на втором — более четырехсот. То есть мы урезали те направления финансирования, где в связи с пандемией их бы не было. И те пункты мероприятий, которые я бы назвал «не до жиру».

— Например.

— Например, дети не ходили в школы — пошла экономия коммунальных услуг (за свет, за воду и т.д.).

— Недобор налогов был?

— Был, но мы ожидали больше просадку бюджета. А в итоге, когда сняли локдаун, пошло выравнивание. К нашему удивлению, многие не использовали отсрочку платежей, не стали накапливать долги. У кого были деньги, решили платить своевременно.

— Вы сказали, что сейчас уточняете бюджет 2021 года. Пришли дополнительные деньги? Кто щедро дал их городу?

— Забудьте про щедрость, в бюджетировании это некорректный термин. Здесь рассчитывается динамика и темп поступлений доходов до конца года. По исполнению запрограммированного город идет с опережением. Соответственно, наш прогноз, что увеличатся налоговые доходы. Также подойдут неналоговые доходы, потому что заключены хорошие контракты по продаже земли. Оживились некоторые предприятия-банкроты, закрыв недоимку. Плюс те 300 миллионов краевых рублей, о которых я только что говорил. Еще 286 миллионов рублей на снос бараков по проспекту 60-летия Октября. Общее уточнение будет более 800 миллионов дополнительных доходов и расходов.

— Насколько дефицитный Хабаровск в сравнении с другими городами?

— Есть понятие бюджетной обеспеченности на одного жителя. Хабаровск на 13-м месте из 15 городов Дальнего Востока и Сибири. Согласен, не лучший вариант.

— А кто впереди?

— Южно-Сахалинск.

— Понятно, там нефть и газ. Но все равно…

— Во Владивостоке бюджетная обеспеченность немного больше, чем у нас. В Кемерове лучше — там уголь. В Красноярске высокая обеспеченность, но Хабаровск с ним несопоставим.

— А как финансово выглядит средняя полоса России? Впечатление, что там все совсем грустно, особенно когда показывают их деревенский транспорт — сани, телеги…

— И у меня такое же впечатление. Ладно бы только деревни, а города? Я не понимаю наших диванных критиканов, которым не нравится Хабаровск. Они, скорее всего, не видели города средней полосы России. В Хабаровске хорошие дороги. У нас хорошее благоустройство. У нас порядок с отоплением, водой и светом. У нас своеобразный архитектурный центр города, красивая набережная, оригинальные микрорайоны. А какой исключительной будет Ореховая сопка! Михаил Дегтярев пообещал новый микрорайон-миллионник на бывшем аэродроме ДОСААФ в Железнодорожном районе Хабаровска. А вообще, Хабаровск — хороший город! Красивый, комфортный и перспективный.

— Что хорошего ожидать горожанам в 2022 году?

— Мы надеемся, что начнем строительство детских садов и начнем ремонт многострадального Дома культуры поселка имени Горького, о чем я уже говорил.

— Так ведь уже отчитывались о полной потребности в детских садах…

— В целом да. Но они неравномерно распределены по территории города. В центре их не хватает. Проектируется два детских сада на улице Подгаева и на углу улицы Запарина — Амурского бульвара, где раньше были бани. В перспективе есть и другие варианты.

— Почему вы сказали «надеемся»?

— Мы осторожно подходим к этой теме, потому что очень подорожало строительство. Проекты-то будут готовы в следующем году, а стройки пока под вопросом. Раньше детский сад стоил около трехсот миллионов рублей, а завтра на сколько он потянет?

— А школа сколько стоит?

— Примерно 1,8 миллиарда рублей.

— Городской бюджет-2022 уже сверстан?

— Почти.

— На образование добавляете денег?

— На образование мы добавим в течение года при  уточнении бюджета. Обязательно добавим!

— Как часто администрация города выходит на краевую думу с просьбой добавить финансирования на какие-то расходы?

— Мы, как правило, выходим с просьбой на губернатора. Писали о дополнительном финансировании  благоустройства дворов, по проблеме бездомных животных, добавили денег на дороги и т.д. Нас услышали. Финансовая помощь действительно есть.

— Можно каверзный вопрос? Социальные сети обсуждают доплату к пенсии чиновникам. Что это такое?

— Там обсуждают немного другое: доплату к пенсии мэра города. А мэр Сергей Анатольевич Кравчук пенсию не получает. Он вообще-то вовсе не муниципальный служащий, он — выборное лицо. Его обеспечение регулируется другим законодательством. И я знаю, кто придумал этот фейк специально перед выборами.  А муниципальные служащие всей страны получают небольшую доплату к пенсии: почитайте федеральный закон, и все будет понятно. Мы к нему не имеем права ни добавить, ни убавить. Зачем эта дискуссия запущена именно сейчас? Ведь принимая ежегодно бюджет, депутаты видят все траты как на ладони. Это из серии политических ходов, другого объяснения нет.

— О чем мы вас еще не спросили?

— Про муниципальный долг все любят спрашивать.

— А мы про него ничего не знаем. Пожалуйста, рассказывайте.

— Дефицит бюджета должен быть покрыт какими-то средствами. Обычно это заемные средства, как правило, банковские кредиты. Но у нас такая практика: мы стараемся в начале года взять казначейский кредит под 0,1 процента.

— А банковский кредит?

— В прошлом году последний банковский кредит был по очень хорошей ставке в 5,39 процента. И еще у нас открыта кредитная линия на 700 миллионов рублей под ставку в 6,31 процента, но мы ее пока не использовали. Что мы делаем? Мы казначейскими кредитами замещаем банковские кредиты, чтобы не платить проценты. И когда говорят, что город закредитован, это неправда. Сегодня у нас открыта казначейская линия на 700 миллионов рублей, а взято всего 420, мы еще можем взять 280 миллионов, когда потребуется. Мы не закредитованы. У нас очень низкий муниципальный долг по сравнению с другими городами. Такая наша долговая политика. Например, на 1 января 2021 года мы вышли с долгом в 820 миллионов рублей, но банковского. А сейчас долг 420 миллионов, но казначейский. Разница ощутима.

— Есть проблема со сроками поступления федеральных денег? Ведь раньше бывало, что деньги приходили к концу года, и в декабре ремонтировали дороги…

— Сейчас такого значительно меньше. Это вопрос организации работ. Одно дело, когда деньги пришли, и другое, как под эти деньги все подготовили. Сейчас деньги приходят когда надо. Исполнение бюджета стало качественнее. Деньги не стал задерживать федеральный центр, понимая, что конечному их получателю надо успеть освоить средства.

— Понятно: раньше там не понимали, а сейчас стали понимать… Где зарыта собака?

— Федеральный бюджет и федеральное его исполнение — это очень сложная структура. Там столько процессов завязано на такую громадную страну! Понимаете?

— Не понимаем! Зачем федеральному центру заниматься огромным собирательством налогов из великого множества регионов, а затем в обратном порядке заниматься огромным распределением этих средств?! Зачем брать на себя немыслимый объем работы? Оставьте деньги на территории.

— Обсуждать эту тему вне моей компетенции. Давайте я выражу более реальное предложение всех муниципалов: необходимо пересмотреть систему налоговых отчислений в бюджеты разных уровней. Это то, с чего мы с вами начинали разговор. На территории Хабаровска собирается 98 миллиардов рублей налогов, а городу остается 7. Нагрузка на городской бюджет ежегодно растет. Мы строим и реконструируем учреждения, дороги и прочее, вводим их в эксплуатацию. Это все надо содержать? Надо. Если растет новая сеть, скажем так, имущества, то нужны и дополнительные деньги на ее содержание. А где они? Из каких источников?

— Помним-помним про подземный переход на Павленко. Мэр города тогда сказал: переход строил губернатор, значит, пусть он его и содержит. А у города нет на него денег. И переход долго-долго был ничейным и страшно запущенным местом города.

— Все правильно. Ведь доходы города из года в год примерно на одном уровне. Плюс 200-300 миллионов, даже 500 — это не деньги в масштабе города. Нам нужно увеличение собственных доходов из собираемых в городе налогов. Мы же не просим слишком много. Мы понимаем, что у бюджета каждого уровня есть свои проблемы. Но не такой степени, как у муниципалов. Скажем, увеличьте нам отчисления от транспортного налога с  15 процентов до 50. Дайте нам прибавку от налога на имущество организаций хотя бы в 10 процентов, что даст городу прибавку в миллиард рублей. И т.д.

— То есть  систему бюджетирования надо если не менять, то хотя бы скорректировать?

— Скорректировать с точки зрения отчислений, чтобы были деньги не только на ремонт старого, но и на что-то новое. Чтобы мы не кроили-перекраивали городской бюджет, выискивая рубли…

— Зато наш единственный город Москва бесится с жиру…

— Москва — город федерального значения. У него другая система бюджетирования. С другой стороны, почти все крупные российские налогоплательщики зарегистрированы в столице, куда и идут их налоги, хотя филиалы работают в регионах, которым достаются копейки. Надеемся на изменения. Ведь недавно президент Владимир Владимирович Путин на одном мероприятии сделал заявление, чтобы крупные господа-налогоплательщики получали налоговую прописку там, где они и работают.

— Сказал — еще не сделал…

— Это важно: его сигнал, его посыл очень хороший и правильный. Президент просто так не говорит. А нам и краю как здорово это повысило бы доходную базу!

— Не хотелось бы сплошными проблемами заканчивать разговор. Надо бы чем-то более оптимистичным…

— Пожалуйста: 8 сентября будет официальный профессиональный российский праздник — День финансиста, который отмечается с 2011 года.

— И как вы будете его отмечать?

— Пока это в стадии обсуждения.

— Понятно. Тогда с наступающим праздником всех финансистов Хабаровска и Хабаровского края!

Раиса Целобанова

В опросе также участвовала Ирина Северцева

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.