Находка для путешественника: красивые пейзажи, Новороссия и туманный город

территория

Море… Притягивающее, манящее, бесконечно завораживающее. Смотришь на него — и забываются проблемы, улетучивается беспокойство, мысли уносятся вдаль, оставляя тебя наедине со стихией. Вот волна с грохотом несется на камень, словно хочет раздавить его, но лишь разбивается на сонм прозрачных осколков. Буруны пенятся и шипят, будто злясь от своего бессилия.

Птицы пронзительно кричат, летая над скалами. Они далеко, они свободны, они могут не замечать этого соленого поля под собой. Там, конечно, водится их любимая рыбешка, но зачем уделять ему столь пристальное внимание, как делает тот человек, сидящий на берегу? Глупые людишки…

Вот утес врезается острием прямо в толщу воды. На нем растет несколько дубов. Один из них сильно накренился. Сильный ветер – дерево надломится и упадет прямо вниз. Но, может, оно этого и хочет? Быть ближе к морю. Тянуться, тянуться туда всю жизнь. И все-таки воссоединиться. Но уже после смерти.

Ночью над бушующей поверхностью сияют далекие звезды. Маяки в бесконечной пустоте и холоде, маленькие огоньки света и жизни посреди океана Вселенной. Как в том же океане, что передо мной, что омывает мои ноги, что охватывает все и вся… И нет в тот момент больше никого. Только я и море…

Вспомнить все

Ни разу я не пожалел, что со своими друзьями отправился отдыхать в бухту Врангель, что под Находкой. Хотя отговаривали – там, мол, и вода холодная, и инфраструктура не развита, и увеселений никаких. Советовали ехать в Андреевку. Но мое отношение к данному, кхм, «курорту» весьма скептическое.

Бывал в этом поселке два раза. Десять лет назад там неплохо. Второй раз в Андреевку я заезжал три года назад (проездом, остановились лишь переночевать). В рот мне ноги! Я наблюдал гигантский каменный муравейник, где на пляже отдыхающие сидели друг у друга на головах, а в море невозможно искупаться, не задев конечностями чье-то лицо или задницу.

Окраина берега, где стояли прикольные камни и где моя знакомая умудрилась наступить обеими ногами на морских ежей (уникальный случай, согласитесь), превратилась в обочину дорогу, которая вела так далеко, что терялась в дымке. И все застроено домами, верандами, магазинами. Всюду ходят мужчины, женщины, дети, хабаровчане, приморчане, молдаване, овуляшки, яжмати… Кошмар. Больше я туда ни ногой!

Один приятель звал отдыхать в Зарубино (что находится напротив Андреевки на другом конце залива). Божился, что там поприличней. Кажется, знакомец лукавил (ибо проводил двухнедельную «сиесту» с семьей, и явно ему было скучновато). Думаю, там народу не меньше.

Еще помню историю, как отдыхающий в Андреевке мужик уснул на водном матраце и его унесло в море. Благо, роза ветров и география оказались к нему благосклонны. Проснулся счастливчик уже в Зарубино. Сначала не понял, где находится. Расспросил людей на пляже и… спокойно, не впадая в панику, со сдутым матрацем под мышкой на попутках вернулся обратно в Андреевку. К нашему повествованию это событие не имеет никакого отношения – просто забавное воспоминание.

Как мы в Новороссии очутились

По пути в поселок Врангель (который стоит на берегу одноименной бухты) мы столкнулись с многочисленными дорожными ремонтами и дефицитом топлива. После Уссурийска нас встречали огромные очереди на АЗС и таблички «Бензина нет». Отчего так и почему – никто не мог ответить.

Некоторые деревеньки, которые нам попадались на пути, носили пафосные названия вроде Новая Москва или Новороссия. А один из районов Находки, например, обозначен топонимом Американка. На этом месте располагался одноименный населенный пункт, названный в честь пароходо-корвета «Америка», моряки которого открыли бухту Находка.

Одним из командиров корабля был Николай Чихачев (в честь него назван залив в Ульчском районе Хабаровского края). Судно входило в состав эскадры, которой командовал генерал-губернатор граф Николай Муравьев-Амурский.

Наконец, мы прибыли во Врангель. Нас ждал забронированный заранее дом, который находился в 2,5 километра от поселка. Как рассказал владелец «фазенды» Игорь, эти места для туристов еще малоосвоенные. Только три года назад здесь начали строить базы отдыха. Местные жители, которым принадлежит земля, почувствовав интерес со стороны пилигримов, стали расчищать и благоустраивать участки, чтобы сдавать приезжим. Так, дом, в котором мы жили, был личной дачей Игоря.

Дом, где мы жили

Вложения окупились с лихвой. Наша «асьенда» стояла на сопке, с которой открывался захватывающий дух вид на голубое море со стоящими на рейде кораблями. Пляж находился всего в двух минутах ходьбы. Бунгало располагалось в живописной дубраве, а окружающий лес кишел грибами.

Запретная зона, свободная зона

Все время отдыхать, сидя на одном месте, по мне – не лучшее времяпрепровождение. Поэтому, наняв такси, я отправился на день в Находку. Интересен тот факт, что я ее фактически не покидал. Поселок Врангель, как и популярное место отдыха хабаровчан Ливадия, еще в 2004 году включен в состав города-порта. Они теперь носят статус «отдаленных микрорайонов».

Как выяснилось, ооооочень отдаленных. Находка сама по себе – весьма протяженный населенный пункт, а с этим «собиранием земель» и вовсе, что называется, утопила педаль в земную кору. Резво ехать без пробок более получаса, а потом услышать «нам до центра еще далеко» многого стоит.

Что можно сказать о Находке и что ее связывает с Хабаровским краем? Находка – это порт, порт и еще раз порт. Здесь все заточено под сопутствующие сферы: судоремонт, рыбопереработка, перевалка грузов, транспорт и т.д. Когда-то этот город забрал у нашего Ванино лавры стать «морскими воротами БАМа».

Рабочему же поселку только доверили печальную судьбу быть крупнейшим пунктом на Дальнем Востоке по пересылке заключенных. Произошло это в 1946 году после взрыва парохода «Дальстрой». Судно перевозило заключенных и груз аммонала. Из-за нарушений техники безопасности взрывчатка сдетонировала. Погибло 105 человек, были разрушены береговые строения, а над Находкой пролился двухчасовой мазутный дождь, который загрязнил окружающую среду. Тогда пункт и перенесли в Ванино…

В целом город-порт развивался обычно, без особых драматических событий. В 1990 году там организовали свободную экономическую зону. Смотрите, как на бумаге все было красиво. «Согласно постановлению правительства, свободная экономическая зона создавалась в целях развития экономического сотрудничества с зарубежными странами, привлечения иностранного капитала, увеличения экспортных возможностей Дальневосточного региона, отработки новых форм хозяйствования в условиях перехода к рыночной экономики, с предоставлением льготного налогового и таможенного режимов».

Индустриальные пейзажи Находки

Круто, правда? Государство выделило зоне огромные кредиты. На эти деньги строили инфраструктуру: водоснабжение, теплоснабжение, энергетику, транспорт, связь и т.д. Аэропорт принял единственный за всю историю пассажирский рейс между Хабаровском и Находкой.

Впрочем, воздушные суда должны были связать город-порт не только с Хабаровском, но и с Советской Гаванью и Южно-Сахалинском. Планировались такие проекты, как российско-американский и российско-корейский технопарки, нефтеналивной терминал… У вас сейчас не возникло чувство дежа вю? Где-то мы это уже слышали, верно? В общем, крупные инвесторы в СЭЗ так и не пришли, и в 2006 году ее закрыли.

«Свободной экономической зоны в Находке нет и никогда не было», — сказал еще в 1998 годупредседатель административного комитета СЭЗ Николай Федоров.

Может, не стоило зону зоной называть? Может, поэтому туда не захотел идти инвестор? Название уж больно двусмысленное, особенно для Дальнего Востока, где это слово гораздо чаще, чем в остальной России, ассоциируется с колючей проволокой и вышками.

Вэпс и пыль

Лихие девяностые для Находки ознаменовались появлением в городе Вэпсовской преступной группировки. Ее основали криминальные авторитеты Андрей Вытирайлов (Вэпс) и Юрий Давыдкин. К тому времени в городе вовсю хозяйничала чеченская ОПГ. Ее лидер во время создания свободной экономической зоны вовремя «подсуетился» и взял под контроль порт.

Это вызвало зависть у «вэпсовских», и те решили «подвинуть» конкурентов. Начались бандитские «разборки». Одной из первых жертв кровавой войны стал Юрий Давыдкин. В 1993 году он уехал в Москву, где его тело вскоре обнаружили на одной из улиц. Вытирайлов активно заводил политические связи. Он «закорешился» с руководителем местного отделения партии «Союз правых сил» Виктором Аксининым. При содействии политика члены группировки открывали свои фирмы, получали кредиты в городских банках.

Тем не менее ОПГ Вэпса разгромили достаточно быстро. Уже в 1994 году членов группировки арестовали и приговорили к различным срокам длительностью до 15 лет. Вытирайлов скрылся и только спустя семь лет явился с повинной (!). Он получил всего девять лет лишения свободы. В 2010 году Вэпс освободился и сейчас занимается бизнесом. В 2002 году Аксинин был убит у порога собственной квартиры. Кто стоял за убийством, до сих пор неизвестно.

Но вернемся к нашему повествованию. Чем мне понравилась Находка, так это сугубо индустриальным пейзажем. Ибо мне нравится любоваться не только тем, что создала природа, но и тем, что создал человек. Один из портов города под названием «Восточный» мне запомнился гигантской территорией с обилием кранов, пришвартованных кораблей, складов, контейнеров и снующей туда-сюда техникой. Также там стояли огромные щиты – явно от угольной пыли.

Я спросил у Игоря, беспокоит ли эта проблема находкинцев так, как, например, жителей Ванино. Он ответил, что благодаря розе ветров большую часть пыли уносит в сторону моря, однако бывает, люди жалуются. Эти щиты появились совсем недавно. Тем не менее ситуация с экологией в городе-порте тяжелая.

«Экология северной полосы залива Находка – от бухты Находка целиком до устья реки Партизанской включительно – оценивается как катастрофическая, — гласит Википедия. — Такая же ситуация сложилась в бухтах Новицкого и Врангеля. В заливе Восток кризисная экологическая ситуация присутствует лишь в бухте Гайдамак. В бухтах Козина и Анна экологическая ситуация удовлетворительная. Ухудшение экологической ситуации оказывает влияние на морскую фауну: количество аномалий среди мидий в заливе Находка достигает 90%. Тяжёлыми металлами наиболее загрязнены воды бухты Находка и устье реки Партизанской. Аномальные по содержанию осадки цинка, хрома, кобальта, железа и никеля концентрируются в бухте Находка у причалов «Приморского завода», в северной части залива в месте рейдовой стоянки судов, а также вблизи устья реки Партизанской.

…Бухта Врангеля относится к наиболее загрязнённым акваториям залива Петра Великого. В июне 2010 года в водах бухты была установлена экстремально высокая концентрация ртути, которая превышала предельно допустимую норму в 3-4 раза».

Примерно к середине моей поездки Находку окутал густой туман (что здесь не редкость), и ничего больше я толком не разглядел. Посему и вернулся обратно на дачу.

Дзен

Здесь, в бухте Врангель, пока малочисленно. Даже в самые яркие и солнечные дни я насчитывал на пляже от силы человек 25. Песчаный берег по обеим сторонам упирается в скалы. Я пошел туда, где на вершине стоял маяк. Где светоч, там самые свирепые волны и самые опасные камни.

Осторожно, опираясь рукой на подножие утеса, по колено в воде, я стал продвигаться вперед, к его кромке. Чем ближе я к нему подходил, тем сильнее становился прибой. И вот граница бухты, самый ее конец. Суда стали заметно ближе и не теряются в дымке. Бешеные волны уже не омывают выступающий в море камень – они его хлещут изо всех сил. Меня то и дело окатывает с ног до головы. Прилив столь силен, что я еле удерживаюсь на ногах. Стихия бурлит – я пришел в ее владения, я нарушил ее границы. И она смоет наглеца, посмевшего переступить священный порог. Порог, который она сама же отмерила для человека.

Но я пришел сюда ненадолго. Полюбовавшись открытым морем, я возвращаюсь обратно. Я сажусь на песок и долго-долго смотрю на набегающие волны. Брызги влаги долетают до моего лица и оседают солеными каплями. На душе спокойно и умиротворенно.

Так же бесконечно человек может лицезреть огненную игру – когда трещат дрова, а пламя раскидывает искры. Почему так? Может быть, древний человек, укрытый лишь сырой шкурой недавно убитого им животного, вышел из пещеры и решил идти на край земли. И этот дерзкий кроманьонец шел и шел долгое время, а потом остановился, пораженный. Ибо он увидел море. Что он тогда испытал, когда увидел вместе и ярость, и красоту, и очарование?

Андрей Канев

Фото автора и из открытых источников

Находка мне показалось очень протяженным населенным пунктом. Но сравним. Хабаровск тянется вдоль Амура более чем на пятьдесят километров. Протяженность береговой линии города-порта составляет более тридцати километров. Это притом что в Находке проживает менее 145 тысяч человек. То есть Находка «догоняет» по протяженности Хабаровск, сильно уступая по численности. И немудрено: чтобы попасть из одного конца бухты в другой, нужно ехать по постоянно извивающимся и петляющим дорогам. А таксисты богатеют.

 По легенде, увидев ранее неизвестную бухту, один из моряков пароходо-корвета «Америка» воскликнул: «Вот это находка!». Из записи в штурманском журнале корабля 18 июня 1859 года: «Открытая бухта не означена на карте, а посему ей присваивается название гавань Находка».

По замыслу советских реформаторов, свободная экономическая зона в Находке должна была стать «заповедником нормального рынка в ненормальной стране» и ускорить развитие рыночной экономики на востоке России. Интересная фраза. Судя по всему, организаторы СЭЗ с самого начала не верили в свое детище. Ведь что-то нормальное в ненормальном окружении рано или поздно тоже становится ненормальным. Что и показала практика – экономический эксперимент оказался провальным.

В порту «Восточный» находится крупнейший в России сухой док. Он предназначен для строительства бетонных оснований морских нефтегазодобывающих платформ по проектам «Сахалин-2» и «Сахалин-1». Чтобы оценить масштаб производимых там работ, следует рассказать следующее. Так, при реализации проекта «Сахалин-2» в июне 2005-го было завершено строительство двух бетонных оснований гравитационного типа по методу скользящей опалубки, на возведение которых ушло 57 тысяч кубометров бетона и 27 тысяч тонн арматурной стали, а также 25 тысяч квадратных метров металла для изготовления опалубки. Размеры платформ составили 100 на 100 метров. Было задействовано около 2000 российских и зарубежных специалистов и рабочих. Готовые платформы были отбуксированы на сахалинский шельф. Док был затоплен водой, в последующие годы проведена капитальная реконструкция для многоразового использования.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.