Битва за жизнь

Инстаграм-дневник врача хабаровской десятой городской больницы Анны Любавиной

Пандемия вошла в нашу жизнь незванно и неожиданно. В войне с коронавирусом кто-то потерял близких, кто-то переживает последствия инфекции. Перед лицом болезни все стали равны. Она не разбирает ни чинов, ни званий, ни пола, ни возраста. Битва за жизнь легла на плечи медицинских работников. Многие их ругали за очереди в больницах, за неправильные, на дилетантский взгляд, диагнозы. Но на кого нам теперь полагаться, кроме как на них? Врачи не спят ночами, сутками не видят своих близких. Давайте это ценить.

20 марта. Прекратить панику на корабле! Минздрав и СМИ дали информацию всем! И вам и нам! Мы не владеем большей инфо, чем вы все. У нас все спокойно, в рабочем порядке. Все меры профилактики соблюдаются. Никто в подполье не собирается. Максимум на карантин на две недели, по кайфу отдохнуть внепланово. Бегите уже за бумагой, хватит истерить!

От чумы умерло 15 млн, а от короновируса 9 тысяч. Во всем мире! О какой пандемии речь? Речь о ней, только потому что затронуто много стран, а заболевших и умерших меньше, чем при сезонном подъёме гриппа. Почему не объявляют пандемию гриппа, ОРВИ? Другая статистика: каждые 10 минут в мире умирает женщина от домашнего насилия, каждые 5 минут от голода умирает младенец в Африке. И много-много чего другого, много других страшных болезней…

Разлука

23 марта. В этих нескольких строчках Ричард Шеперд передал суть врачевания… Лучше не скажешь и не придумаешь. Врач должен иметь холодный рассудок и почти полное отсутствие эмоций. Иначе высока вероятность эмоционально окрашенных неправильных решений, от которых так часто зависит жизнь человека. Вот почему врачи не улыбаются и мало говорят. Им не до этого всего земного. Их мозг устроен и работает иначе. Они не могут вам сострадать и разделять с вами горе. Им нужно бороться за вашу жизнь, поэтому не ждите [сострадания] от врачей. Существует такое поверье у врачей хирургических специальностей: не оперировать родственников. И только потому, что можно не справиться с эмоциями. Некогда думать о судьбах и проблемах человечества. Надо быстро принимать решение: оперировать или нет? Какой объём операции? Сколько будет кровопотеря? И много других жизненно важных моментов.

24 марта. Сегодня мне показалось, что развитая до этого паника слегка пошла на убыль. Мы перепрофилировались. Работаем спокойно. Готовы к бою. И тут опа, очередной вброс непонятной информации. У моего сына в интернате объявили персоналу, что много заболевших, что 12 за сутки и что 10-ка кишит коронавирусом. Вторая волна паники налетела откуда не ждали. Меня закидали смс и звонками. Объявляю: все спокойно. Все меры приняты. Пациентов прежнее количество. Отдельно изолированы контактные здоровые лица в отдельном корпусе. Так что, дорогое мои котятки, все спокойно. Мойте руки, пейте воду, проветривайте и не гуляйте нигде.

26 марта. Улыбаку все не выпускают. Мне его не хватает адски. Часть меня отмирает, когда долго не могу прижаться к нему. Все ещё очень радуюсь, что он стал гулять. Простая совсем вещь, которую поймёт только мама аутиста. Сегодня наша воспетка сказала: Аня, штаны чистые надо. Моей радости нет предела. Мой, как все дети, штаны испачкал. Какой же это бальзам на мою душу. Заодно купила для деток развивающих игрушек. Думаю, объявить акцию и купить побольше этих чудесных игрушек для этих чудесных детей. Поддержите меня.

30 марта. Щекастик мой… Нет сил как я ненавижу коронавирус и карантин. Мне ничего не страшно и все пофиг. Я точно знаю, что в один прекрасный день мы умрем. Но здесь и сейчас моя душа разрывается, что я не могу быть рядом с ним. Не могу обнять его, прижать к себе, посмотреть в эти глазки, наполненные такой искренней любовью ко мне. Я так хочу, чтоб это все быстрее кончилось. Но понимаю, что это надолго. И даже боюсь представить, как мне это все пережить, как он все это переживет.

Нежные перчатки

31 марта. Респиратор ужасно давит на нос, в халате потеешь… Но это все ерунда. Заметила, как сплотились все. Больных в соотношении с тем, что было раньше, когда мы нормально функционировали, меньше. Мы начинаем над одним биться стаей. А от нашей стаи уже больному не отбиться. Если серьезно, есть время собраться, подумать, обсудить больных. Мне нравится наблюдать. Одни доктора эмоциональны, отстаивают свою точку зрения, другие тихо напишут эту свою точку, третьи долго мыслят, что-то читают, считают… Такие все разные, но в одном котле, в одном бою за жизнь.

9 апреля. Сегодня снова убедилась, что в мире больше хороших людей, чем ядовитых жаб… Команда волонтёров из нашего города выполнила для нас защитные щитки. Сразу хочу сказать: мы ни у кого ничего не просим, нас всем обеспечили. Но есть на свете люди, которые хотят помочь другим людям, попавшим в трудную ситуацию. Есть люди, которые хотят быть полезными. Позитивный молодой человек Игорь Александрович пообщался с нами и привёз нам на пробу несколько экземпляров подобных штук. К ним ещё держатели для масок, тоже очень клевая штука. Я сходила поработала в этом всем. Поверх щитка чудесно надевается и застёгивается защитный комбез. Ничего не запотевает, все прекрасно видно. За знакомство с этим парнем я должна сказать спасибо своим друзьям…  И вся наша большая дружная семья, с которыми когда-то мы ходили в походы. А вам, товарищи волонтёры, низкий от нас поклон!

16 апреля. Сегодня одеваемся в шлюзе перед заходом в грязную зону. Слушаю ухом разговор: такие нежные перчатки …. НЕЖНЫЕ ПЕРЧАТКИ. Так могут сказать только люди с медицинским образованием, натягивая на себя зелёные резиновые перчатки. Брррр, думаю я, и натягиваю НЕЖНЫЙ целлофановый комбинезон. В нем отлично худеется за 4 часа работы. Я с трудом выдерживаю 4 часа, поэтому с завтрашнего дня решила кофе по утрам не пить.

21 апреля. Я перестала смотреть новости. Давно перестала. Там редко говорят о хорошем. Несут один негатив. Информацию получаю с сайтов и «Инстаграм». И так же, как и вы, я вижу, что масонский заговор не обошёл нас стороной, что количество заражённых растёт. Но если вы, обычные люди, могли себе позволить думать иначе, мы, врачи, всё знали. Вы могли рассуждать на тему мирового заговора, нам надо было быть готовыми к приему больных. И, поверьте, мы вместе с вами хотим верить в то, что этого нет. Но реалии говорят о другом. Сотни тысяч заболевших по всему миру. По 30 человек в день выявляется прирост заражённых у нас на ДВ. Игры закончены. Есть часть инфицированных без «клиники». По-моему, это большая часть и это отлично. Зачем госпитализируют всех? Потому что момент перехода от лёгкого клинического течения до необходимости в искусственной вентиляции лёгких очень быстрый. И как раз наша задача – вовремя начать лечить. А для этого нужно всего лишь регулярно осматривать пациентов. Как, впрочем, и при многих других болезнях… Поэтому для нас ничего не изменилось. Мы просто работаем. Немного в других условиях.

Диагноз

24 апреля. Когда от коронавируса вездесущего уже истерика. Читаем только о нем, пишем только о нем. Мне кажется, за все время я по УЗИ и по хирургии столько не слушала и не читала. Кругозор расширился, словарный запас пополнился. Но хочется, чтоб все прекратилось. Хочется вернуться в свои кабинеты, в свои красивые костюмы, видеть своих больных. Так странно… Когда это все было, оно надоело. А когда не стало, понимаешь насколько ты любишь то, что имеешь.

2 мая. Вести, так сказать, с полей и крик души моей… В городе перепрофилированы уже две больницы. Для взрослого населения это по-прежнему только наша 10 городская больница. Количество заболевших нарастает. Мы были готовы к тому, что их будет очень много. Так случилось, что самое тяжелое бремя легло только на нашу больницу. Все силы брошены на помощь больным с COVID-19. Но наша больница осталась один на один сама с собой. Как бы не переучивали мы сейчас врачей, что бы ни делали… Врачей не хватает. ЭТО КРИК ДУШИ: все желающие ДОКТОРА!!!! Нам нужна ваша помощь! Мы нуждаемся в людях в белых халатах, нам нужны те, кто не забыл зачем стал врачом. Десятка одна в этом бою, и нам сложно…

3 мая. Почти сутки с последнего поста с приглашением к нам на работу… Откликнувшихся практически нет. Одна медсестра. Но тоже очень хорошо. Я всегда знала, что наша больница – самая сильная и смелая. Наши врачи — это огромный потенциал и мощь. Мы всегда были такими, поэтому в нас верили, и мы один на один в этой борьбе. Из других стационаров практически никто не пришёл помочь. А тем, кто все-таки пришёл, всем ординаторам, сёстрам, нянечкам я хочу сказать спасибо за ваш труд. Его невозможно переоценить. Всем заболевшим скорейших отрицательных результатов!

8 мая. Работа работается. Сложновато приходится. Но выбора нет. Все работают, и я работаю. Много приятных, нужных, полезных отзывов, слов поддержки. Всем большое спасибо. Это нужно мне и нам всем. Ещё из положительного: все-таки 85%, похоже, действительно болеют бессимптомно или легко. И второй момент: врачам начали давать деньги. И это круто. Они это заслужили. Хоть раз в жизни этим людям, привыкшим к нищете и вечному порицанию, повезло. Они стали народными героями и резко разбогатели. Коллеги! Всем держаться! Не сдаваться!

11 мая. Иногда мне кажется, что это не закончится никогда. Что уже так всегда и будет. Что я всегда буду надевать все эти одежды, что больные всегда будут болеть только пневмониями, что я никогда больше не увижу сына. Последнее труднее всего. Стараюсь не думать о плохом, отвлекаться. Жизнь как будто поставлена на паузу. Так странно это. Ведь так много всего вокруг, и все это недоступная опция в нынешнем времени. А ещё мне кажется, что мы все уйдём в отпуск, сразу, как только сгинет эта неясная нам хворь. Хотя вот остаётся один вопрос, волнующий многих врачей, – что будет с лёгкими тех, кто выживет? И что мы будем иметь впоследствии…

В начале апреля этого года Президент России Владимир Путин поставил задачу выплачивать медицинскому персоналу, работающему с COVID-19, денежные надбавки. Врачам — 80 тысяч рублей в месяц, среднему медперсоналу и врачам скорой помощи — 50 тысяч рублей в месяц, младшему медперсоналу, фельдшерам, медсестрам и водителям машин скорой помощи — 25 тысяч рублей в месяц. Первоначально эти меры поддержки рассчитывались на три ближайших месяца.  Однако позже глава государства распорядился продлить срок выплат до августа. В мае Владимир Путин инициировал повышенные страховые гарантии для специалистов, работающих с коронавирусом.

20 мая. Реанимация… Тяжелейшие больные. Воздух бьет током. Работа на пределе возможностей. Она всегда здесь такая. Здесь, кажется, вообще ничего не поменялось. Кроме того, что она все время полная, все больные на искусственной вентиляции лёгких, а персонал наряжен в СИЗ. Здесь кишит и одновременно угасает людская жизнь. Персонал снуёт со скоростью света между койками. Они вертят планету своими ногами. Быстро от койки к койке, от дозатора к дозатору, от одного аппарата ИВЛ к другому. Меняются шприцы в дозаторах, добавляются настройки в дыхании больного. Их жизнь кипит, а рядом с ними ходит смерть. Некоторых пациентов удаётся вырвать из сильных лап подруги с косой, некоторых нет. Так устроен мир. И эти люди, исполняя свои обязанности, не думают об этом… Почему-то сейчас все острее, чем раньше. Хотя люди всегда болеют и умирают в больницах. Просто со стороны наблюдала… Остановка сердца, реанимационное пособие — безуспешное, тело накрыто простыней, а вокруг кипит жизнь, они борются дальше. Как устроен мозг врачей? Как они живут с этим?

29 мая (положительный диагноз). Первое чувство: страх, отчаяние, безысходность, обида. Быстрый анализ самочувствия. Мозг подкидывает: знобило вечером, чихала вчера. Так-так, запахи… Неее, во дворе чудесно пахнет сирень. Стоп. Конструктив нужен, а не сопли, Аня, возьми себя в руки. Нужно СКТ. Звоню заведующей рентгенологией. Госпааади, она не берет трубку целую вечность. Потом ещё час до исследования. Мысли бегут бурной рекой. Сказать сестре код на телефоне, пин-коды пластиковых карт, сказать ей, где лежат все документы. Так-так… что ещё? Машина? Ребёнок? Что-что? Оформляют историю болезни, берут анализы. Я молчалива как никогда. В моей голове все взрывается. Но я ведь знала, что заболею. Почему паника? 14:30, ложусь в томограф. Жизнь пролетает целиком перед глазами. Ещё 5 минут. И слова зав. рентгеном: чисто, Аня. Но сразу не отпускает. Тихо бреду в свой корпус, собираю вещи. И ложусь болеть… Так я провела эту неделю с небольшим. И поэтому не была с вами.

Маленькая большая любовь

12 июня. Весточка от моего Кузнечика. Моя Маленькая большая любовь за время нашей разлуки, кажись, меня перерос. Всё, осталось совсем чуть-чуть. Поедем на море, будем гулять. А пока вот какие размышления в связи с ситуацией. Мне пришлось сидеть со старой бабушкой. Моя бабушка и мой сын примерно одинаковые по своему умственному развитию на сегодняшний день. Многие меня осуждают, что я СДАЛА дитя. Я лично думаю, что я создала для ребёнка абсолютно комфортные по максимуму условия. Подумайте те, кто держит своих больных деток дома, они ни с кем не общаются, они никак не социализируются и не приобретают социальных навыков. Ну и, как я выяснила, то же самое со стариками. Бабуля страдает, что целыми днями одна. Когда я возвращаюсь, я хочу убивать, спать и молчать. А бабуля — говорить. А ведь для бабуль тоже созданы интернаты, дома престарелых с чудесными условиями, там такие же бабушки, дедушки. Там проводят занятия, там развлекают их как могут, измеряют им их любимое давление. И там они в своей среде, среди своих. И мне кажется, так и должно быть.

Анна Любавина и по сей день работает заведующей отделением УЗИ в десятой городской больнице. К счастью, ей удалось излечиться от коронавируса. Она продолжает вместе со своими коллегами вести бой за жизни пациентов…

Андрей Канев

19 июня Владимир Путин учредил новые государственные награды для медицинских работников: орден Пирогова и медаль Луки Крымского. Ко Дню медицинского работника награды, учрежденные Президентом, получили 43 специалиста из Хабаровского края. В том числе медработники из 10 городской больницы, которые в условиях пандемии работают в режиме инфекционного госпиталя.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.