Аварийное жилье: и будет вам счастье

Опрос с пристрастием

Гость редакции — Светлана Пискун, заместитель начальника управления жилищного фонда и приватизации жилья администрации города Хабаровска

— Наш с вами разговор сразу после ЧП — обрушилась крыша в аварийном доме по переулку Ивановскому, 12 в Кировском районе Хабаровска. Расскажите подробности.

— Произошло обрушение перекрытий потолка в третьей, четвертой и частично в седьмой квартирах. Жертв, слава богу, нет. Туда выезжали сотрудники Следственного комитета, правоохранительных органов, прокуратуры, администрации Хабаровска.

— Какой это дом?

— Это восьмиквартирный дом, «Хабаровскэнерго» передало его городу в муниципальную собственность в 2002 году. Процент износа уже тогда был такой, что он не должен был эксплуатироваться. В 2018 году его состояние рассматривала межведомственная комиссия. В 2019-м дом был признан аварийным.

— В действующую сегодня программу расселения он не попал?

— Да, в нее включены дома, признанные аварийными до 1 января 2017 года. Более того, по иску жильцов было изменено решение межведомственной комиссии о признании дома аварийным и подлежащим реконструкции. Хотя законодатель не делает разницы между домами, подлежащими реконструкции или подлежащими сносу. Для последствий это одинаково. Но хочу сказать всем: не стоит требовать отмены решений межведомственной комиссии. В случае отмены отодвигаются сроки включения таких домов в программу по расселению. Программа формируется по тем решениям комиссии, которые не отменены в судебном порядке. И в данном случае у нас нет правовых оснований, чтобы переселить жильцов этого дома принудительно.

— Сколько семей там живут?

— В восьми квартирах живут одиннадцать семей. Из них три квартиры в муниципальной собственности, восемь в собственности граждан. Три дня мы убеждали их покинуть эти квартиры — для всех семей был готов маневренный фонд. Только одна семья согласилась переехать, но и она на второй день вернула ключи.

— Почему так?

— 70 процентов живущих в этом доме — арендаторы. Из хозяев этих квартир пять семей имеют в городе другое благоустроенное жилье в собственности. Есть семья, которая является собственником трех квартир. Понятно, что жилье в маневренном фонде им не надо предоставлять.

— Где находится маневренный фонд?

— Есть пока единственное специализированное здание по улице Трехгорной, 61. Это бывшая школа. После реконструкции это хорошее благоустроенное здание.

— Что будет дальше?

— Получив заключения специализированных организаций, межведомственная комиссия на днях примет решение. Каким бы оно ни было, у администрации города будет два варианта. Первый: живущих там пытаться уговорить переехать в маневренный фонд. Второй: не живущим там собственникам предложить денежную компенсацию, о чем они и просят. А дом под снос.

— А арендаторы?

— В первые дни после ЧП мы предложили всем без исключения маневренный фонд. А дальше арендаторы сами решают вопрос с жильем. В любом случае люди без нашего внимания не останутся.

— Нынешняя встреча с вами уже вторая. Первая была в декабре минувшего года («МД ХХ1 век», № 51, 18 декабря 2019 г., «Расселение бараков: и хочется, и колется»). Вы говорили о возможных изменениях в законодательстве по расселению аварийного жилья. Но, видимо, для начала можно подвести и кое-какие итоги?

— На первом этапе программы нам планировалось в 2019-2020 годах расселить восемь домов. Но в январе добавили еще два дома. По плану надо расселить 68 квартир. Мы купили 38 квартир, по 17 заключаются контракты, итого 55. По оставшимся прошли или идут судебные споры. У нас спорных квартир осталось всего шесть.

— Почему так долго?

— Коронавирус мешал. Два месяца заявления в судах не принимали и не рассматривали. Как только вопросы решатся, продолжим покупку квартир. В принципе, город неплохо справился с первым этапом расселения.

— Назовем адреса первого этапа расселения?

— Пожалуйста. Улицы: Авроры, 6; ВОХР, 3; Дончука, 9; Камская, 5; Серова, 5; Хасановская, 19; переулок Гупровский, 2; проезд Стрелочный, 4. И добавленные два дома на проспекте 60-летия Октября, 66 и 83. По программе они планировались на 2021 год, но расселяются нынче.

— Второй этап расселения тоже смещается?

— И очень сильно. И мы к нему уже приступили. На 2020-2021 год идут на расселение 11 домов — те, которые раньше планировались на 2021 и 2022 годы, а один дом даже с 2023 года. Есть дополнительное соглашение между краевым министерством жилищно-коммунального хозяйства и мэрией. По нему мы обязаны в этом году приобрести 90 процентов квартир для выполнения второго этапа.

— Это сколько?

— 85 квартир. По 15 квартирам дела в суде. По 70 проводятся аукционы, из которых 14 уже состоялись и квартиры куплены.

— Проблемы есть?

— Как на первом, так и на втором этапе сложность в том, что расселяемые квартиры не соответствуют по площади приобретаемым квартирам — и новым, и на вторичном рынке. То есть у жильцов квартиры по площади меньше. И такие уже давно не строятся. Особенно сложно с однокомнатными квартирами. Да и с двухкомнатными — нет их площадью в 38 квадратных метров! С такой проблемой столкнулась вся страна. А финансирование идет квадрат в квадрат.

— На предыдущей беседе вы говорили, что ожидаете увеличения стоимости покупки жилья.

— Стоимость покупки жилья для расселения пока не повысилась. Из бюджета города мы уже расходовали 12 миллионов рублей сверх того, что планировалось на первом этапе. Все доплаты приходятся на муниципалитет.

— Мэрия добровольно взяла на себя дополнительные расходы?

— А как иначе? Иначе не выполнишь программу. У нас нет выбора, нет вариантов. Мы не можем отказаться от программы, так как это приличные деньги, которые выделяет городу федеральная и краевая власть.

— То есть корректировки финансирования, о которой мы с вами говорили в прошлый раз, не было?

— Не было. По второму этапу из названных мной семидесяти квартир однокомнатных не куплено ни одной. Все конкурсы признаны не состоявшимися. И нам опять надо думать о решении проблемы со стоимостью, дополнительно расходовать деньги городского бюджета, если получится.

— Почему не делается корректировка финансирования из других источников?

— Возможно, потому, что раньше в программе участвовали 14 муниципалитетов, а с этого года уже 18. Денег больше не стало, приходится имеющиеся делить на всех.

— Весь городской масштаб расселения аварийных домов известен? Помимо этой программы…

— 230 тысяч квадратных метров. На вторичном рынке мы не найдем такую жилплощадь. Поэтому мэрия обратилась к краевой власти с предложением изменить способы приобретения жилья, то есть покупать его не только на вторичном рынке.

— Почему именно к краевой власти?

— Краевое министерство жилищно-коммунального хозяйства является куратором расселения и определяет способы реализации программы. В долевом строительстве мэрия участвовать не может. Поэтому мы разрабатываем вариант заключения муниципального контракта на будущие квартиры. Например, мы объявляем конкурс, и некая организация обещает к концу этого года построить столько-то квартир по соответствующей цене. А мэрия после ввода дома в эксплуатацию их покупает. Мы считаем, что такой способ приобретения нового жилья на первичном рынке может быть использован при реализации второго этапа.

— Сойдетесь ли в цене?

— Сегодня застройщики предлагают нам новое жилье по 80 тысяч рублей за квадратный метр, а мы можем покупать только по 66 тысяч. Но в любом случае надо решать вопрос, договариваться о снижении цены застройщика. Вторичный рынок жилья ограничен.

— А самостоятельное строительство?

— Внесены изменения в закон, по которому регионам разрешается использовать деньги фонда на самостоятельное строительство жилья. Поправки внесены в ноябре прошлого года, их детализацию мы получили в феврале-марте. Краевая власть предложила городу для выполнения других этапов программы начать самостоятельное строительство. То есть всех, кого планировали на 2022-2025 годы, расселить в 2022-м. Речь идет о четырех многоквартирных домах, восьмиэтажных. Мы определили земельный участок на пересечении улиц Аэродромной и Целинной. Там места и на другое строительство хватит — площадка с перспективой развития.

— Место хорошее?

— Хорошее. Мне там нравится. Рядом хорошая инфраструктура — спорткомплекс, парковая зона, рядом строится банно-прачечный комплекс, есть школа и детский сад… Заказчиком застройки будет выступать краевая власть. Какие условия от нас? Нами с минЖКХ достигнута договоренность и подписано соглашение, чтобы мы предоставили в безвозмездное пользование земельный участок и за счет городских средств осуществили техническое присоединение коммуникаций.

— И когда начнется строительство?

— В этом году проект, экспертиза, строительство начнется в 2021 году, окончание в 2022-м.

— Губернатор поставил задачу: всю программу, рассчитанную по 2025 год, выполнить в 2022-м. Значит, получится?

— Это намерение, желание. Будут федеральные деньги приходить с опережением — мы сделаем. Пока такого подтверждения нет. Но краевая власть планирует до конца 2022 года закончить расселение жилья, признанного аварийным до 2017 года, чтобы браться за следующее.

— В списке домов, вошедших в программу по расселению, мы удивились адресу по улице Молодежной, 15. Год ввода дома в эксплуатацию — 2003. И он уже аварийный? Или блатной?

— Нет. Это старый дом, раньше там находилось заводоуправление. В 2001 году он был на пределе, его жильцы обратились в суд с требованием нового жилья. В 2003 году его полностью реконструировали, эта дата и поставлена в техническом паспорте. Все жильцы вернулись. Но состояние ухудшилось. В 2015 году он был признан непригодным для проживания. Сейчас идет его расселение, он попал в список второго этапа.

— Почему расселение хабаровчан идет только в Хабаровске? Может, кто-то захотел бы переехать в другой город края?

— Можно. Есть такое право. Но еще ни один человек не захотел переехать в другой краевой город или поселок. Из других населенных пунктов переехали бы, но цена жилья очень разнится.

— А в другой регион можно? Все бегут в Краснодар…

— Нельзя. Хотя почему нельзя? Получайте квартиру по расселению, продавайте ее и покупайте в Краснодаре. Можно и так.

— Расскажите о судьбе домов на проспекте 60-летия Октября.

— По проспекту ведется плановая работа. Четыре дома уже вошли в программу расселения. Все остальные обследуются межведомственной комиссией для принятия решения. Это будет сделано до конца года.

— Вопрос по домам на улице Дикопольцева, 13 и 15 — в районе городских прудов. Их расселение идет по другой программе?

— Да. Они идут по городской программе расселения аварийного жилищного фонда в рамках развития застроенных территорий. По ней город привлекает инвесторов-застройщиков на условии льготного предоставления земельных участков — без оплаты, чтобы застройщик за свой счет расселил всех жильцов. Это безоговорочно хороший механизм, который опробован в Хабаровске. Это одна из лучших муниципальных практик среди российских городов. Все застройщики в городе обладают лучшими финансовыми возможностями, чем мэрия. И они, и мы покупаем жилье на вторичном рынке. Но если мы покупаем по 66 тысяч рублей квадратный метр, то застройщики по 100. Их никто не ограничивает.

Но этот метод не позволяет делать точечное расселение. Туда, где маленький участок земли, не идут инвесторы-застройщики. Или, к примеру, на проспекте 60-летия Октября — там зона нежилой застройки. Туда нет возможности подвести коммуникации. Там нет тепла, там нет ничего, кроме света. Это зона железной дороги. Эти участки не интересны застройщикам.

— Сейчас возможны и другие варианты, к примеру, отопления.

— Мы не имеем права на инициативу в таком деле. Деньги федеральные, требования федеральные — все коммуникации должны быть централизованными, никаких частных изысков.

— Вернемся к конкретным домам на прудах.

— Эти два дома – безо всяких удобств, признанные аварийными. Застройщик начал работать с жильцами в прошлом году, сразу стал выполнять свои обязательства. Мы приглашали граждан и рассказывали, на что они имеют право. О чем они договорятся с застройщиком — это уже их дело. Там была такая ситуация: официально семья проживала в одной комнате, а фактически занимала четыре. И застройщик предоставил этой семье две двухкомнатные квартиры. Договаривались с каждой семьей. Сейчас есть один член семьи, который не соглашается на переезд в купленную квартиру. А по всем остальным вопрос расселения закрыт полностью.

— Дом на улице Карла Маркса, 51, напротив мэрии…

— Там у застройщика два дома: на Карла Маркса, 51 и Нагишкина, 5а. Центр города — место аппетитное. Застройщик взял его лет семнадцать назад. И не осваивал совершенно. Не договаривался с гражданами. Когда они приходили к нам с жалобами, застройщик что-то делал. И опять исчезал. Представителя застройщика периодически вызывали в мэрию — бесполезно. Потом случился пожар, и мэрия приняла решение расторгнуть договор.

— А как вы расселяете людей, если застройщик бездействует?

— Пока судебные акты исполняются за счет средств администрации города. После расторжения договора застройщик обжаловал наше решение в суде. Но 26 июня прошел суд в пользу администрации города.

— Семнадцать лет застройщик не выполнял свои обязательства… Почему мэрия так долго его терпела?

— В свое время договор заключался на основе законодательства, которое не позволяло его быстро расторгнуть в одностороннем порядке. Любое шевеление застройщика вело к пролонгации договора. Сегодня законодательство изменилось, и нам проще не только контролировать застройщиков, но и разрывать отношения с ними.

— Что будет на освободившихся после расселения земельных участках?

— Там, где расселение идет за счет застройщика, понятно, что будет коммерческая застройка. Там, где расселение идет за счет фонда, никакой коммерческой застройки не будет — только социальные объекты. Это школы, детские сады, библиотеки и т.д. Но с 1 января 2020 года появилось изменение в федеральном законодательстве о том, что регион может принять решение о 25-процентной компенсации от нормативной стоимости застройщику из фонда, если он возьмет аварийные дома из программы и расселит за свой счет. В таком случае он сможет вести коммерческую застройку. Мы сейчас ждем нормативный акт на этот счет, который должен быть принят на региональном уровне.

— А теперь расскажите об изменениях в законодательстве по расселению аварийного жилья.

— Раньше для обеспечения заключения муниципального контракта продавец должен был внести на электронную площадку минимальную сумму в пять процентов от стоимости квартиры. Если человек продает квартиру за 3,5 миллиона рублей, то он должен сделать взнос в 175 тысяч рублей. После заключения договора эти деньги ему вернутся полностью, но до этого каждый ли найдет такие деньги? Не каждый. С 1 июля этого года внесены изменения в федеральный закон о госзакупках, и теперь мы снизили эту ставку до 0,5 процента. Получается взнос в 17,5 тысячи рублей. Разница ощутима?

— Это в интересах человека. А есть изменения вопреки людским интересам?

— Если кто-то с 1 января 2020 года купил или решил купить квартиру в доме, признанном аварийным, подлежащим сносу или реконструкции, то этот человек при расселении дома имеет право получить только денежную компенсацию стоимости квартиры. Так что если кто-то захочет улучшить свои жилищные условия таким путем, то на квартиру рассчитывать, как раньше, не придется.

— Но это же копейки!

— Да. И еще. Если у гражданина есть в аварийном доме два жилья, то он имеет право на получение квартиры по одному адресу, а по второму адресу только денежная компенсация. Это тоже новое правило с 1 января 2020 года.

— А если у человека два жилья: одно в нормальном доме, второе — в аварийном?

— С этого года по закону такой человек может получить только денежную компенсацию за аварийное жилье. Вопрос решен.

— Люди обижаются на нововведения?

— Нет, не обижаются. Злоупотреблений минимум.

— По выкупной цене изменения есть?

— Хабаровск, как и многие другие города, не практикует использование выкупной стоимости. Почему? Получив выкупную стоимость, человек не сможет обеспечить себе жилищные условия. Она будет незначительная, квартиру за нее не купишь. Если по закону положена только компенсация, мы выдаем человеку компенсацию. Если квартира, то квартиру.

— Вы сказали: было бы больше денег — расселяли бы быстрее. Но может дело не только в них, а и в бумаговороте? Чем меньше канцелярщины, тем быстрее идут дела…

— В данном случае не согласна. Бумажная волокита делает прозрачной работу всех — и при покупке квартир, и при расселении. Можно упростить нагрузку по участию в торгах — там вижу реальные помехи. Если покупать квартиры без аукциона, то реальна коррупционная составляющая, нам это надо? Закон о госзакупках (что бы плохого про него ни говорили) делает процедуру более-менее прозрачной, лучшего у нас пока нет.

— У вас уже есть некий опыт по работе с жильцами аварийных домов, по их расселению. Какие возникают мысли?

— В Хабаровске 744 дома в таком состоянии. Знаете, сколько денег надо на их расселение? По тем нормативам, которые сегодня установлены для нас федеральным правительством (66 тысяч рублей за квадратный метр), потребуется почти 16 миллиардов рублей. А весь бюджет города — 14 миллиардов. Всему Хабаровскому краю для расселения аварийного жилья выделено 3,6 миллиарда до 2025 года. Городу Хабаровску — 1,6 миллиарда. Если финансирование будет идти такими темпами, сколько лет потребуется? Об этом мы говорим на всех уровнях власти.

— Вас слышат?

— Нас услышали. Нам дали возможность участвовать в федеральной программе. Хотя бы первые 84 аварийных дома туда вошли. Более того: сейчас Дальнему Востоку уделяется больше внимания, чем раньше, именно по расселению аварийного жилищного фонда. Формируется программа расселения жилья, построенного еще во времена освоения Сибири и Дальнего Востока. Это дома, которым уже по 90, по 70 лет. И мы надеемся, что эта программа нам позволит кардинально изменить ситуацию. Сегодня администрация города работает на опережение. 233 дома (86 тысяч квадратных метров) уже рассмотрены на межведомственной комиссии. То есть мы видим свет и готовимся к грядущему, работаем на опережение.

— Сколько стоит обследование?

— Каждый дом стоит 60 тысяч рублей. Это делается за счет городского бюджета. Все организации дают нам заключения только за плату.

— Что вы хотите сказать людям, живущим в аварийных домах?

— Я бы хотела от них понимания ситуации и терпения. Надо разговаривать и договариваться. Мы открыты. Мы готовы обсуждать любые вопросы. Нам можно звонить по телефонам: 41-98-65, 41-99-75, 41-98-69, 41-94-98, 41-97-53. Мы видим перспективу. Уж если взялись за проблему аварийных домов, мы ее победим.

Раиса Целобанова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.