Волк и позорные трубы

Даже серый разбойник не выдержал мерзкой обстановки

О волке, что на окраине Хабаровска терроризирует жителей,  пару месяцев назад не писал только ленивый. Потом их стало много — якобы видели стаю. В  сухом остатке, после бесед со специалистами, — одинокая волчица, что как может, так и добывает себе пропитание.

На место «происшествия» в лесопарковую зону в районе квартала моряков-амурцев  (между собой местные этот район частной застройки зовут улица Малобуржуинская) дважды выезжали охотинспекторы и единожды представители мэрии. Охотинспекторы «вытропили» зверя, опознав по следам, что это одиночная волчица-двухлетка.

Собака серая

«Или она пришлая из-за речки. Или сбежала с какого-либо ближайшего подворья. К людям подбегала без страха, толстенькая такая, упитанная», — в приватной беседе рассказал глава местного неформального клуба собачников Григорий Н.

Он свою псину выпускает в этом «озверевшем парке», так что видел серого своими глазами. Григорий не одинок – в лесочке все окрестные собачники животин выгуливают. У одной такой любительницы прогулок на свежем воздухе волчара из-под ног  утащила чужую собачку. Она и стаи местных полудиких псов ополовинила. «Пока не будет команды, никакой облавы не будет. И стрелять будем только транквилизаторами. После того как полиция оцепит периметр и перекроет дороги», — анонимно высказался один из инспекторов. Но администрация так и не нашла следов волка. Дескать, вы все попутали — это серая «собака злая» бегает без привязи.

Мой знакомый, что ту землю исходил ножками, дважды видел зверя: «Вот как тебя. Это или волчица молодая, или помесь типа волкособа».

Снарядившись как следует и вооружившись как надо — спортивный арбалет, узконаправленный микрофон и фотокамера с в-о-о-т таким телевиком, в ближайшие выходные рванул на «место происшествия».

— Ты лучше бы противогаз с собой прихватил, — проворчал мой проводник, когда выдвигались на место. Оригинально у них на «серых» ходят — в резине! Рецепт  удачной охоты — почти как в книжке детства «Приключения капитана Врунгеля»: «Сидела птичка на лугу, подкрался к ней корова. Ухватила за ногУ, птичка — будь здорова!». И зря я в душе смеялся над проводником. На местах история оказалась не то что реальней, а гаже, хуже и дурно воняла.

Какая это гадость!

— Слушай, а что там за дымка такая паранормальная, в глубине парка? — это я начал готовить сенсацию заранее. А что, иду я весь такой – в новеньком камуфляже, арбалет с навороченной оптикой, и тут раз…

— Ты подойди ближе и все поймешь. Только дыши реже, — посоветовал автохтон.

Я рванул со всех ног к этому «туману войны» и чуть не задохнулся от ужасного запаха, что ударил по обонянию как молотом по башке. Задержав дыхание, со слезами на глазах, с трудом, не разбирая дороги, как лось ломанулся сквозь кусты. Подальше от такой дикой вони!

— Я же говорил, противогаз и сапоги резиновые нужны. А ты — арбалет, фотик, микрофон, — поиздевался проводник.

Что это такое?

— Да ничего страшного, тут главное — дышать реже. Здесь это обычное явление — каждую зиму канализация изливается поверху. Давай зайдем с подветренной стороны, легче будет дышать, сам все увидишь, — пояснил знаток местных условий.

Из канализационного колодца мощной струей, разливаясь по склону, несся вонючий поток.

— Понимаешь, в этот овраг, что имеет три сходящихся ответвления, идет канализация со всех ближайших домов, в том числе и с последних новостроек. И время от времени колодцы канализационных трасс засоряются. Ветка, что идет из квартала моряков-амурцев, содержится более-менее в порядке. Если бывают засоры-заторы, то стараются оперативно почистить, восстанавливая отвод фановых вод. А вот  этот  колодец — подвод к нему, насколько я понимаю, идет с Тихоокеанской, — забивается каждый год. И в таком состоянии он не один месяц, — поясняет проводник.

В сроки охотно верю. Толщина льда, что под лучами солнца начинает истончаться и вонять, говорит о том, что фановые воды лились долго и много. Разливаясь вширь и вдаль, постепенно замерзая, они образовывали ледниковые поля  и торосы с разными оттенками желтого.

Светлое прошлое

Нынешняя «речка-вонючка» из забитого колодца – это уже ослабленная струя нечистот.

— Посмотри во-о-он туда, оттуда тоже в свое время лилось неслабо, — указывает  мой спутник рукой на темную полоску грунта среди снега.

«Кому это надо? Никому не надо! Кому это нужно? Никому не нужно!». Спасибо за напоминание певице Вике Цыгановой.  Периферия, задворки Краснофлотского района, над чиновниками не каплет, вонь не доходит. Все это безобразие устремляется в Амур по улице Осиповской. Какие такие очистные сооружения, какие там современные технологи очистки?  Я вас умоляю, все напрямую в Амур, попутно отравляя жизнь жителям частного сектора.

 — А когда-то в этом районе били исключительно чистые ключи. И улица называлась Родниковая, — замечает проводник, рассказывая о воде из колодцев, что он пил в свое время. И да, еще в 60-е годы прошлого века, по словам жителей улицы Осиповской, в ручей рыба заходила. Сейчас  этот зловонный поток только в сапогах и костюме химзащиты пересечь можно.

А что же волчица? По словам автохтонов, судя по следам на берегу Амура, ушла на дальние кордоны, не выдержала тяжелой атмосферы и обструкции со стороны общественности,  сбежала к соседям в ЕАО. Зато нашим чиновникам хорошо – одной проблемой меньше. Она рассосалась сама собой, переместившись, судя по всему, «за речку». Ждем, что и иные беды, проблемы и узкие места нашего мегаполиса также получат позитивное разрешение.

К сожалению,  не могу точно описать место, где на задворках Краснофлотского района  из засорившегося канализационного колодца вонючей струей изливаются фановые воды, постепенно отравляя и как бы городской парк, и окрестности  улицы Осиповской. Но для заинтересованных чиновников, используя современные технологии, сообщаю координаты в  системе GPS — широта: N48 гадусов 32 минуты 934 секунды, долгота: Е135 градусов 01 минута 785 секунд.

Эдуард Попов

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.